Украина продолжает быть зависима от внешней торговли

39

14-3bПричем это проявляется не только в обеспечении потребностей в большей части энергоресурсов, техники и даже потребительских товаров преимущественно за счет их ввоза из других стран. Но и в экспорте товаров большинстве отраслей украинского производства за границу. Большая часть украинской промышленной и сельскохозяйственной продукции зависима от внешнего сбыта на 30-70%, а в некоторых случаях и на 80-90%.
Не только металлурги и машиностроители или производители зерна и масла, но и мебельщики, деревообработчики, предприятия легкой или обувной промышленности половину, а то и больше своих продаж осуществляют за границу. Даже для тех, кто занимается добычей камня, песка и глины или производством строительных материалов, доля экспорта превышает 33%. Треть украинских кондитерских изделий, почти 40% бумажно-картонной или резиновой продукции направляются на рынки других стран. Почти 90% производимых у нас комплектующих для автотранспортных средств также идет на экспорт.

Причем в последнее время круг экспортоориентированных секторов экономики постоянно расширяется в результате прихода на украинский рынок транснациональных корпораций или перенаправления украинскими предприятиями на внешний рынок все большей доли производства.

Чтобы лучше понять, куда движется украинская экономика и какие вызовы могут появиться на фоне такой высокой зависимости нашей экономики от экспорта товаров в другие страны, следует проанализировать его динамику и тенденции.

Если присмотреться к изменениям товарной структуры украинского экспорта за последние, скажем, два года, можно четко увидеть признаки живучести украинского бизнеса. Постоянные поиски им способов «пробиться сквозь асфальт» и занять те ниши, которые ему по силам занять в условиях отсутствия государственной политики стимулирования экономического роста и продвижения украинской продукции на внешних рынках. Более того, прослеживается хоть и очень медленная, излишне эволюционная, однако все же тенденция к уменьшению доли, а иногда и общих объемов экспорта сырьевых товаров и одновременно — рост объемов продукции с хотя бы незначительно большей добавленной стоимостью.

Например, если сравнить новейшие данные таможенной статистики о вывозе из Украины товаров за январь — апрель 2018 года с показателями за тот же период 2016-го, то оказывается, что поставки за рубеж масла или зерна за два года увеличились только соответственно 25% и 15%, а экспорт мяса и живых животных вырос почти вдвое. На 78% увеличился экспорт готовых продуктов из мяса и рыбы, который теперь измеряется десятками миллионов гривен в месяц.
kramar
Не очень уступает по темпам роста экспорта и другая продукция животноводства, например — молокопродукты, яйца, мед. В частности, стремительно в последние годы рос экспорт сливочного масла. Почти удвоилась и продажа за границу напитков. Более чем вдвое вырос экспорт овощей (+108% за соответствующий период), более чем 75% — круп и муки.
Более чем на треть за прошедшие два года вырос экспорт украинских мыла и моющих средств, обуві, более чем на 40% — изделий из стекла и керамики, на 80% — мебели, на 60% — игрушек и спортивного инвентаря. На внешние рынки выходят абсолютно неожиданные производства, например ковроткачество: экспорт из Украины ковров вырос почти втрое и за первые четыре месяца 2018 года превысил 100 млн грн. Почти в полтора раза увеличилась продажа за границу и электротехнической продукции, удвоился вывоз продукции судостроения. Украинские поставщики адаптируются к новой реальности, ищут себе место на новых рынках.

Новая карта экспорта

Существенные изменения произошли и с географией украинского экспорта. Если раньше основной вопрос лежал в плоскости выбора между ЕС и Россией и созданным ею Таможенным союзом, то за последние годы ситуация изменилась коренным образом. На фоне первенства рынка ЕС как условной целостности для сбыта наших товаров (поставки туда лишь недавно превзошли показатели 2013 года, даже если их тогдашний объем считать вместе с временно оккупированными территориями) все более выразительнее географическая диверсификация украинского экспорта.

Сегодня на рынок ни одной отдельно взятой страны не поставляется даже 8% экспортируемых из Украины товаров. Рынок России постоянно теряет свое значение для наших производителей, медленно приближаясь по своему весу к семи другим участникам группы стран, которые совокупно потребляют более половины украинского экспорта. Более того, как свидетельствуют оперативные данные таможенной статистики за январь — апрель 2018 года, наши продажи в Польшу почти сравнялись с поставками отечественных товаров в Россию — соответственно $1,1 и 1,2 млрд (или 7% и 7,7% общего объема). С небольшим отрывом от них идет и третий по объему рынок для украинских товаров — Турция ($0,94 млрд или 6,1% совокупного объема). Остальные пять крупнейших партнеров — Италия, Индия, Египет, Китай и Германия, в каждую из этих стран направляется соответственно от 6% до 4% общего экспорта украинских товаров.

В то же время наш экспорт в Польшу и Турцию достаточно диверсифицирован по сравнению с поставкой в большинство отдаленных рынков, куда поступают преимущественно зерно, масло, металл и руда. В поставках в Польшу или Турцию значительна доля и других товаров.

Кроме электропроводки, которой из Украины в Польшу ежемесячно поставляется на 600-700 млн грн, Польша сегодня является основным рынком сбыта для украинской мебельной промышленности (например, 55% экспорта мебели для сидения за январь — апрель 2018 года), причем ежемесячная выручка достигает 0, 5 млрд грн. Туда же активно сбывается и продукция деревообработки (62% ДСП на 130 млн грн ежемесячно, 32% столярных и плотницких строительных деталей на более 100 млн грн ежемесячно) и трубы (50% объема на сумму более 100 млн грн). На десятки миллионов гривен ежемесячно по каждой позиции поставляется в Польшу консервированных овощей и плодов, соков, кондитерских изделий, кондиционеров, стиральных машин, сантехнических изделий, керамической плитки, одежды, обуви, кожаной продукции, бумажно-картонной продукции, мыла, косметических препаратов.

На турецкий рынок большинство украинских товаров выходит довольно динамично. В частности, если до недавнего времени туда сбывали в основном металлургические полуфабрикаты и сельскохозяйственное сырье, чем занимались преимущественно отечественные олигархи и транснациональные трейдеры, то в последнее время стремительно набирают темп и объемы поставки других украинских товаров, в том числе с высшей долей добавленной стоимости.

Уже сегодня в Турцию поставляется более 40% всего экспорта из Украины минеральных удобрений, около 20% — сливочного масла, сахара, 14% — продукции судостроения, 16% — комплектующих для двигателей. Страна является одним из основных рынков сбыта деревообрабатывающей промышленности. По каждой из указанных позиций экспорт товаров в Турцию обеспечивает украинским поставщикам десятки и даже сотни миллионов гривен ежемесячно.

Недавно стало известно, что Украина по итогам работы технической миссии главного директората защиты и контроля Министерства сельского хозяйства Турции получила право экспортировать говядину на турецкий рынок. Это может добавить еще одну мощную статью поставок на рынок страны продукции, произведенной украинским малым и средним бизнесом.

Стремительный рост веса польского и турецкого рынков сбыта, которые уже почти сравнялись для украинских производителей с российским и вполне могут вскоре его превзойти, с одной стороны — закономерность, а с другой — может иметь существенные риски на долгосрочную перспективу.

Поставки на эти два емких соседних рынка являются самыми простыми для украинского малого и среднего бизнеса, особенно если сравнивать с удаленными рынками в Азии, Африке или тем более Америке. Недаром же эти страны в начале 1990-х стали основными партнерами так называемой челночной торговли. И польские, и турецкие компании давно имеют интерес к различным формам работы и кооперации с украинскими партнерами.

Опасные ориентиры
Вместе с тем дальнейшее чрезмерное фокусирование украинского бизнеса, особенно малого и среднего, на торговле с Польшей и Турцией со временем может породить опасную зависимость, подобную зависимости от России, последствия которой мы уже длительное время преодолеваем. Ведь гегемонистские настроения, которые обретают все большие масштабы в обеих этих странах, могут толкать их руководство к использованию потенциально большой зависимости украинских предпринимателей с целью давления на Украину как в экономических, так и в политических вопросах. Тем более, что в обоих случаях (и с Польшей, и с Турцией) мы имеем и другие потенциальные зависимости.

Например, Польша не только стремительно догоняет Россию по объему выручки наших экспортеров на ее рынке, но и медленно отбирает у нее первенство по трудоустройству украинских работников. Данные польского центробанка свидетельствуют, что в 2017 году украинцы в Польше перевели в Украину €2,7 млрд, хотя в 2016-м эта сумма была почти в полтора раза меньше. Учитывая динамику роста, в этом году можно ожидать поступления от украинских работников в Польше эквивалента более 100 млрд грн, что сопоставимо с выручкой экспортеров украинских товаров в этой соседней стране.

Кроме того, в случае реализации Россией обходных потоков и прекращения транзита достаточных для организации реверса объемов транзита газа по украинской ГТС именно Польша может оказаться одной из основных альтернатив поставок голубого топлива украинским потребителям, поскольку имеет уже действующий мощный терминал сжиженного газа на Балтике и готовится получать газ из Норвегии по подводному газопроводу вроде российского «Северного потока».

В свою очередь, Турция кроме большого веса в экспорте товаров из Украины и возможности играть роль еще одного альтернативного хаба голубого топлива, из которого наша страна смогла бы компенсировать его дефицит в случае прекращения большого российского транзита украинской ГТС, имеет фактически монопольный контроль над транспортировкой украинского экспорта и значительной части импорта. Дело в том, что львиная доля таких основных продуктов украинского экспорта, как зерно, соя, масло, руда и металлопродукция, а также значительная часть другой поставляется на внешние рынки морским транспортом, который проходит турецкие проливы Босфор и Дарданеллы, без чего не может попасть в Средиземное море и далее в открытый океан.

В прошлом контроль на этими проливами был одним из основных источников могущества и богатства Османской империи и ее предшественницы Византийской империи. Однако, поскольку система международных договоренностей, заключенных в ХХ веке, лишила Турцию возможности пользоваться этим преимуществом, нынешняя местная элита активно продвигает проект строительства Стамбульского канала — рукотворной альтернативы Босфора по территории европейской части Турции, которая поэтому будет находиться под полной юрисдикцией Анкары. Зато судоходство через Босфор под разными предлогами должно быть минимизировано.

Этот проект уже стал турецким долгостроем, однако, как и обходные потоки России, за определенное время таки может быть реализован, поставив львиную долю внешней торговли Украины, которая сейчас осуществляется через черноморские и азовские порты, в зависимости от доброй воли и условий Турции.

Рост поставок украинских товаров в Польшу уже вызывает нарекания тамошнего бизнеса. В частности, по сообщению СМИ, во время нынешнего форума «Европа — Украина» вице-президент украинской-польской торговой палаты Эльжбета Бодьо сообщила, что среди польского агробизнеса раздаются требования принять специальные ограничительные меры в отношении украинских поставщиков. Вероятно, речь идет лишь о первых сигналах. Учитывая печальный опыт противостояния на историко-идеологической почве в течение последних лет, нельзя исключать, что тема торговых войн, как и использование двусторонней торговли как инструмента «воспитание» Киева, может стать фактором давления на Украину. В этой ситуации на фоне чрезмерной сосредоточенности украинского бизнеса на польском рынке наша страна может оказаться гораздо более уязвимой.
Присутствие украинских производителей на ближайших вместительных рынках можно и нужно наращивать. Однако не следует забывать, что и Анкара, и Варшава, пусть и не так фанатично, как Москва, могут обнаружить склонность к использованию торгово-экономической и транспортной зависимости Украины в своих геополитических амбициях. Поэтому надо быть осторожными и диверсифицировать рынки и транспортные коридоры. А также в зародыше подавлять любые попытки двух новых крупнейших торговых партнеров использовать свое экономическое или транспортное значение для Украины с целью политического влияния.

Ключевую роль здесь должно играть государство, от которого зависит, сможет ли украинский малый и средний бизнес не зацикливаться на рынках соседних стран и будет ли он иметь инструменты, поддержку и необходимую инфраструктуру для выхода и на рынки более отдаленных стран Азии, Африки и Западной Европе. Ведь пока товары туда поставляют преимущественно крупные украинские компании или транснациональные трейдеры.

Само открытие отдаленных рынков и направления туда значительных объемов продукции малых и средних украинских предприятий могут и должны предотвратить попадание Украины в зависимость от двух других крупных соседних стран, каждая из которых имеет геополитические амбиции на лидерство в регионе.

По материалам: argumentua.com