Зачем Сытнику антикоррупционный суд и собственная «прослушка»? (Окончание)

6

sytnykaa Руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий сейчас гневно клеймит директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника за то, что тот разгласил материалы уголовного производства в отношении председателя Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции Натальи Корчак. Но почему-то мы не слышали голоса Назара Ивановича раньше, когда 30 июня 2016 в «Украинской правде» были обнародованы 4 протокола проведения негласных следственных (розыскных) действий в отношении гражданки Гречанюк Марьяны Петровны.

http://www.pravda.com.ua/news/2016/06/30/7113229/
Телефон Марьяны Петровны прослушивался в рамках так называемой «газового дела», а сама она работала менеджером в фирмах «Нафтогаз Трейд» и «Газтранспроект», связанных с народным депутатом Онищенко.
С тем, чтобы сделать телефонные разговоры этой молодой женщины достоянием общественности, Холодницкий, который сейчас призывает Сытника не обнародовать материалы уголовного производства в отношении Корчак, распорядился снять гриф «секретно» с протоколов НСРД для дальнейшей публикации в «Украинской правде».
Правда, фамилия детектива НАБУ, который составил эти протоколы, было тщательно замазано — ибо, как известно, должностные лица НАБУ обязаны защищать права человека только в том случае, если этот человек является сотрудником НАБУ. А персональные данные других людей, включая подробностями их личной жизни, номерами телефонов и т.п. можно распространять безнаказанно.
Однако главная причина, по которой в НАБУ скрыли фамилию детектива, заключается в том, что закон запрещает детективам НАБУ составлять подобные протоколы. В соответствии с ч.4 ст.263 УПК Украины снимать информацию с транспортных телекоммуникационных сетей в Украине разрешается только уполномоченным подразделениям органов Национальной полиции и Службы безопасности Украины. Поэтому НАБУ должно было направить в ДОТМ СБУ соответствующее задание вместе с копией постановления следственного судьи Апелляционного суда. Киева и после выполнения задания получить от правнуков Дзержинского протокол проведения негласной следственной (розыскной) действия. Но если бы Сытник рассекретил бы и опубликовал протокол проведения НСРД, составленный в ДОТМ СБУ, случился бы грандиозный скандал. Поэтому для того, чтобы «слить» через народного депутата Лещенко информацию о телефонных разговорах гражданки Гречанюк в «Украинскую правду», Сытник приказал изготовить протоколы НСРД непосредственно в НАБУ — с грубым нарушением законности. А после того, как эти протоколы были опубликованы, Сытник распорядился их уничтожить.
Поэтому было бы неплохо, чтобы Холодницкий объяснил, как так могло случиться — на сайте «Украинской правды» протоколы проведения НСРД относительно гражданки Гречанюк есть, а в материалах уголовного производства их нет. Сейчас дело уже в суде, материалы давно открыты для ознакомления и поэтому можно утверждать: Сытник прослушивал телефон Гречанюк не с целью раскрытия какого-либо преступления, а исключительно для того, чтобы опубликовать расшифровку ее телефонных разговоров на своем карманном сайте.
В судебном заседании адвокаты обвиняемой Гречанюк неоднократно ставили вопрос о фальсификации материалов уголовного производства и грубое нарушение законности детективами НАБУ, приводя в качестве примера публикацию «Украинской правдой» протоколов НСРД, отсутствуют в деле. Но прокурор САП, который поддерживает обвинение в суде, категорически опровергает не только факт публикации протоколов НСРД, но даже самую их наличие и уверяет, что статья на УП — это мираж и призрак.
А представляете, что бы Сытник совершал, если бы он имел собственные технические возможности снимать информацию с транспортных телекоммуникационных сетей?
Также хотелось бы услышать от ХОЛОДНИЦЬКИЙ правовую оценку случившегося 14 июля 2016, когда Сытник и первый заместитель руководителя САП Грищук провели пресс-конференцию, в ходе которой продемонстрировали журналистам частные телефонные разговоры тогдашнего военного прокурора сил АТО Константина Кулика. Запись этих разговоров Сытник публично передал предпринимателю Шабунин для размещения в сети Интернет.

В данном случае речь идет о рассекречивании уже даже не протокола НСРД, а материального носителя информации, делается не прокурором, а специальной экспертной комиссией.
Возможно, Холодницкий об этом впервые слышит, но рассекречивания материального носителя информации допускается исключительно с одной целью — для использования материалов НСРД качестве доказательств в уголовном производстве. Как указано в п.5.27 межведомственной «Инструкции об организации проведения негласных следственных (розыскных) действий и использования их результатов в уголовном производстве», после рассекречивания материальных носителей информации о проведении негласных следственных (розыскных) действий принимается решение об их снятии с учета в режимно- секретном органе и приобщения к материалам уголовного производства в установленном Уголовным процессуальным кодексом Украины порядке. Но вместо этого Сытник и Грищук понесли записи телефонных разговоров на пресс-конференцию.
В этом Сытнику показалось недостаточным и за год назад на встрече с карманными журналистами он рассказал содержание телефонного разговора близкой знакомой Кулика, Ирины Немец, со своей подружкой. Вот этот пламенное выступление директора НАБУ:

Поэтому было бы неплохо, чтобы Холодницкий объяснил, каким законом представителям власти разрешается информировать журналистов о личной жизни граждан, обнародовать записи телефонных разговоров частных лиц и передавать эти записи предпринимателю Шабунин для дальнейшего распространения.
Кстати, вездесущий народный депутат Антон Геращенко, комментируя распространение Сытником содержания телефонных разговоров Ирины Немец обвинил директора НАБУ в нарушении государственной тайны. Антон Юрьевич ошибается — гриф секретности с материалов прослушивания телефонов родных и знакомых Кулика Специализированной антикоррупционной прокуратурой был снят еще осенью 2016 года. Вот, пожалуйста, один из протоколов проведения НСРД относительно Немец Ирины Витальевны:
holod1
holod2
Вопрос не в том, что в телефонных разговорах этих женщин находилась какая-то государственная тайна — конечно, ее там не было. А в том, что негласные следственные (розыскные) действия по ним Сытник проводил незаконно, получив санкцию следственного судьи Апелляционного суда Киева Глиняного путем служебного подлога, а полученную информацию использовал не для раскрытия какого-либо преступления, в исключительно с целью компрометации бывшего военного прокурора сил АТО Кулика по заказу его или оппонентов, то бизнес-конкурентов по военной разведки.
История с «Куликовской битвой» является общеизвестной, свои истоки она берет с осени 2015 года, когда между собой сцепились тогдашний военный прокурор сила АТО и руководство Главного управления разведки Министерства обороны Украины. Причиной этого стало расследование военной прокуратурой обстоятельств гибели в Луганской области внештатного сотрудника СБУ Андрея ГАЛУЩЕНКО, который руководил сводной мобильной группой по противодействию контрабанде в зоне проведения антитеррористической операции. По версии военной прокуратуры сил АТО к убийству была причастна военная разведка, руководство ГУР МО это, разумеется, отрицал.
Дружеские отношения между НАБУ и ГУР МО — это особая тема (кстати, интересный факт: для обысков адвокатов Онищенко по «газовому делу» Сытник задействовал НЕ спрецпризначенцив НАБУ, а сотрудников Главного управления разведки — и это при том, что военная разведка не обладает полномочиями правоохранительного органа и не может работать внутри страны в условиях правого режима мирного времени). Злые языки даже утверждают, что и Сытник, и бывший начальник ГУР МО, а ныне — заместитель главы Администрации Президента, Контратюк находятся на связи у одного и того же сотрудника посольства США в Киеве. Но как бы там ни было, противостояние Кулика с военными разведчиками привело к тому, что по просьбе ГУР МО Сытник в декабре 2015 года зарегистрировал по Кулика уголовное производство по ст. 368-2 УК Украины ( «незаконное обогащение»).
Удивительного в этом нет ничего — верить в то, что прокуроры такого уровня живут на одну зарплату, могут только наивные люди. Но это преступление не относится к категории тяжких или особо тяжких, а затем относительно Кулика было невозможно проводить негласные следственные (розыскные) действия. В то время как заказчикам дела хотелось не просто скомпрометировать своего врага, а отслеживать его передвижение, контролировать контакты и т.д.
Если бы НАБУ имело собственные технические возможности снимать информацию с транспортных телекоммуникационных сетей, то проблем бы никаких не было. Но НАБУ пока вынуждены пользоваться технической базой СБУ, «борцам с коррупцией» приходится соблюдать видимость законности и получать санкцию следователя судьи, в случае с Куликом было невозможно. Однако Сытник нашел способ помочь соратникам — в НАБУ было зарегистрировано относительно Кулика еще одно, но на этот раз фиктивное, уголовное производство по признакам ч. 3 ст. 368 УК Украины, то есть получение неправомерной выгоды. А это уже тяжкое преступление.
Правда, никто ни о каком вымогательстве взяток военным прокурором сил АТО в НАБУ не сообщал. Поэтому детектив НАБУ внес в Едрей вымышленное сообщение, смысл которого сводился к тому, что ранее Кулик работал в Главном следственном управлении Генеральной прокуратуры Украины, а там, как известно, все взяточники, так Кулик мог получать взятки. Я не шучу — вот для «расследования» этого вымышленного преступления Сытник и получил разрешение следователя судьи Апелляционного суда Киева на прослушивание телефонов Кулика, его матери и его близкой знакомой. Понятно, что производство о вымышленном взяточничество НЕ расследовалось и расследоваться не могло за отсутствием события преступления, точнее, все «расследования» сводилось к записям телефонных разговоров Кулика, его матери и его близкой знакомой.
И здесь возникает еще один вопрос. Каким бы Кулик ни был, пусть даже такому же коррупционером, как и Сытник, он является носителем очень специфических государственных тайн, связанных с обороноспособностью страны и проведением боевых действий на Востоке. Поэтому интересно: а кому еще, кроме военной разведки, посольства США, посольство Великобритании, карманных журналистов и частного предпринимателя Шабунина Сытник мог рассказывать о контактах Кулика, его отношения с женщинами, материальное положение и, вообще, предоставлять информацию компрометирующего характера о военного прокурора сил АТО для возможных вербовочных подходов? ..
Правда, профессиональные «общественные активисты», которые живут с щедрот зарубежных грантодателей, на каждом углу хлопают языком о том, что порядочному человеку нечего скрывать от НАБУ и что, мол, надо предоставить Сытнику возможность снимать информацию с любых телефонов для того, чтобы он эту информацию передавал в посольство США для принятия мер в отношении украинских коррупционеров. Вообще-то, это не вызывает большого возражения — в конце концов, в этой стране нет таких государственных тайн, которые невозможно было купить за 100 долларов. Но есть три нюанса.
Во-первых, с какой стати деятельность американской резидентуры должна оплачиваться за счет украинских налогоплательщиков? Если Соединенные Штаты требуют предоставить Сытнику возможность бесконтрольно снимать информацию с транспортных телекоммуникационных сетей, то пусть они и финансируют НАБУ и САП (а заодно и Назка с госпожой Корчак во главе — украинским налогоплательщикам эти фейковые органы точно не нужны). Тратить ежегодно 1 млрд. Грн. с нищего украинского бюджета на финансирование американской резидентуры — это, согласитесь, слишком.
Во-вторых, украинские коррупционеры интересуют спецслужбы Соединенных Штатов в последнюю очередь. В случае предоставления американской резидентуре, которая работает под крышей НАБУ, технических возможностей самостоятельно снимать информацию с транспортных телекоммуникационных сетей прослушиваться будут не разговоры Порошенко (это технически невозможно), а посольства европейских стран в Киеве. На сегодня этим занимается только СБУ — и то время от времени гремят скандалы (напомню, кстати, феерическую историю о том, как Контора «слушала» с санкции все того же судьи Глиняного посла Федеративной Республики Германии в Украине https://wp.me / p7OLON-f3). Можно только представить дипломатические осложнения в случае если подобной деятельностью в Украине станут массово заниматься американские спецслужбы под прикрытием украинской правоохранительной учреждения.
И, в-третьих. Судя по той информации о незаконной деятельности Сытника, которая просотуеться из-за стен НАБУ, борьба с коррупцией его интересует меньше всего, а незаконную слежку за гражданами он устраивает или на выполнение чьих-то заказов, либо с целью скрыть собственные преступления. В качестве примера могу привести негласные следственные (розыскные) действия, которые НАБУ проводило в отношении известного киевского бизнесмена Давида Сарии — зятя бывшего председателя Верховной Рады Украины Александра Мороза.
Вся вина Давида заключалась в том, что он передал автору этих строк вот эту фотографию Сытника в VIP-ложе стадиона «Олимпийский».
holod3
Эта невинная фотография вызвала приступ бешенства у директора НАБУ, поскольку билеты в этот сектор не продаются и на футбольный матч Сытник попал благодаря своим коррупционным связям с Игорем Суркисом. Как следствие, детективам НАБУ поступило указание получить путем служебного подлога санкцию следственного судьи на прослушивание телефона зятя Мороза, накопать любой компромат на Давида и отправить его в Лукьяновское СИЗО. С тех пор прошло 8 месяцев, компромат на Сарию найти так и не удалось, зато появился еще один повод надеть наручников на Сытника в связи с незаконным проведением НСРД.
Поэтому сейчас если и надо говорить о создании некоего суда, то это должно быть, действительно, суд для Сытника — Антикоррупционный суд, в котором будут судить так называемых «антикоррупционеров». А после этого уже можно будет подумать и о создании антикоррупционной учреждения по исполнению наказаний.

По материалам: ord-ua.com