Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Военная прокуратура имитирует следствие
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Военная прокуратура имитирует следствие

14:31 15.10.2015 607

Matios1 Показушная любовь к Украине заканчивается там, где начинаются большие деньги. Задержанный на взятке тыловик Нацгвардии вышел на свободу и даже не уволен с работы. Как это проворачивают прокуроры. Прокурор Анатолий Матиос и его подчиненные фальсифицируют дела не хуже Рената Кузьмина.
Потому что в его пользу свидетельствовала куча военных, один из которых пойман на новом преступлении на днях…
«Год назад, на Грушевского, украинцы поставили власть перед фактом — страна изменилась. Однако не все чиновники пока это поняли. Сегодня во время получения взятки в 230 000 гривен был задержан начальник тыла Национальной Гвардии Святослав Манжура. Утверждаю, что так будет с каждым, кто стремится к обогащению за счет государства, с каждым, кто сегодня решил зарабатывать на военнослужащих, с каждым, кто позорит честь мундира тридцатью сребрениками.»
ПрезидентУкраины Порошенко Петр Алексеевич, 19 января 2015 года, Facebook
… Прошло девять месяцев.
Манжура приговором Соломенского райсуда от 2 октября был признан виновным в мошенничестве, однако остался на свободе, при звании и должности, суд вернул ему два изъятых пистолета, кучу патронов, тысячу долларов и машину.

На этом месте можно сказать: «это все, что вы должны знать о неотвратимости наказания для коррупционеров в Украине Порошенко-Шокина-Матиоса». Но давайте пошагово разберем этот «казус белли» для систематизации данных. Желающим быстрее подобраться к «жаренному» с новым задержанием гвардейского ворья рекомендуем сразу пролистать статью до слова «Иващук». Но уверены, что постоянным читателям «Наших грошей» придутся вкусу именно процессуальные мелочи на тему «как коррупционеру не сесть в тюрьму».

1. Схватить на взятке могут каждого

Напомним, как все начиналось. 19 января начальника управления тыла Нацгвардии полковника Святослава Манжуру, приведенного в Главное управление Нацгвардии Степаном Полтораком с аналогичной должности в Харьковской академии внутренних войск МВД, СБУшники задержали при получении взятки в 232 тыс гривен от руководителей ООО «Визит» из тендерной группировки «белоцерковские» при содействии в тендере по мясным консервам. Это была половина обусловленного высокими сторонами суммы «отката», или 10% от перечисленных за консервы средств.

Одному из «визитовцев» Руслану Березюку, который непосредственно передал Манжуре деньги, было предъявлено обвинение в предоставлении Манжуре неправомерной выгоды. Тещу Березюка и тогдашнего директора «Визита» Татьяну Глиняную освободили, записав в «случайных невиновных свидетелей».

Отсюда первый урок для непонятливых чиновников. Не надо лично принимать кэш, тем более так нагло — просто под главком Нацгвардии. Экономишь на посредниках и электронных платежных средствах — придется тратиться на залог.

2. Каждый может выйти под залог

Суд выпустил полковника под залог в 240 тыс. гривен уже через день после задержания. Также был наложен арест на авто Манжуры, а сам полковник — отстранен от должности. Временно — на месяц после ареста. Информации о продлении срока отстранения судебный реестр не содержит. Вполне возможно, что военные прокуроры просто «забыли» подать соответствующее ходатайство в суд.

3. Каждый должен найти общий язык с прокурорами

Прокуратура — структура, для которой главным является промежуточные результаты, о которых можно отчитаться. А конечный результат явно второстепенен, если обвиняемый — хороший и сговорчивый человек.

Так, прокуроры не забыли и персонально, и официально похвастаться проведенным задержанием Манжуры (явно преувеличивая роль прокуроров в следственно-оперативных действиях) и отрапортовать о направлении в суд обвинительного акта по ч. 2 ст. 15, ч. 4 ст.368 Уголовного кодекса Украины, то есть за оконченное покушение на получение взятки должностным лицом — которая предусматривает лишение свободы от 3 ​​до 8 лет со служебным ограничением до 3 лет и конфискацией имущества.

Но реальность несколько отличается от победных официальных сообщений. Именно поэтому прокуроры «забыли» отрапортовать о результатах своей деятельности. Потому что в суде обвинение Манжуры рассматривались вовсе не по тяжелой «взяточническо» ч. 4 ст.368 Уголовного кодекса, а по значительно более мягкой «мошеннической» ч. 3 ст. 190 Уголовного кодекса Украины.

Как могло случиться, что «победное» обвинение в особо тяжком взяточничестве где-то на тропах между прокуратурой и судом превратилось в мошенничество?

Об этом можно было бы спросить у суровых и принципиальных военных прокуроров, которые вели дело Манжуры — например, следователя по особо важным делам военной прокуратуры Центрального региона Павла Пилипенко и старшего прокурора отдела процессуального руководства той же прокуратуры Алексея Вдовиченко. Впрочем, так же (и с тем же результатом) эти вопросы можно было бы адресовать их старшим товарищам Анатолию Матиосу и Виктору Шокину.

Уникальной новости в этом, правда, нет. В аналогичной ситуации три года назад был пойман на взятке руководитель продовольственной службы пограничников полковник Вячеслав Макаров, который так же вышел под залог и спустя некоторое время соскочил со «взяточнической» на «мошенническую» статью и вышел на свободу благодаря прокурорам той же прокуратуры, которая «пасла» и Манжуру. (Впоследствии Макаров засветился на тендерах как представитель фирмы «Смилапостач»).

Поэтому вывод таков. Прокурорский следователь совместно с надзорным прокурором могут изменить обвинение и подать в суд «мягкий» вариант, если они уверены, что задержанный чиновник действительно не имел никаких возможностей влиять на решение тендерного комитета и на исполнение договоров. То есть прокуроры должны быть были убеждены, что не взяточник в погонах получает откат за «содействие и непрепятствование», а абсолютно непричастный мошенник (начпрод в случае Макарова, начтыла в случае Манжуры) тупо развел доверчивых лохов-предпринимателей.

Впрочем, в отличие от дела Макарова, в деле Манжуры прокурорам пришлось сделать немного больше.

4. У прокуроров должна быть короткая память

Прокуратура официально хвасталась тем, что «указанное уголовное производство объединены в одно производство с другим уголовным производством по факту принятия начальником управления тыла от представителя еще одного TOB предложения о предоставлении ему неправомерной выгоды за содействие в его победе в конкурсных торгах на поставку продуктов питания (мясных консервов) для нужд Национальной гвардии Украины». По имеющейся у «Наших Грошей» информации, речь шла о взятке от тернопольской фирмы «Славпродукт», имеющей консервный завод в Волочиске. Владельцем фирмы значится Сергей Гаврилюк из Санкт-Петербурга, директором — некий Александр Гаврилюк.

Последний, согласно данных судебного реестра, весной 2014 года был фигурантом уголовного производства по факту получения взятки другим тыловиком — чиновником Администрации Государственной специальной службы транспорта.

«Славпродукт» тогда поставил транспортникам овощные консервы в банках меньшего веса по сравнению с договорным. Но благодаря чиновнику-взяточнику они были приняты, потому что Гаврилюк имел с ним договоренность о взятке в 80 тыс. грн — 20% от суммы контракта.

Однако при передаче очередной партии денег их взяли СБУшники.

Взяточник-транспортник, полковник Андрей Викторович Кисилев, заключил волшебное «соглашение о признании вины» с прокурором и отделался штрафом только в 17 тыс. гривен с невозможностью вернуться в должность в течение двух лет.

Приговор вынесли в августе 2014 года. А уже в октябре Кисилев всплыл в качестве представителя фирмы «Адмет-групп» из тендерной группировки «генерал-енакиевских» в деле о присвоении средств на питание детей-чернобыльцев. И вот что значит опыт. Прокуратура Маневицкого района возбудила уголовное производство в отношении «Адмет-групп», но никакого судебного продолжения эта история не имела. Более того, в ноябре в Маневичском райсовете решили заключить новые договора с фирмой на питание детей.

Также обошло наказание и «славпродуктовца», которому даже вернули изъятые деньги. Более того, «Славпродукт» продолжил интересные опыты с военными тендерщиками. Дело в том, что против «Славпродукт» возбуждено производство о банкротстве и введена процедура распоряжения имуществом должника. А как известно, каждый тендерный комитет всегда требует от участников тендера справку, что он не банкрот. Но «Славпродукт» смог что-то предъявить Министерству обороны, поскольку фирме удалось уже после начала дела о банкротстве заключить с военными соглашение на поставку мясных консервов на 7,3 млн грн.

Итак зафиксируем, прокуроры по делу Манжуры как-то «забыли» взяточнический эпизод с этой интересной компанией.

Также прокуроры «забыли» инкриминировать Манжуре «особо крупный размер» взятки.

Квалифицируя «мошеннические» действия по части 3 статьи 190 УК, то есть как «крупный размер» полученных Манжурой 232 тыс. гривен, прокуроры почему-то «забыли», ранее называли это лишь половиной суммы от взятки общим размером в 570 тыс. гривен, что составляло 10% от суммы контракта. А по Уголовному кодексу, мошенничество от 152 250 до 365 400 гривен оценивается как «крупный размер» и квалифицируется по части 3 статьи 190 (наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет без конфискаций). Тогда как взятка от 365 400 гривен оценивается как «особо крупный размер», что является особо тяжким преступлением и предусматривает лишение свободы на срок от пяти до двенадцати лет с конфискацией имущества.

Поэтому военные прокуроры, несмотря на победные реляции, реально передали в суд обвинительный акт по Манжуре с минимально теоретически возможной в его обстоятельствах статьей. Проверенная «схема Макарова» снова сработала идеально.

Впрочем, такое «гуманное» обвинение следует чем-то или кем-то засвидетельствовать.

5. Нужно вместе с прокурорами выстроить верную линию защиты и подобрать правильных свидетелей.

Каждый должен помнить: сегодня ты свидетель, а завтра — обвиняемый или потерпевший (или наоборот).

Линия защиты и команда свидетелей, которая подтверждала суду «мошенническую» (а не «взяточническую» сущность) Манжуры является показательной схемой.

В суде Манжура «признал вину частично». Хотя на самом деле его показания полностью соответствовали выдвинутому обвинению в «мошенничестве в крупных размерах». Полковник заявил, что именно его управление тыла в ноябре 2014 г. приглашало участников на переговоры по закупкам, которые проводились военной частью 3078. Именно тогда он якобы и познакомился с Русланом Березюком, представителем постоянного поставщика продуктов для Нацгвардии ООО «Визит» (ТОВ «Візит» — укр.). Тогда же, по утверждению Манжуры, Березюк и попросил его посодействовать в победе на тендере.

Но начальник тыла Нацгвардии заявил, что не способствовал, так как не имел на то никаких официальных полномочий, так же как не было официальных путей способствовать или препятствовать выполнению договора.

Как видите, все заявленное Манжурой на 100% подтверждает обвинения прокуроров — чистое мошенничество, никакого взяточничества.

Прекрасно подобранная команда свидетелей в суде подтвердила то же самое.

Свидетелем № 1 (точнее — «потерпеввшим от «мошенника» Манжуры) оказался тот самый Руслан Березюк. Он в суде заявил, что никаких, в том числе материальных, претензий к Манжуре не имеет и очень просил суд не сажать Манжуру в тюрьму.

При этом, сам «потерпевший» Березюк уже получил условный срок от того же суда именно за дачу Манжуре взятки. И теперь бизнесмен-взяточник имеет все основания быть полностью реабилитированным по своему делу — ибо никакой взятки, как оказалось, не было. Возможно, ему даже вернут «специально конфискованные» 232 «взяточно-мошеннические» тысячи гривен.

Свидетелем № 2 оказалась теща Березюка Татьяна Глиняная, которая в очередной раз подтвердила суду, что является слепоглухонемой, полностью оторванной от реального мира. Она сидела в машине вместе с Березюком и Манжурой во время разговора о «благодарности» и передачи «благодарности», однако ни о чем не догадывалась.

Третьим свидетелем, который полностью подтвердил отсутствие у Манжуры «официальных полномочий брать взятки», оказался его непосредственный шеф, Олег Мясников, заместитель командующего НГУ по тылу и логистике, вместе с Манжурой переведенный тогдашним главой НГУ Степаном Полтораком с аналогичных должностей в Харьковской академии ВВ МВД в ГУ Нацгвардии.

Еще двумя свидетелями оказались безымянные подчиненные Манжуры по управлению тыла, которые в один голос также подтвердили полное и категорическое отсутствие «официальных полномочий брать взятки» у своего шефа.

Впрочем, на этом состав свидетелей не иссяк.

Еще одним крайне интересным свидетелем, который подтвердил «взяточную невиновность» Манжуры, оказался командир армейской военной части А 3466, полковник медицинской службы Василий Гурин.

Именно он, по сообщению помощника президента Юрия Бирюкова, был задержан на взятке 8 апреля. По данным Попрокуратуры, Гурина задержали на взятке в 57 тыс. гривен за допуск 57 тыс. банок непригодной тушенки к питанию бойцов Нацгвардии.

10 апреля прокуроры похвастались, что Гурину был назначен залог в размере 97 тыс. гривен и пожаловались, что суд отклонил их ходатайство о его отстранении от должности. Впрочем, в постановлении от 17 апреля прокуроры пытались увеличить размер залога Гурину, но суд отклонил обращение, потому что последний якобы был отстранен от должности командира воинской части А 3466.

По данным же «Наших грошей», полковник Гурин и сейчас является командиром воинской части А3466, занимаясь любимым делом — проверкой качества продуктов для военных. И ждет приговора по своему (а фактически — общего с Манжурой) делом.

Гурин в суде над Манжурой сообщил, что образцы продовольствия для Нацгвардии, отобранные СБУшниками, везут для него в лабораторию, а после получения положительного заключения — продовольствие подлежит поставке. И, конечно, Манжура никак не мог брать за это взятки (что очевидно, потому что это — тема самого Гурина).

Что ж, результаты суда над «свидетелем-обвиняемым» Гуриным, которого прокуроры (пока) обвиняют по «взяточническим» статьям, «Наші Гроші» обязательно обнародуют.

Последним среди ярких свидетелей «не-взяточничества» Манжуры оказался командир военной части 3078, полковник Вадим Иващук. Он также подтвердил, что никакого, ни малейшего влияния на него или его тендерный комитет Манжура не имел.

А 11 октября главный военный прокурор и заместитель генпрокурора Анатолий Матиос обнародовал информацию, что вместе с четырьмя офицерами-тыловиками задержан руководитель Центральной базы обеспечения Нацгвардии (военная часть 3078), которым и является тот самый Вадим Иващук.

За продажу военного имущества тыловиков задержала внутренняя безопасность УМВД в г.Киев.

Поэтому состав судебных свидетелей «взяточнической невиновности» Манжуры вышел прекрасный: потерпевший взяткодатель с тещей-маразматичкой, армейский ветеринар — «коллега» по консервным взяткам, «невиновный» шеф и подчиненные, а также «независимый» преступник — продавец военного товара.

6. Попробуйте реализовать право на гуманность суда

Неудивительно, что под тяжестью таких свидетельств судьи Соломенского районного суда Оксана Криворот, Сергей Агафонов и председательствующая Светлана Горбатовская таки признали Манжуру виновным. В мошенничестве, конечно, а не во взяточничестве.

Особенно строгое и неподкупное лицо при объявлении приговора, вероятно, имел судья Агафонов, который в феврале приговорил нынешнего «потерпевшего» Березюка именно за дачу Манжуре этой же взятки, без всякого там мошенничества. Впрочем, осудил условно.

Поэтому, заслушав свидетелей, суд вынес свой ​​суровый вердикт: Манжуру считать мошенником, дать 5 лет тюрьмы, но гуманно отпустить с Богом на испытательный срок в 3 года. Без всяких там конфискаций и служебных ограничений, вернув неудачнику два ствола — ПМ и Форт, планшеты — телефон — навигаторы, автомобиль и тысячу долларов разными купюрами. Единственный формальный платеж осужденного — это аж 2,5 тысячи гривен за судебные экспертизы.
А вот чего суд не привел в приговоре — так это информации относительно меры пресечения. То есть, выглядит так, что Манжура на время суда не находился ни под залогом, ни под отстранением от должности.

Вот именно так, видимо, и будет с каждым, кто стремится к обогащению за счет государства et cetera по версии Порошенко.

К слову, автор полностью согласен с президентом в том, что на уровень взяточничества больше влияет не суровость, а неотвратимость наказания. Именно так президент на днях аргументировал отклонение петиции об увеличении меры наказания государственных служащих за взяточничество до 20 лет тюрьмы. Но именно неотвратимость наказания и вызывает вопросы. И не только у автора, но и у высокопоставленных партнеров Украины.

Впрочем, позиция заместителя президентской фракции в парламенте Игоря Кононенко также понятна: каждый должен четко понимать, что прокурорские вопросы находятся в исключительной компетенции Президента. Это понимают и прокуроры с Шокиным и Матиосом включительно, и судьи, и вся полковничья рать: «осужденный» Манжура, обвиняемый Гурин и задержанный Иващук. Они уже знают, как будет с каждым.

Понимаем это и мы.

По материалам: argumentua.com


Реклама