Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Сколько Украина теряет на контрабанде
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Сколько Украина теряет на контрабанде

14:40 06.07.2017 165

СМИ регулярно поднимают тему контрабанды, работы таможни, налоговых органов. При этом премьер-министр на заседании правительства 31 мая выразил удовлетворение работой фискальной и таможенной службы — план перевыполняют. Однако ни один из чиновников не может примерно сказать какие объёмы контрабанды в Украине и, соответственно, как оценить количественные показатели задач улучшения работы таможни. В массовом восприятии (которое поддерживается СМИ), контрабандисты — те, кто переправляют сигареты и всякую мелочь через границу. На самом деле, ситуация намного печальней и победные реляции Премьера похоже, увы, имеют мало общего с реальной картинкой.

Для того, чтобы разобраться в проблеме нет надобности просиживать сутки в кустах возле границы, проводить допросы с пристрастием пойманных за руку таможенников – это всё «мелкая рыба». Реальные данные, как ни парадоксально, открыты и можно много чего узнать посредством простого сравнения цифр из открытых официальных источников. Чем и предлагаю заняться.

Статистика знает всё или о пользе сравнения.

Пару лет назад, исследуя специфику торговли между Беларусью и Украиной я столкнулся с интересными деталями – статистика двух стран даёт абсолютно разные цифры экспорта и импорта. Речь идёт не только о денежной оценке, но и о количественных показателях: то есть некоторые товары из Беларуси «выезжали», но украинская таможня их въезд не фиксировала и наоборот. Частично это можно объяснить контрактами и «затамаживанием» грузов в последние дни отчётного периода (например, 27 декабря груз выехал, а 1 января растаможен в другой стране). Но в таком случае коррекция данных возможна с учётом предшествующих и последующих периодов (например, оценка 1 и 12 месяцев отдельно). Что, кстати, делают статистические комитеты, давая «скорректированные данные» за предыдущий год в августе-сентябре, когда учитываются описанные выше несовпадения, разницы курсов валют и многое другое.

В случае с Беларусью, например, имеем занимательный график, который позволяет оценить объёмы контрабанды.
2
В отдельные годы размеры «нестыковок» доходили до 630 млн долларов (2013 год). При анализе товарных групп выяснялось, что это в массе своей, нефтепродукты и сжиженный газ — так Курченко зарабатывал для семьи. В 2014-16 годах объём схем уменьшился, но, например 2 года подряд украинская статистика утверждала, что покупала летательные аппараты в Беларуси на сумму от 10 до 14 млн в год, Белстат про такие контракты молчал. Тут имеем, скорее, отсутствие информационного взаимодействия по прикрытию, возможно, военных, заказов.

В любом случае сравнение статистики торгующих государств позволяет примерно оценить уровни контрабанды. Ведь если из одной страны официально выехал товар стоимостью 1 доллар за кило, то в другую должен въехать товар, массой 1 килограм, который стоит 1 доллар. Если имеем разницу цен — это не чистая контрабанда, а схемы ухода от таможенных платежей. Если имеем разницу веса (или товар не выехал, но приехад/ выехал, но не приехал) — вот вам и контрабанда.

Учитывая успешность применения метода при оценке беларуско-украинского сотрудничества, решил применить его к другим странам, с которыми Украина граничит (кроме РФ).

Сколько товара идёт «мимо кассы»?

В качестве данных для сравнения я взял выборку за 2015 год, поскольку не все национальные органы статистики опубликовали «скорректированные» данные за 2016, что, в условиях скачков обменных курсов делает работу малоэффективной.

Большинство соседних стран публикует статистику или в национальной валюте или в евро, Беларусь и Украина — в долларах США. За базу расчётов я взял доллары, сделав пересчёт данных национальной статистики по среднегодовому курсу. Такой подход может стать причиной ошибки, но, учитывая, что во всех странах-партнёрах (кроме Украины и Беларуси) колебания курсов лежали в пределе 1,5%, будем считать, что разбежка данных статистики в 2% указывает не на контрабанду, а на различные методы учёта.

В качестве основы для данных я брал таблицы Központi Statisztikai Hivatalt, Štatistický úrad Slovenskej republiky, статистические ежегодники Institutul National de Statistica и Główny Urząd Statystyczny, данные о внешней торговле от Укрстат и Белстат.

Полученные данные свёл в инфографику, которая, думаю, многих удивит:
3
Наибольшая разница в оценках объёмов внешней торговли зафиксирована с Польшей. В оценке поставок из этой страны в Украину статистика двух стран даёт цифры, отличные на 42%. Или 977,8 миллионов долларов. Это в 2015 году, когда объёмы внешней торговли Украины достигли своего дна! Украинский экспорт в Польшу так же идёт по серым схемам, но в данном случае уходят от налогов уже поляки (по объёмам основных товарных групп данные практически совпадают), или же украинцы завышают цены декларирования в надежде получить большую компенсацию по НДС (завышение есть по-крайней мере по химии, металлам — дальше не смотрел).

На втором месте — Венгрия, где данные о торговле различаются на 17%. Эта страна интересна тем, что данные Укрстата по импорту ниже данных венгерской стороны по экспорту. С одной стороны можно было бы думать, что из Венгерской Республики «выехало» меньше товара, но на самом деле имеем, например, по машинам и оборудованию завышение цен в Украине. Причина, возможно, кроется, в специфике формирования цен во время госзакупок. Откаты никто не отменял. Но это пока, скорее, домыслы или поверхностная оценка — тема венгерского импорта заслуживает отдельного исследования.

С остальными странами всё предсказуемо: с их таможенной территории товар выезжает, но украинская таможня его не фиксирует. С другой стороны таможенники сопредельных государств фиксируют импорт из Украины, но наша служба (и статистика) готова поклясться мамой, что эти товары не выезжали из страны.

Отдельно отмечу Словакию, где оценка поставок товаров в Украину на проста и понятна. Разница в данных государственной статистики составляет 0,03% или 105 тысяч долларов при объёмах в почти 340 миллионов. Вот это действительно курсовая разница и разные системы подсчётов!

Резюмируя.

Общие цифры весьма печальны. В торговле Украины и пяти соседних стран уровень контрабанды за 2015 год можно оценить примерно в 2 012 842 000 долларов (два миллиарда, двенадцать миллионов восемьсот сорок две тысячи долларов). Для сравнения — общий товарооборот с этими странами (по данным Укрстат) составил за 2015 год 11 842 845 300 долларов.

Но 5 соседних стран — это всего лишь 15,66% внешней торговли Украины в 2015-м. Если экстраполировать усреднённый уровень контрабанды на данные по всем странам, то объём контрабандной торговли составляет примерно 12 856 982 000 долларов (двенадцать миллиардов восемьсот пятьдесят шесть миллионов девятьсот восемьдесят две тысячи долларов). Это, если не больше, то сравнимо с общими объёмами финансовой помощи (включая кредиты международных финансовых организаций) Украине. И, подчеркну, что эти данные за 2015 год — год максимального обвала внешней торговли Украины.

Поэтому слова Владимир Гройсмана о том, что ежедневные таможенные платежи выросли до 1,3 миллиарда гривен радуют, но пока это лишь начало процесса. Для эффективной борьбы с контрабандой можно, хотя бы сравнить данные статистики соседних стран по наиболее важным товарным группам. Статистика — это ведь и данные таможни об участниках сделки. Если в Украине их нет, могут помочь соседи. Алгоритм достаточно прост и не требует миллиардных вложений. Написать запрос дело не долгое. У меня, например, беглый анализ статистики торговли занял 3 дня: у одного человека. Главное просто захотеть.

По материалам: hvylya.net


Реклама