Антикоррупционный портал job-sbu.org > Без рубрики > Валютные кредиты вне закона: банкам заемщики уже не должны?
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Валютные кредиты вне закона: банкам заемщики уже не должны?

22:00 10.02.2011 405

Решение Высшего специализированного суда Украины по гражданским и уголовным делам (ВССУГУД), признавшее незаконной выдачу «ОТП Банком» валютного кредита, создало очень опасный прецедент в финансовой системе. Признание на уровне апелляционной инстанции недействительными кредитных договоров в валюте у одного банка создает угрозу массового использования этой судебной практики другими субъектами (адвокатами, заемщиками, поручителями и т.п.).

Банкиры свидетельствуют: после решения ВССУГУД они столкнулись с многократно возросшим шквалом судебных исков от заемщиков, которые пытаются уклониться от возврата своих долгов.

Если суды встанут на сторону недобросовестных заемщиков, может произойти развал государственной денежно-кредитной системы. Серьезность проблемы подтверждается тем, что сегодня в иностранной валюте номинирована почти половина банковских кредитов.


Валютное недоразумение

Попытки должников оспорить законность кредитования в валюте предпринимаются на протяжении уже двух лет. Начало этому процессу положило нашумевшее разбирательство между «ВТБ Банком« и донецким ООО «Централь«, в результате которого местные хозяйственный и апелляционный суды признавали недействительными кредитные договора (а вместе с ними — и договора залога недвижимого имущества) на том основании, что заем был выдан не в гривне, а в иностранной валюте. Суд посчитал, что при заключении валютного договора обе стороны обязаны были получить так называемую индивидуальную валютную лицензию НБУ.

Добиться отмены этого решения в Донецком апелляционном хозяйственном суде банк не смог. И только по решению Высшего хозяйственного суда, с последующим подтверждением его судьями палаты Верховного суда, была доказана правота банка.

Однако решение судебной вертикали в пользу банков не смогло остановить поток аналогичных исков в суды.

Истоки этих проблем можно искать в Нацбанке. Перманентная нелюбовь руководителей НБУ к валюте и сопутствующее нежелание заниматься регулированием коммерческих валютных операций (по широко известному принципу бывшего главы НБУ Владимира Стельмаха — «лучшее регулирование — запрет«) привели к целому ряду нонсенсов в валютном законодательстве.

Действуя по «системе нипеля«, при которой как можно большее количество валюты должно было поступать в страну и как можно меньшее — выходить из нее (при этом, естественно, растет влиятельность выдающих разрешения чиновников), Нацбанк создал целый перечень лицензий, необходимых для проведения валютных операций.

Если объяснять на пальцах, то на валютном рынке подразумевалось существование двух типов лицензий. Генеральная — для банков, разрешающая все виды операций с валютой, и индивидуальная — для небанков, разрешающая единичные операции. Изначально подразумевалось, что индивидуальную лицензию будут получать предприятия и частные лица, которые хотят совершить платежи в валюте на территории Украины (борьба с долларизацией) или вывести валюту за рубеж (контроль за оттоком капитала).

Описание и трактовка этих лицензий содержались и содержатся сразу в нескольких законодательных актах: декрете Кабмина «О валютном регулировании« и Законе «О Национальном банке«, а также целом ряде подзаконных актов (положений, писем и разъяснений НБУ и ГНАУ).

При этом — то ли по недосмотру, то ли по злому умыслу — в законодательство изначально была заложена мина замедленного действия: наличие генеральной лицензии у банков не исключает необходимости получения индивидуальной лицензии у заемщика.

Кроме того, чиновники НБУ никак не могли определиться, нужна или не нужна индивидуальная лицензия банку и клиенту при оформлении валютного займа. В уже далеком 2000 году Нацбанк писал в своих письмах, что наличие у банка генеральной лицензии (письменного разрешения) не предоставляет ему права на осуществление валютных операций, которые согласно ст. 5 декрета КМУ должны проводиться исключительно на основании индивидуальной лицензии НБУ. В 2009 году регулятор в своих письмах указывал, что банки могут кредитовать и без индивидуальной лицензии.

Несогласованность позиций даже внутри одного ведомства создает противоречие, которым не преминули воспользоваться хитроумные юристы.

«Хочу обратить внимание, что до наступления финансового кризиса 2008—2009 гг. суды Украины (в том числе и Верховный суд Украины) взыскивали с должников задолженность в иностранной валюте. Но именно в последние два года заемщики начали оспаривать в судах законность кредитных договоров с банками, ссылаясь на их противоречие декрету КМУ«, — говорит Олег Дмитраш, начальник аналитического сектора юридического департамента банка «Финансы и Кредит«.
Валютные разбирательства

Основным аргументом исков, которые стали массово подавать в суд заемщики, желающие уклониться от возврата своих долгов, начиная с 2009 года стало отсутствие у заемщика индивидуальной лицензии, которая необходима в том числе для осуществления операций по использованию иностранной валюты на территории Украины как средства платежа или в качестве залога.

Условия договоров обязывают заемщиков, не имеющих валютной выручки, уплачивать в иностранной валюте также проценты. При этом по действующим сегодня кредитным договорам и у банка, и у заемщика индивидуальная лицензия отсутствует.

До последнего времени, инициируя иски о признании валютного кредитного договора недействительным, истцы в большинстве случаев не ждали окончательного решения суда в свою пользу. Их вполне устраивало промежуточное, которое в Украине чаще всего покупается. Причем за относительно небольшие деньги.

Дело в том, что Гражданский кодекс Украины содержит норму, согласно которой при признании недействительным основного договора автоматически утрачивают силу и все сопутствующие ему соглашения, в частности, договора залогов.

«Главная цель заемщиков, которые подают в суды иски по валютным кредитам, — получить на руки промежуточное решение, аннулирующее кредитный договор. С этим решением на руках они пытаются снять обременение на свои залоги в соответствующем реестре, чтобы затем перепродать их«, — говорит председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин. Цель таких действий очевидна: лишив банк залога, заемщик может выставлять свои условия погашения кредита — по срокам, ставкам и даже размеру долга.

Впрочем, с момента подачи первых исков по признанию валютных кредитных договоров недействительными банки уже прошли неплохую школу. «Сейчас мне не известен ни один случай, когда бы недобросовестному заемщику удавалось вывести из залога свои активы по такому решению суда, — говорит председатель правления «Райффайзен Банка Аваль« Владимир Лавренчук. — Поэтому возможность признать договор валютного кредита недействительным была способом заработка ушлых юристов, которые разводили на деньги своих клиентов«.

Ситуация может в корне измениться после того, как Высший специализированный суд по гражданским и уголовным делам принял решение в пользу одного из клиентов (а вернее, его поручителя) «ОТП Банка«. Фактически, это первое решение высшей судебной инстанции, ставящее вне закона валютные кредиты. И открывающее дорогу валу исков против банков.

Это решение было принято вопреки подготовленному Верховным судом Украины «Обобщению судебной практики рассмотрения гражданских дел, которые возникают из кредитных отношений (2009— 2010 годов)« (от 07.10.2010 г.).

В документе, который доводится до судов всех инстанций в Украине, прямо сказано, что «отсутствие у банка и заемщика индивидуальных лицензий на валютные операции не является основанием для признания недействительными кредитных договоров, заключенных в валюте«.

Однако практика ВСУ для Высшего специализированного суда теперь не указ. Дело в том, что ВССУГУД, который был создан в рамках судебной реформы якобы для ускорения рассмотрения уголовных и гражданских дел в высшей инстанции, на самом деле создан как противовес Верховному суду, который возглавляет оппозиционный к действующей власти Василий Онопенко.

Банкирам сегодня сложно добиться даже рассмотрения соответствующего дела в Верховном суде, если по нему уже принял решение ВССУГУД. По словам члена парламентского комитета по вопросам правосудия Валерия Писаренко, согласно ст. 38 Закона «О судоустройстве и статусе судей«, ВСУ может пересмотреть решение ВССУГУД, только если разные судьи этого суда примут противоположные решения по одному и тому же вопросу. При этом должна накопиться «критическая масса« таких противоречий и сам ВССУГУД должен разрешить допуск ВСУ к пересмотру дел.

Как пояснил ZN.UA председатель правления «ОТП Банка« Дмитрий Зинков, для этого необходимо, чтобы Высший спецсуд сам проголосовал за передачу дела в Верховный суд. Причем другим составом судей, чем тот, который принял предыдущее решение.

Юридическая казуистика в этом случае делает пересмотр решений ВССУГУД в Верховном суде практически невозможным. Чего, собственно, и добивались реформаторы судебной системы из администрации президента.
«Валютные« судьи и прокуроры

Кстати, несколько слов о сотрудниках офиса главы государства.

По сведениям ZN.UA, пресловутое судебное разбирательство с «ОТП Банком«, закончившееся прецедентным решением Высшего спецсуда, инициировал поручитель по жилищному кредиту (конечно, пеняя на отсутствие у заемщика индивидуальной лицензии, без которой кредитный договор должен быть признан недействительным).

Говорят, что не последнюю роль в проигранном банком судебном процессе сыграл отец поручителя. В прошлом генерал, а ныне — помощник теперь уже бывшего заместителя главы администрации президента Геннадия Васильева, курировавшего до недавних пор в АП вопросы борьбы с коррупцией и взаимодействие с силовыми ведомствами.

Поговаривают, что г-н Васильев уволился по собственному желанию из администрации президента именно благодаря судебным успехам своего помощника в борьбе с банковской системой. Источники ZN.UA утверждают, что решение Высшего спецсуда против «ОТП Банка« наделало столько шуму в банковской среде, что главе НБУ Сергею Арбузову пришлось добиваться личной аудиенции у президента по этому вопросу. После доклада о сложившейся ситуации и возможных ее последствиях для финансовой системы страны президент был неприятно удивлен и даже рассержен…

Поэтому не исключено, что скоропостижная отставка в ближайшем будущем может ожидать и судью, принимавшую соответствующее решение. Как было доложено президенту, эта судья уже участвовала в рассмотрении исков по признанию недействительными валютных кредитных договоров и еще совсем недавно выносила решение в пользу банков (это, кстати, должно послужить основанием для кассации в Верховном суде). В частности, предопределив победу «ВТБ Банка« в судебном разбирательстве с донецким ООО «Централь«, также не желавшем возвращать многомиллионный валютный кредит.

Что или, точнее, кто заставил судью изменить свое решение при рассмотрении спора между частным клиентом и «ОТП Банком«, наверное, мы так никогда и не узнаем. Однако, судя по всему, аргументы были очень весомыми, если судья пошла на перемену мнения по иску, сумма которого ненамного превышала 150 тыс. долл.

Однако остановит ли вероятный кадровый вывод машину по штамповке заказных решений, в которую сегодня превратилась отечественная судебная система?

Скорее всего, нет, потому что, по словам банкиров, за подобные решения недобросовестные заемщики готовы очень неплохо платить. «По слухам, стоимость решения против банка, с последующей гарантией вывода имущества из-под обременения, может стоить до 30% от размера кредита«, — говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

И в случае с Высшим спецсудом игра стоит свеч. «Признание кредитного договора недействительным влечет недействительность всех договоров обеспечения: залогов/ипотек/поручительства… Кроме того, в случае признания кредитного договора недействительным недействительными являются все его положения, в т.ч. необоснованным является начисление процентов, комиссий. В таком случае банк может требовать от заемщика возврата кредита, 3% годовых, инфляционных убытков«, — говорит Сергей Половко, директор по правовым вопросам и по работе с проблемными активами «Альфа Банка«.

Причем однажды принятое решение, особенно высшим судом — как вирус. Оно начинает множиться в судах разных инстанций. Юристы напоминают: первая лавина исков пошла после сентября 2009 года, когда Донецкий апелляционный хозяйственный суд признал недействительными кредитный договор и договора залога по иску гостиницы «Централь« к ОАО «ВТБ Банк«. Вторая — не за горами.

«Решение сразу же попадает в Интернет, а еще хуже — в Государственный реестр судебных решений. Его даже никто не пытается прокомментировать — оно просто переписывается адвокатами в иски. При этом адвокаты, которые не очень заботятся о своей репутации, обещают легкие выигрыши заемщикам банков, а те вместо того, чтобы уплатить причитающиеся проценты банку, несут деньги адвокатам«, — говорит директор департамента правового обеспечения «Эрсте Банка« Александр Ярецкий.

Юрист обращает внимание, что попытки оспорить валютные кредиты продолжаются уже второй год. И пока эти дела в судах рассматриваются именно в отсутствие определенной позиции законодателя и надзорных контролирующих структур судебной системы (ВСУ, Высшей квалификационной комиссии судей, Совета судей и т.д.).

«Именно длительное молчание Верховного суда Украины в течение 2009 и 2010 годов привело к созданию такой практики. А ведь ее можно было одним постановлением пленума Верховного суда прекратить. Но Верховный суд сегодня так политизирован, что ему не до проблем финансовой системы страны«, — говорит А.Ярецкий.

Последствия бездеятельности законодательной, судебной и исполнительной власти в отношении банковской системы могут быть весьма плачевными для всех. Особенно если учесть, что сегодня в валюте номинированы банковские кредиты на 338 млрд.

грн. (около 47% всех банковских кредитных портфелей). «Я думаю, это очевидно: оспаривание валютных кредитов теми, кто не желает их платить, — весьма опасный прецедент. И еще большая опасность заключается в том, что суды становятся на сторону мошенников. Такие действия могут повлечь за собой вторую волну массовых непогашений и, как результат, нестабильность банковской системы, которая опять может привести к оттоку вкладов из банков, проблеме с ликвидностью и общей нестабильности в стране«, — говорит председатель правления «Правэкс-Банка« Сергей Наумов.

Г-н Наумов напоминает, что и профессионалы, и эксперты, и даже политики уже давно говорят о необходимости принятия закона о защите прав кредиторов, который бы мог устранить все существующие коллизии и лазейки. «Да, закон непопулярный, но необходимый. Нужна политическая воля и осознание того, что кредитование построено на принципе возвратности, иначе никто экономику кредитовать не будет или будет под огромные проценты с учетом рисков», — делает вывод банкир.

Наличие политической воли для принятия еще одного непопулярного решения — это и есть главный сегодня вопрос. Слишком обширен перечень необходимых популярных решений.

Александр Дубинский

Зеркало недели


Реклама