Антикоррупционный портал job-sbu.org > Резонанс > В депутаты Межгорского райсовета выдвинут кандидат, осужденный за убийство
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

В депутаты Межгорского райсовета выдвинут кандидат, осужденный за убийство

13:25 12.10.2015 1 121

1В межгорной райсовет баллотируется И.Ситар, которого осудили на 15 лет за убийство Михаила Токаря. Выдвинула его в депутаты партия «Возрождение», которой на Закарпатье управляет нардеп Михаил Ланьо, который в свою очередь был подчиненным Михаила Токаря и унаследовал часть его империи после убийства.

Как указано на сайте ЦИК, Ситар Иван Павлович, 11.07.1972 года рождения, гражданин Украины, образование среднее специальное, беспартийный, временно не работает, место жительства: с. Колочава — является кандидатом в депутаты Межгорского райсовета по 14 округу от партии «Возрождение».

Именно этот человек в феврале 2000 года была приговорена к 15 годам тюрьмы решением коллегии Закарпатского областного суда за убийство Михаила Токаря (известного также по прозвищу «Геша») 28 декабря 1998, напоминает mukachevo.net.

Все это наталкивает на размышления и является дополнительным доводом в пользу версии о заинтересованности в убийстве Михаила Токаря людей, которые сегодня открыто сотрудничают на выборах в Закарпатье — Виктор Медведчук, получил тогда в Закарпатье абсолютную политическую власть, и Михаил Ланьо (Блюк), который унаследовал часть империи «Геше».

В 2000-ном году издание «Сегодня» выпустило статью, где подробно рассказывается об убийстве, в котором участвовал Ситар.

25 декабря 1998 года около половины седьмого вечера только купленный Гешей «пятисотый» Мерседес был изрешечен пулями. Это случилось в нескольких метрах от его особняка на улице Ракоци в Мукачево. С восемью огнестрельными ранениям Михаил Токар скончался по дороге в больницу.

Были невиданные по великолепию похороны, клятвы «авторитетов» со всей Украины найти и страшно покарать «беспредельщиков». Один из киевских «паханов» установил даже вознаграждение в размере 100 тысяч долларов тому, кто укажет на убийц.

Однако всего через месяц не «братки», а оперативники УБОП задержали в Донецке двух подозреваемых. Еще через пять дней в Ужгороде на выходе из кафе «5 х5» попался третий. Увидев оперов, он попытался бежать, поскользнулся, упал. Из кармана его куртки выпал пистолет…

Следствие длилось почти год. В конце ноября 1999 года шесть томов дела были переданы в Закарпатский областной суд. Председательствовал в процессе судья Николай Крегул.

На первом же заседании подсудимые, как водится, отказались от показаний, данных на следствии. И инициатор преступления, некто Игнаткин, он же Женя Донецкий, оставался в розыске.

На скамье подсудимых сидели 30-летний уроженец села Негровец Межигорского района Иван Рапчак, 27-летний ужгородец Иван Ситар (проживавший в белорусских Барановичах), 25-летний Дмитрий Кулинич из Иванцевичей Брестской области и 48-летний Георгий Будаев, уроженец Тореза Донецкой области. Трое первых обвинялись в бандитизме, умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах, совершенном по заказу в организованной группе, и незаконном ношении, хранении, приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов. Четвертому инкриминировались «лишь» бандитизм и незаконное хранение оружия.

ИДТИ «НА ДЕЛО» КИЛЛЕРЫ НЕ ХОТЕЛИ

В начале сентября 1998 года Иван Рапчак, двоюродный брат Ситара, познакомил того в Бресте с Игнаткиным. Женя Донецкий поинтересовался, знает ли закарпатец Гешу из Мукачево. Знает. Игнаткин сказал, что Гешу надо убрать.

Ситар отказался, Женя попросил подумать и подключить Кулинича, с которым закарпатец ранее сидел в ИТК под Минском.

Через неделю Ситар с Кулиничем приехали в Брест. Игнаткин настаивал: надо «исполнить» Токара. Те мялись, и Донецкий предложил «просто съездить» в Мукачево, изучить образ жизни «объекта», его привычки, маршруты…

В начале октября Ситар и Кулинич приезжают в город Геши, снимают квартиру и начинают слежку. Ситар связывается с Игнаткиным и докладывает обстановку. Игнаткин просит съездить в Ужгород и забрать у Жоры (Будаева) «сумку с инструментами». В сумке лежали автомат АКС-74, браунинг и боеприпасы.

Ситар снова перезвонил Игнаткину в Брест. Тот жестко потребовал «замочить» Токара. Однако исполнители не решались. Тем более, что белоруса Кулинича задержали и, как иностранца, выдворили из страны. Передав сумку с оружием все тому же Будаеву, Ситар и Кулинич выехали в Белоруссию.

На третьей встрече в Бресте Женя Донецкий категорически потребовал от Ситара с Кулиничем вернуться в Мукачево и убить Токара. В противном случае за их жизни он не ручался…

Опасаясь за себя и близких, кандидаты в киллеры в первых числах декабря снова появляются в Мукачево и селятся в уже знакомом им доме на Красноармейской. Решили лишь обстрелять Токара и сказать, что «не получилось». Однако Игнаткин предупредил: за ними следят и надо делать, что поручено.

Ту же сумку с оружием, патронами и двумя рациями снова привезли от Будаева в Мукачево. Однако Ситар и Кулинич на убийство опять не решились.

23 декабря в Мукачево вместе с Рапчаком приезжает Игнаткин. За двое суток он разработал подробный план покушения. Провели генеральную репетицию. Ситар и Кулинич направились с рацией к дому Токара, Игнаткин с Рапчаком на «Жигулях» — к памятнику освободителям Закарпатья. Там Донецкий нашел место для устойчивой радиосвязи с исполнителями.

На следующий вечер Ситар и Кулинич вышли на место уже с оружием. Однако операция сорвалась: в момент приезда Токара возле его особняка появилась какая-то женщина. Игнаткин был взбешен. Ночь все четверо провели на снятой квартире, хотя Рапчак, обеспокоенный тем, что их «девятку» то и дело останавливала ГАИ, предлагал Игнаткину уехать в Ужгород.

КАК ЭТО БЫЛО

Утром 25 декабря Женя Донецкий провел последний инструктаж. Все было готово: оружие, рация, маски, перчатки, пути отхода… Затем Рапчак отвез Игнаткина в Ужгород.

Ровно в 17.30 Ситар и Кулинич были возле дома Токара на улице Ракоци. Рация киллеров ожила: «объект» приближался. Ситар взял автомат с рожком от пулемета РК-74, Кулинич — пистолет. Вышли на тротуар напротив особняка жертвы.

Мерседес, за рулем которого сидел Токар, посигналил. Медленно раскрылись металлические ворота… и раздались выстрелы. Киллеры стреляли наверняка, в упор, поливая жертву свинцовым дождем через правую боковую сторону автомобиля. Уже уходя, Ситар остановился и для верности выпустил очередь по переднему стеклу и капоту машины.

Добежав до конца улицы Ракоци, убийцы свернули в переулок. Ситар бросил в снег автомат. На улице Писарева Кулинич выбросил браунинг. Избавились от рации, масок и перчаток. На такси добрались до жилья. Сложили одежду в полиэтиленовые мешки, надели новую и сразу же ушли. Мешки оставили в недостроенном доме на улице Матросова (впоследствии все улики были обнаружены). На такси уехали в Сваляву и по железной дороге — в Брест.

Игнаткин ночевал в Ужгороде. На следующий день Будаев отвез его и Рапчака на своей «Ниве» во Львов. 29 декабря Игнаткин, Ситар, Кулинич и Рапчак снова встретились в Бресте. Главарь приказал подручным ехать в Донецк, где их должны были устроить на работу. Там 24 января Рапчака и Кулинича задержали.

ЗА ЧТО УБРАЛИ ГЕШУ?

Мотивы исполнителей предварительному следствию были понятны: страх перед Женей Донецким. Но в чем был интерес Игнаткина? Вряд ли он решил убрать Токара» из-за неприязни». В среде матерых уголовников подобное недопустимо.

Возможно, Токар стал кому-то поперек дороги. Для криминалитета Закарпатье, граничащее с четырьмя странами — золотое дно! Где, как не здесь, «прорубать окно в Европу»? Но Токар не пускал чужих в свою вотчину.

Возможно, освоить Закарпатье пытались крымские мафиози. После того, как в 1997 году крымскую милицию возглавил Геннадий Москаль, она повела жесткую борьбу с организованной преступностью. За неполный год Крым спешно покинули более 2,5 тысячи членов бандитских формирований. Некоторые обратили взор на Закарпатье. Рапчак на допросе показал, что оружие «под Гешу» передали Игнаткину еще в начале 1998 года именно «крымские ребята», а в начале осени того же года Женя Донецкий встречался в Бресте с «авторитетом» по кличке Юра Крымский. Приезжего особенно интересовало, кто в Закарпатье «смотрящий». Игнаткин назвал Гешу и добавил, что с ним «все будет в порядке».

Это — лишь мнение автора. Но кто именно мешал силам, планировавшим криминальную «экспансию» в наш край, известно очень хорошо. И какую роль играл в Западном регионе Геша, видно из того, что после его убийства дотоле мощную и неприступную для правоохранителей мукачевскую группировку удалось разгромить за считанные месяцы. Ее попросту не существует.

СУПЕРКИЛЛЕРА «ХОТЯТ» НЕ ТОЛЬКО В УКРАИНЕ

Судебное заседание шло к концу, когда в Праге закарпатские «убоповцы» с чешскими коллегами арестовали Игнаткина. Это породило новые проблемы для судьи Крегула.

Когда Игнаткина доставят в Украину? Дело было не только в сроке. На этого суперкиллера «претендовали» венгры, подозревавшие его в организации нашумевшего убийства в Будапеште. В польской столице Донецкий хладнокровно расстрелял из автомата сразу трех белорусских «авторитетов»…

Суд в Ужгороде мог быть отсрочен на неопределенное время. Но дожили бы до встречи с хозяином (даже в условиях строжайшей изоляции) его подручные?

Судебная коллегия, как мне кажется, приняла единственно правильное решение: слушание дела продолжать.

Подсудимые в бандитизме не признавались, достаточных доказательств не было, и по «бандитской» 69-й статье Ситара, Кулинича, Рапчака и Будаева судебная коллегия оправдала. Но за умышленное убийство, совершенное по заказу в организованной группе, Рапчак, Ситар и Кулинич получили по 15 лет заключения в колонии усиленного режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме. За незаконное приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов Георгию Будаеву дали четыре года.

Смертную казнь тогда уже отменили, а пожизненного заключения еще не ввели. Похоже, подсудимым повезло. Тем не менее, все четверо подали на кассацию.


Реклама