Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Шокин так и не ушел из прокуратуры
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Шокин так и не ушел из прокуратуры

14:59 18.08.2016 415

Viktor_Shokin3 апреля этого года Шокина был уволен с должности Генпрокурора. Это произошло в результате длительного и мощного давления общественности и международных партнеров Украины. Далее его в должности держать было просто невозможно. Ибо Шокина как Генпрокурора со стороны гражданского общества накопилось столько претензий, сколько, наверное, не было ни в другой Генпрокурора независимой Украины. Разве что больше было до одиозного Пшонки. Кстати, оба они во многом похожи — и внешне, и по взглядам на прокурорскую власть. Что скажешь — одна кадровая школа, один, так сказать, тип прокурорского руководителя. Только «хозяева» разные — те, кто назначали и держали их на самой прокурорской должности.
Однако освобождение Шокина с должности Генпрокурора не означает, что он «ушел» из прокуратуры. Юридически его там нет. Но остались его люди. А значит сохранился его «дух», стиль и методы, связи и как следствие — воздействие на процессы, которые проходят внутри прокуратуры и при ее участии.
Достаточно сказать, что два заместителя Шокина (которые по определению были близкими и доверенных соратниками и носителями его идеологии) в настоящее время занимают ключевые должности в системе прокуратуры.

Так, надблизький к Шокина Столярчук не только остался заместителем генпрокурора, но и сохранил за собой кураторство следствием — основной реальной властью прокуратуры. Все ключевые вопросы, которые входят в компетенцию прокуратуры, так или иначе «замыкаются» на следствии. А значит — на Столярчук. Говорят, что «уход» Шокина с должности и назначении нового генпрокурора связывалось с категорическим условием о том, что следствие останется в руках человека Шокина — и именно Столярчука. Перед этим Шокин вообще пытался продвинуть Столярчука на должность Генпрокурора. Этот вариант реально «проигрывался» на самом высоком политическом уровне. Но от его реализации отказались в силу различных причин, в частности, из-за низкой вероятность согласования этой кандидатуры парламентом. Ведь тот огромный негатив, который имел Шокин, в значительной мере переносился и на «его» Столярчука.

Еще одной персоной пакетных договоренностей о замене Шокина в должности генпрокурора был Говда, которого Шокин «вырастил» сначала прокурором Одесской области, а затем сделал своим заместителем. Шокин видел ГОВД антикоррупционным прокурором и делал для этого все возможное. Однако активный общественный сопротивление помешал реализации этого замысла. Поэтому в своем «уходе» Шокин поставил условие об оставлении Говды на ключевых ролях в системе прокуратуры. И это условие было выполнено — ГОВД был назначен прокурором Киева. Формально перемещения с должности заместителя генпрокурора в кресло прокурора Киева выглядит как понижение. А за реальными полномочиями — это значительное усиление позиций. Ведь именно в столице сосредоточены главные политические, экономические, финансовые и другие ресурсы, надзор за законностью реализации которых непосредственно осуществляет прокурор Киева.

«Тихой сапой» сохранил свою должность (одну из узловых не только в центральном аппарате ГПУ, но и в системе прокуратуры в целом) начальник Главного следственного управления ГПУ Грищенко. Во-первых, благодаря своей чрезвычайной близости к Шокина. Во-вторых, из-за необходимости усиления Столярчука, который как заместитель Генерального прокурора по следствию «чего-нибудь стоит» тогда, когда имеет «своего» руководителя Главного следственного управления. Надо отметить, что первым заместителем Грищенко работал Шапакина — один из фигурантов дела «бриллиантовых прокуроров». Именно Главное следственное управление, которое возглавлял Грищенко, осуществляло наиболее активное противодействие расследованию этого дела. Как особо доверенное лицо Шокина Грищенко входил в состав конкурсной комиссии по избранию антикоррупционного прокурора. Кстати, Грищенко, Столярчук и Шокина объединяет длительная совместная деятельность в органах прокуратуры. Все они успели побывать на пенсии. Но потом получили возможность «второе дыхание», которое Шокину дал новый президент, а Столярчук и Грищенко — Шокин.

Еще одна ключевая кадровая позиция, которая осталась в «наследство» от Шокина — это начальник управления внутренней безопасности ГПУ. Оставление на этом посту «шокинського» Дзюбы очень странным, исходя из того, что руководитель внутренней безопасности априори иметь полное доверие Генпрокурора. Ведь он обладает специфической информации о работниках прокуратуры, которая для генпрокурора является основанием для принятия кадровых решений и решений об ответственности прокуроров. Эта должность не является публичной, но она сверхважной в системе прокуратуры: если прокуроры осуществляют надзор за законностью деятельности других, начальник управления внутренней безопасности — за деятельностью прокуроров. Об эффективности деятельности Дзюбы в должности руководителя управления внутренней безопасности свидетельствует, в частности, то, что под его руководством в этом управлении до перехода в главное следственное управление работал упомянутый выше Шапакина.

Надо сказать еще об одном «кадра» Шокина — следователя Суса, который занимался деликатными и одновременно важным для Шокина делами. За несколько дней до освобождения Шокина он резко пошел на повышение — стал одним из руководителей вновь управление по расследованию уголовных производств в сфере госслужбы и собственности. Сус по-своему засветился в деле «бриллиантовых прокуроров» — ему было поручено заняться сотрудниками Генеральной инспекции ГПУ и Главка «К» СБУ, реализовывали материалы по делу «бриллиантовых прокуроров». Во время расследования этого дела Сус совершил беспрецедентный «запад» в режимно-секретного отдела апелляционного суда. Киева, в котором хранились материалы о предоставлении разрешений правоохранительным органам на прослушивание с грифом «совершенно секретно». Была информация о том, что таким образом Шокин хотел выяснить, кого еще из прокуроров (прежде всего — приближенных к нему) разрабатывает СБУ. По моему мнению, после этого инцидента СБУ должна лишить Суса права доступа к государственной тайне, автоматически лишило бы его возможности находиться на занимаемой должности. Но этого не произошло и при новом Генпрокуроре Сус был назначен заместителем начальника Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики (который журналисты называют «департаментом Кононенко-Грановского»). Ранее Сус отличился ночным объявлением подозрения бывшему заместителю Генпрокурора надавала пинков прямо на улице в Киеве. А недавно он стал широко известен благодаря участию в скандале с задержанием сотрудников НАБУ, которые по версии ГПУ осуществляли слежку за самим Сусом. Надо отметить, что к «выращивания» талантливого Суса приложил руку Грищенко, в управлении которого тот работал следователем. А в ГПУ из прокуратуры Хмельницкой области Сус попал благодаря Столярчук, с которым его объединяют особые отношения.

Перечень «наследства» Шокина в системе прокуратуры можно продолжать. Тем более, если к нему учесть еще и кадры Еремы-Даниленко, которые с Шокиным входят в одну команду и имеют одного покровителя. Но даже из приведенного очевидно, что Шокин из прокуратуры «не пошел». Созданная им кадровая пирамида в основе своей не пострадала. Более того — в некоторых частях даже окрепла. Поэтому вряд ли можно надеяться на кардинальное улучшение деятельности «обновленной» прокуратуры. Даже при условии, что новый глава ГПУ этого искренне хотеть. Ибо, как известно, все решают кадры.

По материалам: ord-ua.com


Реклама