Антикоррупционный портал job-sbu.org > Экономика > Украинская ГТС рискует стать металлоломом уже в ближайшие годы
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Украинская ГТС рискует стать металлоломом уже в ближайшие годы

16:20 08.03.2018 1 386

В конце 2016 года, когда писал прогноз Украинского Института Будущего на 2017, затронул газовую тему, говорил о надвигающихся проблемах для украинской ГТС. Признаю, ошибся в прогнозе на 2 месяца — первый явный сигнал пришёл после решения Стогкольмского арбитража. РАО «Газпром» подготовил апелляцию и начал процесс разрыва контрактов на поставку и транспортировку газа с Украиной. Наша страна, на фоне проблем с выполнением договора русскими, нашла альтернативные источники покупки газа. Это несомненный «плюс». А вот судьба ГТС, увы, покрыта мраком: объёмы транзита (а с ним и доходы) падают год от года. В недалёкой перспективе украинская «труба» может оказаться пустой. И речь тут не только в «Северном Потоке-2», не только в позиции России — есть проблема, которая не умещается в плоский мир «зрада-перемога», «друзья-враги». Опасность исходит и от другой страны.

Южные соседи, друзья, союзники в борьбе за Крым.

Мы привыкли говорить, что Турция чуть ли не союзник Украины, турки поддерживают крымских татар. Неоспоримый факт. Но турки имеют и свой собственный интерес, точнее, национальные интересы. Среди которых есть простой пункт «превращение страны в газовый хаб Европы». Перефразирую чтобы было понятно — «умножение на 0 украинской ГТС».

Дабы не писать много текста, приведу несколько фактов:

  • По состоянию на 2000 год позиции Турции были слабы — своя добыча газа мизерна, внешними поставщиками являлись Иран (с которым постоянные конфликты, а труба идёт через курдские территории) и РФ по балканскому газопроводу (выходящему из украинской ГТС). Туркам не нравилась такая ситуация и они начали работать.
  • Турция запустила 2 LNG терминала (при этом блокируя появления подобных объектов у других стран черноморского бассейна).
  • Были построены ряд новых трубопроводов, турки (с в том числе) добились краха российского проекта «Южный поток» и предложили альтернативу — «Турецкий поток». Разница — в точке входа — Турция вместо Болгарии.
  • По данным исследователей из Гарвардского университета, на 2016 год Турки имели законтрактованными объёмы поставок газа в размере 67,5 млрд кубометров. При этом, в отличие от Украины, Турция по контрактам имеет 6 продавцов (Алжир, Нигерия, Иран, РФ, Азербайджан, Туркменистан (договор есть, прокачки нет)), не выбирая весь законтрактованный объём. Много продавцов — есть возможность торговаться за цены (в том числе и на прокачку газа).
  • В планах турецкого правительства доведение числа поставщиков газа до 8-10. Как минимум Туркменистан подготовил проектную документацию и возможно начнёт работу по транс-каспийскому трубопроводу с позднейшей врезкой в трубопровод Баку-Эрзурум. Меморандум о взаимопонимании был подписан в 2014 году. К туркменскому проекту готов подключиться Казахстан.
  • Турки, воюя с сирийскими курдами, прорабатывают вопросы о строительстве газопровода (и даже начинают работу) с их иракскими соплеменниками.
  • Кроме «точек входа» турки думают и о точках выхода. Реконструирован трубопровод в Грецию. Строится газопровод в Италию.

Российский «Турецкий поток» будет запущен уже в 2019 году (возможно и в 2018-м — РФ авральными темпами ведёт стройку). В этом же году должна быть закончена работа над второй веткой «азербайджанского» газопровода. Таким образом, в сумме к законтрактованным 67 млрд кубов (из которых турки выбирают около 50), Анкара получает гарантированные поставки ещё как минимум 25-30 млрд. Зачем такие объёмы? Цель сформулирована на сайте министерства энергетики и природных ресурсов Турции. Она же, касательно

«Турецкого потока» чётко описана, например, в тематическом исследовании Оксфордского университета:

  • обеспечить безопасные поставки газа в обход Украины
  • заменить Украину в роли поставщика газа в страны Балканского региона.

То есть уже в 2019 году Украина с большой долей вероятности теряет значительные объёмы газа, которые прокачивались через нашу ГТС для Балкан. Если будет достроен «Северный Поток-2», украинскую газотранспортную систему можно смело, говоря крылатой фразой национальной политики, «умножать на ноль».

Мне возразят, что, мол несомненным преимуществом украинской ГТС есть подземные газохранилища. Соглашусь, но добавлю слово «пока». Турки строят сразу 3 (первые очереди, кстати, запущены в 2016 году). К 2023 они выходят на объёмы хранения в 10 млрд кубов с возможностью ежедневной подачи в систему 105 млн кубометров в день. Этот показатель сравним с украинским — наши хранилища, имея большую ёмкость способны выдавать в сутки порядка 120 млн кубометров.

Иллюстрация — планы развития турецкой ГТС (источник — сайт Минэнерго Турции)

Если к 2023 году (именно такой дедлайн своего плана предусмотрело турецкое Минэнерго), турки смогут реализовать планы, то даже без «Северного потока -2», Украинская ГТС окажется мало востребованной. Поставки в Центральную Европу обеспечит «Северный поток-1», Норвегия и США, которые выходят на европейский рынок. К традиционным поставщикам в южной и юго-восточной части континента добавляется Турция как мощный газовый хаб, имеющий входы из 6-8 источников, что автоматически обеспечивает независимость от политических рисков в отношении с одним государством и устойчивость поставок.

Турецкий полумесяц или уроки политики

Это экономика, но есть ещё и политическая составляющая. Турецкая республика, превратившись в поставщика энергоносителей, существенно увеличивает своё влияние в Черноморском бассейне, на Балканах и на Кавказе:

Болгария не упустит возможность стать «краником» для Балкан, что одновременно делает её зависимой от Турции.

Азербайджан, не имеющий возможности самостоятельно экспортировать газ, но имея колоссальные запасы ещё глубже входит в зону турецкого влияния, затягивая туда так же Грузию.

В случае реализации транскаспийских проектов Анкара получает доступ в «закрытый» Туркменистан и в Казахстан.

Иран и РФ, теоретически способны пытаться диктовать свою повестку, но в том случае, когда они играют «по украинской схеме — одна труба, один поставщик». Турки создают другую ситуацию: много точек входа в один котёл из которого газ поставляется в Европу.

Турция намерена поставлять газ не только на Балканы (усиливая своё влияние в регионе), но и дальше в Италию и, возможно, в Швейцарию и Францию.

Всё это вместе создаёт своеобразный полумесяц влияния Анкары в черноморском бассейне: Румыния и Болгария с одной стороны, Грузия и Азербайджан с другой. Но полумесяц — не круг. И тут мы вспоминаем про Крым и крымских татар. Влияние на коренной народ полуострова даёт Турции возможность контроля и северной части Чёрного моря, независимо от того, чей флаг сегодня развивается в Крыму. Лучше, конечно, украинский с крымскотарской автономией. Но и в формате «крымнаша», Анкара получает своё. А вот если в рамках возврата Крыма возникнет идея «внешней администрации» или «совместного управления» — это уже будет джек-пот для турецких властей. Естественно, что усиливающееся турецкое влияние будет распространяться и на Украину, вопрос лишь в масштабах и в способности нашей страны к тому времени диктовать собственную повестку.

Теперь хочу обратить внимание на особенности турецкой политики. Украина, имея поддержку со всех сторон, кроме востока, умудрилась войти в дипломатическую пикировку с большинством соседей — пока «держится» только Словакия. Несомненно, что есть желание проводить собственную политику, защищать свой взгляд на историю. Это патриотизм. Патриотизмом называли и отказ от идей продажи украинской ГТС — это, мол, национальное достояние и даже страны ЕС не должны иметь контрольного пакета над «трубой».

А теперь давайте сравним это с турецким подходом. В начале своей работы в энергетической сфере Турция имела значительно худшие условия:

Постоянный конфликт с Грецией (в том числе из-за Кипра);
Конфликт с Ираном, который стремится усилить влияние в исламском мире;
Конфликт с Ираком как времён С. Хусейна, так и с теперешними властями и полевыми командирами
конфликт на национальной почве с курдами на своей территории, а так же в Сирии, Ираке и Иране. Проблема в том, что через «курдские земли» идут трубопроводы и строятся новые
Исторический конфликт с Болгарией и Грузией (напомню, что Батуми турки считают своим городом)
Но Турция, имея значительно более мощные стартовые условия в «защите исторической памяти и национальных интересов» и имея «правых» во власти, не шла на конфликты с ключевыми игроками, договаривалась даже с курдскими полевыми командирами (если тех невозможно было усмирить силой). Зачем? Дело в восточной мудрости и умении ждать. Если у турков получится реализовать идею нефтегазового хаба (а там есть ещё и нефтепроводы), она усиливает влияние в целом регионе. И вот тогда Анкара смело будет диктовать свою повестку, своё видение мира. То есть Турция получит то желаемое, пусть чуть позже, но гарантированно, и избежав конфликтов, которые могут опрокинуть позиции собственного государства.

После этого задаёшься вопросом «кто патриот своей страны?» — тот кто, не обращая внимание на баланс сил требует всего и теперь, либо тот, кто умеет ждать, «прятать гордость» ради усиления собственных позиций и, уже потом, требует с позиции сильного, того, кому нельзя отказать.

Второй вопрос заключается в том, что делали украинские политики по крайней мере последние 10-15 лет. Молились на ГТС как на священную корову? Или, почему, говоря о турецких друзьях в 2014 не удосужились почитать хотя бы планы турецкого правительства? Или исследования специалистов из Гарварда, Оксфорда, Atlantic council? Вера в собственные силы и собственный гений, несомненно, хорошо, но, когда такая вера не основана на анализе действий окружающих, оказываешься у разбитого корыта или пустой трубы.

Что делать?

Украина, увы не в силах воспрепятствовать реализации турецких планов по строительству газопроводов. Но вопрос усиления Турции упирается в то, как видят в США баланс сил в регионе. Вашингтон не настроен иметь ещё одну «региональную супердержаву», а вот систему где несколько государств выступают в качестве противовеса друг для друга, может воспринять как желаемую.

В таком формате есть место Украине, которая имеет шансы стать противовесом как для РФ, так, отчасти, и для Турции. Вопрос лишь в том, хочет ли сама Украина выполнять такую функцию или продолжит говорить о «европейском выборе» и «дайте денег на реформы». Для этого необходимо малое — учиться у турков как не плодить конфликты на пустом месте, усиливать страну чтобы потом диктовать свои условия с позиции сильного игрока, а не просителя.

Что касается ГТС, то надеяться на её «светлое будущее», имея лишь одну точку входа — Россию бесполезно. В таком случае труба «вылетит в трубу». С другой стороны, Украина имеет достаточные запасы газа для обеспечения собственных потребностей — вопрос лишь в устранении, в том числе административных барьеров, для развития добычи. Азербайджан имеет излишки газа и газопровод до берега чёрного моря. Это тоже возможность, которую стоит хотя бы просчитать в перспективе 15-20 лет. При грамотном подходе страна может сохранить за собой функцию транзитёра и даже попытаться стать ещё одним газовым хабом. Но для этого необходимо, чтобы общество и политики перестали смотреть на ГТС как на «дар Господа Бога», который будет вечно. Если есть интересы других государств, можно найти возможности.


  • Рима: К сожалению наши амбиции часто идут во вред нашему благополучию...