Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Свобода слова за решеткой

08:00 13.08.2016 877

600Недавно украинские правозащитники отпраздновали маленькую, но победу. На свободу, наконец, был отпущен журналист Руслан Коцаба, найти повод для оставления под стражей которого следователям так и не удалось. Впрочем, это стало скорее исключением из общей картины с украинскими политическими заключенными. Ведь абсолютное большинство из «политических», многие из которых находятся в украинских СИЗО еще с 2014 года, до сих пор ожидают своей участи.

Участь части из них незавидна. Так, например, некоторых политзаключенных, таких, как братья Лужецкие осудили на 14 и 15 лет заключения. Причиной для этого стали вовсе не разбой в составе ОПГ, педофилия, убийства и прочие тяжкие преступления, а банальные политические взгляды, отношение к событиям евромайдана и к установившейся после него власти в стране. При этом братья – далеко не единственные их тех, кому грозят реальные сроки. Таких «политических» в Украине десятки, другие же подобно Руслану Коцабе уже давно могли бы находиться на свободе. Но вместо этого они продолжают переживать тяготы и лишения украинских следственных изоляторов. О политизированности процессов говорит их искусственное затягивание при очевидном понимании невозможности следственных органов «притянуть за уши» несуществующие факты.

Свобода слова в Украине – это понятие, которое существует лишь на бумаге, в той же Конституции и публичных высказываниях общественных деятелей, политиков, журналистов. Сегодня свободу слова скорее стоит рассматривать как инструмент манипуляции сознанием, патриотическими настроениями и попытками создать видимость существования демократии в том виде, в котором хотели бы воспринимать ее многие из нас. На деле она поругана и растоптана и не имеет совершенно ничего общего со свободой слова в развитых странах. Например, в любой европейской стране, тех же Соединенных Штатах, Канаде и так далее, можно свободно выражать свою точку зрения без употребления оскорблений, можно выражать свое несогласие с действиями властей. Можно ходить по улицам с любыми флагами, устанавливать их в автомобилях, если только эти флаги не имеют отношения к запрещенным организациям.

В то же время всего этого, по меньшей мере, не рекомендуется делать в Украине. Здесь любое проявление инакомыслия, любая крамола в лучшем случае могут быть расценены, как «бытовой сепаратизм». Те же, кто выражает свои мысли слишком откровенно, рискуют быть обвиненными в куда более серьезных преступлениях, таких, как подрыв государственного строя, измена Родине, посягательстве на территориальную целостность государства и так далее. Кстати, именно последнее может быть вменено недавно задержанным известным политикам Александру Ефремову и Алле Александровской. Но одно дело, когда речь идет о политиках, которые по роду своей деятельности попадают в определенную группу риска и совсем другое, когда обвинения предъявляются простым гражданам, которые даже не понимают, чего именно добиваются от них следователи, требующие признательных показаний от задержанных. Ведь многие из оказавшихся в украинских СИЗО, даже самые видавшие виды правозащитники, попали туда исключительно за свою гражданскую позицию и нахождение в «нужном» месте в «нужное» время.

Одним из таких людей можно считать обычного украинского гражданина, который по личной инициативе занимался освещением событий, происходящих весной 2014 года в Харькове. Речь идет о стримере Сергее Юдаеве, который вёл свои репортажи из очагов напряжения, сопровождая происходящее комментариями, отображающими личную гражданскую позицию по поводу происходящего. Именно это, как считают сторонники Юдаева, и явилось причиной его задержания по двум поводам, которые при здравом понимании взаимно исключают друг друга. Так, следствие инкриминирует Юдаеву участие в штурме харьковской ОГА и участие в происходящем одновременно с ним погроме офиса телекомпании АТН. Именно там, по версии его защиты и находился Юдаев, при этом вся его деятельность сводилась к попыткам успокоить беспричинно громящих помещение АТН харьковчан. Трудно представить, каким образом стример мог одновременно находиться в двух противоположных частях второго по величине в Украине города, тем не менее, оба обвинения остаются в силе. Сам же Юдаев в своем недавнем письме к сторонникам пишет о том, что надеется только на обмен пленными, но при этом не уверен, что вообще сможет дожить до этого момента. То, что обычный гражданин находится в потенциальной очереди на обмен пленными, говорит о явно политической составляющей его дела.

Другой известный на всю страну политзаключенный, также представитель Харькова Игнат Крамской, которого украинцы знают под псевдонимом Топаз продолжает оставаться в заключении, где он находится с того же 2014 года и пробудет минимум до конца лета. Суд в очередной раз перенес заседание по его делу, которое назначено на 30 августа. Налицо все то же затягивание процесса, что, по мнению правозащитников, происходит из-за банального отсутствия весомых улик против задержанного. Впрочем, в реальности все это больше похоже на намеренное измождение Крамского и десятков его соратников. Ведь в случае с теми же братьями Лужецкими, оказавшимися за решеткой по доносу их отца, повод для осуждения был высосан из пальца.

Приглашение соотечественников на работу в России суд счел вербовкой украинцев в ряды «террористов», а интервью российским журналистам посчитали предоставлением неверных сведений о ситуации в Украине. Суровая действительность показывает, что за все это в сегодняшней Украине можно получить пятнадцатилетний срок заключения в колонии строго режима. Такое положение дел совершенно не вяжется с таким понятием, как свобода слова. Ведь получается обратное – за слова можно получить реальное ограничение свободы.

Неизвестна и дальнейшая судьба Головачева Спартака, дело которого так же затягивается. Есть надежда на то, что в скором времени он все-таки сможет выйти на свободу, поскольку прокуратура отказалась от опроса свидетелей. Недавно Головачев снова объявил голодовку в знак протеста того, что судебный процесс был затянут прокуратурой на 9 месяцев ради того, чтобы потом просто отказаться от надуманных претензий. А вот в деле Нелли Штепы – бывшего мэра Славянска, улучшений не намечается. Ей вменяется посягательство на территориальную целостность, хотя, по мнению ее сторонников, действия Штепы мало чем отличаются от действия новой власти, а сам процесс также является политическим. Таким же выглядит и дело бывших беркутовцев, которым инкриминируется применение насилия при задержании участников беспорядков во время событий на ул. Грушевского в Киеве в последние дни января 2014 года.

И это лишь те случаи, когда к процессам приковано внимание широкой общественности. При этом о большинстве случаев «политических» арестов, судилищ и приговоров обычным украинцам неизвестно. И лишь узкий круг лиц знает о судьбе десятков политзаключенных по всей Украине. Но даже специалистам неизвестны реальные масштабы того, что может происходить в зоне АТО, где жертвами могут оказаться обычные жители, и вовсе не придерживающиеся каких либо политических взглядов.

К сожалению, система это позволяет. И недаром, согласно данным Press Freedom Index 2015 Украина занимает 129 место из 180 позиций в рейтинге ситуации со свободой слова в разных странах мира. Украина – страна, которая называет себя одним из самых демократических государств в современном цивилизованном мире.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org


Реклама

  • прохожий: Когда идет война, то судьба какого то там журналиста становится очень незначительной... К сожалению...