Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

У кого солдаты голые и голодные?

13:50 14.04.2015 609

photo6088395728970801565_480_320 Очередная ротация производит ожидаемый, но неотвратимый переполох в рядах волонтеров: в блиндажах и окопах, как грибы, появляются сотни «голых и голодных солдат, к которым никто не доезжает и ничего не привозит». Чаще всего именно активистам прифронтовых городов, чьи телефоны передаются по наследству от бригады к бригаде, звонят среди ночи и в праздники: вы же тут, близко, поэтому привезти генератор или бензопилу (тысяч за 5-6) – не составит труда?

И они чаще всего везут, вытряхивая последние копейки из семейных бюджетов, сузившихся донельзя от полной остановки бизнеса на границе с войной, не успевая даже вывесить объявление о сборе средств в Фейсбуке. Потому что в их спину дышит война, и они понимают: от многих бытовых вещей зависит способность к обороне.

Демобилизация дала фору всем предыдущим ротациям, при которых с блокпостов увозили даже мотки проводов и треноги для котелков. В мирные города и села сейчас уезжают не только упаковки волонтерских носков. Да, по новым правилам теперь при досмотре можно увидеть, что люди отправляют по Новой почте. И хотя кованых ворот, о которых уже полгода сочиняют небылицы сторонники ДНР, там не обнаруживают, но многие вещи, приобретенные для парней на передовой, сами волонтеры узнают в посылках демобилизующихся. Но самое обидное, что уезжают в тыл и дорогущие приспособления, как воздух необходимые там, где стреляют.

В соцсетях волонтеры со всей Украины уже взмолились: ребята, отдайте тем, кто остается после вас на самых опасных направлениях. Сдайте амуницию и приспособления, особенно, если собирали на них всем миром: ну нет уже у обычных украинцев столько денег! Некоторые понимают и делятся «нажитым». Но ощущение, что одевать и экипировать нужно, как и год назад, всех и полностью солдат, у многих активистов уже вызывает недоумение.

— Тогда был аврал, мы понимали важность поддержки армии и делали все, что могли, как говорится, затыкали все дыры. Но нельзя же, чтобы вся государственная рать только смотрела, как народ борется, а в системе обеспечения армии ничего не менялось! А куда же идут те миллионы, которые выделяются?- возмущается артемовец Сергей Алексеевич, с первых дней войны помогающий армии.

Однако сами волонтеры уже заметили, что не во всех подразделениях, завидев волонтера, начинают писать длинные списки того, что нужно и срочно. Многие скромно отвечают, что у них уже все есть. И даже приглашают… в собственную баню! Оказывается, при наличии думающего командира и бойкого снабженца и быт можно организовать нормально, и холодной тушенкой солдат не травить.

Недалеко от передовой в расположении подразделения N даже на блокпосту все очень аккуратно: протоптанные дорожки, окопанные палатки, сложенные под навесом дрова. Все при деле: бойцы проверяют документы у проезжающих, под ногами ластится совсем не боевая Гильза, приехавшая с ними еще из учебки, в укрытии бдит местный одноглазый кот Сепар.

— Если бы не он, нас бы мыши съели! Вы не представляете, какая это напасть: спишь, а тебя за пальцы кусают грызуны! А так: раз — и в кошачьих зубах! Сепар у нас чемпион в этом виде спорта. К нам много котов из ближайшего села прибилось (и не только котов – к военным периодически подходят пенсионеры с тачками: здесь подкармливают стариков, оставшихся в брошенном селении – Л.К.), но такой полезный — только Сепар. Остальные норовят поближе к кухне и место в палатке занять потеплее, — рассказывает о своих четвероногих подчиненных командир, доброволец из Днепропетровска Удав, на плечах которого забота о воинской дисциплине и быте подразделения.

В блиндажах тут тепло и чисто: даже в сильные морозы и при активных обстрелах умудрялись их отапливать и достраивать. Несмотря на несусветную слякоть после проливного дождя, ходить даже в окопах можно, не скажу, что на каблуках, но без галош — точно.

— Мы стараемся аккуратно, не сильно тут вскапывать. И так фермеру местному посевную война испортила- то мины, то гранаты взрываются. А тут еще мы с окопами. Эх, не дело это, — вздыхает пожилой солдат, дежурный по кухне. Пахнет, кстати, довольно аппетитно.

Однако настоящим шоком оказался, извините, … клозет: куда там платному общественному туалету в центре столицы! Внутри белые обои, салфетки и даже перламутровое сиденье с крышкой. В поле! Во время войны!

Казалось бы, мелочи, но, что ни говорите, отношение к ним как нельзя лучше отображает и отношение к службе. Почему-то неудивительно, что здесь борются с пьянством самыми суровыми методами, строго отгораживая любителей «хильнуть» от остальных бойцов. Не слышно и о взятках или коррупции на вверенном им участке. Все, что необходимо ребятам, официально заказывают в штабе обеспечения. И только то, чего там нет и быть не может, просят у волонтеров.

— Я в бизнес пришел из армии. А в армию — из бизнеса. Законы и там, и тут, одинаковы: дисциплина, строгая отчетность и ответственность. И умение маневрировать в правовом поле. Остались у нас излишки сахара — договорились в местном магазине, поменяли на окорочка: не только ж тушенку месяцами есть. Все эти вопросы должны решаться командирами. Конечно, без волонтеров мы бы пропали. Но у меня мирные связи остались с предпринимателями, я понимаю, что тяжко сейчас и им. Поэтому стараемся радоваться помощи, но пытаться многое делать самостоятельно, — признается Удав, который уверен, что свой бизнес в Днепропетровске может защитить, только остановив войну на Донбассе.

Неужели им, действительно, ничего не нужно и всего хватает для достойного несения службы? Вряд ли, мы же с вами реалисты и понимаем, что до этого в армии Украины еще ох, как далеко. Но может быть, чтобы не было сотни «голых и голодных», а волонтеры баловали ребят домашними гостинцами и навороченными приспособлениями, а не затыкали дыры в элементарном обеспечении, нужно, чтобы и командиры стали относится к службе, как своему личному делу: с ответственностью и заинтересованностью в результате?

По материалам: investigator.org.ua


Реклама