Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Знакомьтесь, китайский шпион. Как профессор Владимир Чумаков Родину предавал
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Знакомьтесь, китайский шпион. Как профессор Владимир Чумаков Родину предавал

10:15 06.09.2013 554

Стартует суд над известным украинским ученым, обвиняемым в госизмене и шпионаже в пользу Китая.

Первое судебное заседание по делу Владимира Чумакова состоялось 5 сентября. Ученый с 30-летним стажем, заслуженный деятель науки и техники Украины, заведующий кафедрой защиты информации Академии ВМС им. П.С. Нахимова, шокирован обвинением, выдвинутым против него.

По его словам, вся вина преподавателя заключается в том, что он писал книги для студентов и, по требованию руководства вуза, в котором работал, искал иностранных инвесторов для финансирования своей лаборатории. Собственно говоря, это делает большинство украинских ученых. Но в СБУ увидели в работе Чумакова криминал. Против него возбудили уголовное дело, предъявлено обвинение. Прокурор требует для известного ученого 15 (!) лет лишения свободы. Меньше требовать не может — статья 111 «Государственная измена» в части, указанной в постановлении следователя, не позволяет.
Интересно, что известные украинские правозащитники, к которым мы обратились за экспертной оценкой, даже не сомневаются, что все это дело шито белыми нитками. Они убеждены: следователям СБУ просто нужно выполнить негласный план по поимке «шпионов» и «предателей». Вот они, мол, и сфабриковали против ученого дело, чтобы звездочек на погонах себе добавить. А Чумакову, если суд не станет на его сторону, из-за чьих-то карьерных амбиций придется отсидеть 15 лет в колонии строгого режима за измену Родине.

Случай, кстати, беспрецедентный за более чем двадцать лет независимости Украины.

Ученый обратился к журналистам «Експреса», утверждая, что его цель очень проста — отстоять свое доброе имя и сохранить свободу. В разговоре ученый похож на человека, очень смущенного всеми этими событиями вокруг себя. Он убеждает: на страну надвигаются суровые реалии 1937 года, когда тебя могут обвинить в шпионаже, даже за чтение иностранных стихов.
Чтобы выяснить все обстоятельства этого дела и сделать их понятней общественности, мы пообщались с ученым.

— Владимир Иванович, что именно Вам инкриминируют?

— Ситуация просто абсурдна! С 2005 года я работал над темой рельсотрона — электродинамического ускорителя массивных тел. И в 2012 году издал пособие «импульсные процессы и системы» для студентов в соавторстве со своим коллегой. Это не новая тема, ей 150 лет! И я даже не могу похвастаться, что сделал какое-то важное открытие. Просто систематизировал много материалов по этой тематике, используя открытые источники, по большей части зарубежные. О масштабных практических опытах и речи не было, потому что не было финансирования. Я работал, в основном, как теоретик. Подчеркиваю, что ни к каким секретным материалам государственного значения по этой тематике я никогда доступа не имел.

— Прошло ли это пособие научную экспертизу?

— Конечно, его рецензировали в Академии наук. Иначе книга не вышла бы в свет — таковы правила. Но сейчас мое пособие массово изымают из библиотек, потому что СБУ нашла в ней четыре абзаца, которые якобы подрывают основы обороноспособности Украины. Представьте: этот материал год провисел в Интернете, а теперь на него почему-то накладывают гриф «Секретно»!
Кстати, обвинительные документы следователь спецслужбы Украины составляет почему-то исключительно на русском языке

— Объясните, где можно использовать рельсотрон?

— Он экономит большое количество топлива при старте космических ракет, позволяет запускать малогабаритные космические аппараты, создать искусственный метеор, построить поезда на магнитных накладках. Теоретически он пригоден и для военной отрасли, в частности, для старта самолетов с палубы корабля.

— Как появился в вашем деле «китайский след»?

— В 2008 году ко мне на кафедру радиоэлектронных устройств Харьковского нацуниверситета пришел мой бывший студент Алексей Рудь и предложил помощь по продвижению наших проектов в сфере зарубежных инвестиций. Я обрадовался, потому что руководство вуза даже не просило, а требовало от нас, ученых, искать дополнительные источники финансирования. У меня с этим не складывалось, я из собственного кармана покупал для лаборатории элементарные транзисторы, батарейки, конденсаторы, каждую гайку и винтик… А тут — такая возможность! Алексей работал с украинско-китайской фирмой «Top Science Ukraine», которую возглавлял Сергей Чичотка. Мы все согласовали с руководством университета и начали сотрудничать.

Инвестор готов был финансировать немало проектов, но попросил предоставить ему какой-нибудь материал, чтобы определить наши возможности. Я взял материалы лекций, которые читал студентам, и те заметки, которые готовил для учебника. А еще — материалы из интернета, по большей части иностранных коллег. На основе этого составил отчет — что же я хочу делать в своей лаборатории. Но меня обвинили в том, что я использовал отчет группы украинских ученых, которые занимались схожей тематикой в конце 90-х. А значит, выдал китайцам государственную тайну.
— Что это за отчет?

— До начала следствия я его в глаза не видел. Я вообще не имел доступа к этому материалу и не знал о его существовании! Кто-то тоже работал над темой рельсотрона, что-то исследовал. И, видимо, для важности на материале поставили гриф «Секретно». Потом эту тематику забросили — в Украине ею давно никто не занимается. И этот документ утратил гриф «Секретно» еще в 2006 году. Я составлял свой ​​отчет в 2009-м. То есть, даже если бы хотел воспользоваться старыми материалами, то это не криминал — они уже не содержали никакой тайны. Но я не мог сделать этого физически, потому что не имел доступа к этимм материалам!

— А что показала экспертиза? Был ли плагиат?

— Когда проводилась первая следственная экспертиза, то эксперты обнаружили совпадение текста старого отчета с моим пособием, еще не видя самого отчета. Представляете такое? Мне не показали, где именно есть совпадение, не продемонстрировали текст. Вторая экспертиза подтвердила совпадение. Это означает, что материалы дела откровенно сфабрикованы. Зато несколько последующих независимых экспертиз доказывают, что в тексте моего отчета и пособия нет ни одного совпадения с текстом отчета других ученых! То есть следствие оперирует откровенной ложью и вводит в заблуждение суд.

Но все равно теперь я — потенциальный предатель. А Алексей Рудь и Сергей Чичотка уже более года сидят в следственном изоляторе! Следователь СБУ открытым текстом предлагал мне свидетельствовать против них. Я не поддался на эту провокации. В постановлении следователя есть такие строки: «Разглашение сведений о технологии создания электродинамического ускорителя нанесет вред обороноспособности страны и приведет (представьте, юрист предполагает события в будущем времени!) к отставанию от других развитых стран». Это — паранойя!

— Как сведения из Вашего учебника и отчета могут навредить Украине?

— Да никак! В моем отчете нет ничего такого, что бы «другие страны мира» не могли найти в открытых источниках — учебниках, статьях, справочниках, интернете.

— Если рельсотрон — перспективное направление в науке, и государство его ревностно охраняет, то проинформировали Вас об этом, когда вы планировали свои исследования? Ставили ли Вы какие-то подписи о допуске к государственной тайне? Брали ли какие-либо письменные обязательства по ее неразглашению?

— Да ничего подобного никогда не было! Эта тема не волновала никого до тех пор, пока я над ней не начал работать. Государство ни копейки не выделило на мои разработки, не делало и заказ на опыты. Почему теперь кого-то вдруг волнует «отставание» и «потеря обороноспособности»? Китайцы были готовы дать деньги на опыты. Но фирма же зарегистрирована в Украине! И мы имели бы от этого большую выгоду, чем Китай. Так нет же, это не устраивает.

Если это перспективное направление государственного значения, то почему тогда в последний раз эксперименты по рельсотрону проводились у нас в Харьковском военном университете еще ​​в 1998 году? Да и то в присутствии начальства и проверяющих, чтобы показать, будто что-то в заведении делается.

В 2004 году установку разобрали и сдали на металлолом, а методички — в макулатуру. И вот теперь, похоронив эксперимент, дельцы из харьковского СБУ вдруг спохватились и решают, что является «перспективным направлением», а что нет.

Их методы работы просто ужасают: постоянные обыски, нарушения при составлении протоколов. В тот день, когда я лежал в реанимации и следователя об этом сообщили, он не постеснялся объявить меня в розыск!

— Как думаете, почему Вы стали объектом преследования?

— Возможно, не все знают, что при каждом ВУЗе Украины есть «куратор» от СБУ, и у нас он тоже был. По иронии судьбы, этот 25 -летний парень приходится мне дальним родственником, он — племянник моей жены. Я знал его еще мальцом, поэтому не раз делился мыслями по поводу проектов. И о украинско-китайском направлении я тоже ему сам рассказал, потому что не видел в этом деле чего-либо уголовного. Но начальство, или он сам, решило иначе. Следователи захотели повысить себе звания и урвать от государства награды за разоблачение «государственных изменников». И этот случай они из рук не упустили.

Комментарий

Евгений Захаров, председатель Правления Украинского Хельсинского союза по правам человека, директор Харьковской правозащитной группы:

— Дело явно шито белыми нитками. Людей нельзя обвинять в криминале, если они законно заключили договор с иностранной фирмой и хотят на этом заработать. А государственной тайной здесь и не пахнет, потому что ученые и коммерсанты пользовались информацией из открытых источников.

Но происходят страшные вещи. Сергей Чичотка обратился к нашей организации сразу после ареста Алексея Рудя. Мы пробовали помочь им, однако не смогли. Владимир Чумаков сначала проходил свидетелем по делу, но теперь хотят «закрыть» и его.
Судебные заседания — закрытые, даже адвокат вынужден делать себе пропуск второй степени важности.

Без сомнения, работники СБУ используют это “дело ученых» для удовлетворения собственных карьерных амбиций. Они демонстрируют бурную деятельность, чтобы оправдать существование своей организации, показать, что не зря едят свой ​​хлеб. Очень грязное дело, как по мне…

Алексей Зинченко, адвокат:

— У меня нет сомнения , что ученого обвинили незаконно и безосновательно. На момент проведения экспертизы не существовало никакой государственной тайны, нет и ее носителей, а следовательно — нет состава преступления.

По материалам: argumentua.com


Реклама