Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Работа энергоблоков украинских АЭС
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Работа энергоблоков украинских АЭС

16:43 19.09.2017 311

121811По состоянию на 19 сентября 2017 года в работе находилось 10 из 15 энергоблоков украинских АЭС. На энергоблоках №1, №3, №4 Запорожской АЭС, энергоблоке №4 Ровенской АЭС — средний плановый ремонт; на энергоблоке №1 Южно-Украинской АЭС — капитальный плановый ремонт. В такой непростой ситуации украинская энергетика не находилась с начала лета прошлого года, одновременное выбытие трети атомной генерации приходится компенсировать сжиганием угля, и вместо накопления запасов к отопительному сезону Украине приходится расходовать порядка 100 тыс. тонн в неделю.
Диспетчерские графики генерации составляют: 2570 МВт (Запорожская АЭС), 2750 МВт (Ровенская АЭС), 1975 МВт (Южно-Украинская АЭС), 650 МВт (Хмельницкая АЭС), т. е. немногим более половины суммарной мощности АЭС (13,85 ГВт).

Эффективность атомной генерации в августе снизилась не только по причине ремонта энергоблоков. Александровская и Ташлыкская ГАЭС были переведены в транзитный режим работы из-за критически низкого уровня воды: «…Обстановка настолько критическая, что с 76 млн куб. м запасов воды в водохранилищах осталось всего 28», — охарактеризовали ситуацию на 11 августа в пресс-службе Южно-Украинского энергокомплекса. И эту оценку смело можно распространить на весь август, поскольку жара начала спадать только в конце месяца. А до этого работники Ташлыкской ГАЭС впервые за 14 лет работы готовились к остановке станции.
«Энергоатом»
Компания до начала октября текущего года намерена завершить строительство двух брызгальных бассейнов возле Южно-Украинской АЭС. Как заявляется, их эксплуатация позволит увеличить выработку электроэнергии станцией на 1 млрд кВт⋅ч в год. Всего же проект модернизации станции предусматривает строительство пяти таких бассейнов к 2019 году. «…После завершения проекта по реконструкции системы водоснабжения станции Южно-Украинская АЭС сможет увеличить годовое производство электроэнергии, в зависимости от погодных условий, на 3−15%, что соответствует 0,5−2,5 миллиарда кВт⋅ч», — утверждает директор по инвестициям и перспективному развитию компании «Энергоатом» Татьяна Амосова.
«Энергоатом» за январь — июль увеличил доход от реализации электроэнергии до 28,1 млрд грн. (+23,6% к аналогичному периоду прошлого года). В основном это связано с режимом ЧП в энергетике (февраль — июль 2017): в этот период Украина максимально сократила использование угольных блоков ТЭС, максимально загрузив атомную генерацию, на которую приходилось до 60% выработки электроэнергии. Следует также отметить, что доход от реализации электроэнергии мог быть и выше, если бы атомщикам не снизили тариф с 0,512 грн./кВт⋅ч до 0,466 грн./кВт⋅ч (декабрь 2016-го), подняв его затем в апреле 2017 года всего на 0,015 грн./кВт⋅ч.
По поводу тарифа «Энергоатом» ведёт непримиримую борьбу с Нацкомиссией по регулированию в сфере энергетики и коммунальных услуг. НКРЭКУ настаивает на необходимости уменьшить атомщикам тариф до 0,4 грн./кВт⋅ч под предлогом того, что компания не согласовала с минэнерго некоторые капитальные инвестиции. Хотя даже 0,51 грн/кВт⋅ч едва покрывали затраты «Энергоатома» на эксплуатацию станций и минимальные инвестиции.
«АЭС, становой хребет украинской энергетики, к сожалению, остались без лоббиста и превратились в «корову», которую мало кормят, но ежедневно доят. Подобное отношение со стороны чиновников к атомной энергетике — это не только преступление, но и показатель того, что никаких выводов из прошлого украинские чиновники не сделали», — отмечает эксперт в области атомной энергетики Иван Лизан.
Так, в будущем году только в работы, повышающие безопасность работы станций, «Энергоатом» планирует инвестировать 5,17 млрд грн., что составляет примерно ⅓ инвестиционной программы на 2018 год. Поскольку тариф не позволяет финансировать инвестпрограмму из собственных средств компании (для этого его следует поднять хотя бы до 0,68 грн/кВт⋅ч, как предлагал «Энергоатом»), ей приходится привлекать кредитные средства ЕБРР и Euratom (Европейское сообщество по атомной энергии). Собственные же средства составят лишь 8,9 из 16 млрд грн.
Украина продвинулась на пару организационных шагов в сторону реализации проекта «Энергомост Украина — ЕС». Во-первых, образовался консорциум из трех компаний (Westinghouse Electric Sweden AB, Polenergia International S.à.r.l. и EDF Trading Limited), которые изъявили желание финансировать это мероприятие. А вернее, целый комплекс мероприятий, поскольку, кроме собственно восстановления ЛЭП «Хмельницкая АЭС — Жешув, необходимо:
— расширить Бурштынский энергоостров (отделённая от ОЭС Украины часть энергосистемы, из которой и осуществляются перетоки в ЕС);
— провести необходимые работы по отключению ХАЭС-2 от энергосистемы Украины; в частности, провести её перебалансировку — 1000 МВт мощности нужно будет чем-то заменить, т. е. либо менять графики плановых работ на энергоблоках, либо вводить блоки тепловой генерации;
— в частности, брызгальные бассейны ЮУАЭС как раз призваны увеличить эффективность работы станции с тем расчётом, что на неё ляжет часть нагрузки ХАЭС-2; будет повышаться уровень использования и Запорожской АЭС, однако, помимо прочего, это означает необходимость строительства дополнительных ЛЭП;
Как утверждается, только на это нужно будет затратить до 243,5 млн евро (минус работы на самих ЮУАЭС и ЗАЭС, их Украина ведёт за свой счёт).
«Этот проект — яркий пример того, как Украина встроилась в мировой рынок, — комментирует Иван Лизан. —Как и в случае с сельским хозяйством, украинская энергетика превратилась в поставщика экспортных МВт⋅ч за валюту, тогда как могла бы питать украинские заводы, способные производить продукцию с куда большей добавленной стоимостью, чем проданные мегаватты. И самое грустное то, что после реализации проекта и подписания соответствующих контрактов, при дефиците э/э придётся отключать внутренних потребителей, а об экономическом росте говорить будет трудно — под него не будет электроэнергии».
К слову, теперь не совсем понятно, как быть с ЛЭП «Хмельницкая АЭС — подстанция Киевская». Её строили четыре года и с помпой открыли в сентябре 2016-го как раз затем, чтобы перебросить в центральную Украину мощность ХАЭС-2.
Как уже отмечалось, зарабатывать на достройку ХАЭС-3 и ХАЭС-4 «Энергоатом» собирается «методом кота Матроскина» — т. е. купить корову в кредит, а выплачивать этот кредит молоком. Следовательно, довольно важен следующий момент: сколько же Украина заработает на том, что станет «батарейкой ЕС»?
За I полугодие Украина поставила Европе 3,163 млрд кВт⋅ч электроэнергии и получила за это эквивалент 136,35 млн долл., т. е. примерно 37,4 евро/1 МВт⋅ч (пара доллар/евро сильно колебалась в течение года, при расчёте брался курс 1,15/1). Тогда как на внутреннем рынке оптовая цена составляет около 44 евро/1 МВт⋅ч (без НДС). Однако следует учитывать, что ЕС нуждается в первую очередь в мощностях, покрывающих пики потребления. Сколько будет получать от экспорта «Энергоатом», согласуют позже, однако, учитывая, что даже более востребованная тепловая генерация зарабатывает даже меньше, чем на Украине, готовиться к золотому дождю преждевременно.
Глава «Энергоатома» Юрий Недашковский в очередной раз вернулся к теме ядерных реакторов от Holtec International. «Есть очень интересное предложение, которое сделал президент Holtec International Крис Сингх нашему президенту Петру Порошенко — создать в Украине хаб по распространению в Европу, Азию и Африку малых модульных реакторов с локализацией производства очень большого количества оборудования на украинских предприятиях», — приводит его слова информагентство УНИАН. Как утверждает Недашковский, «…проект уже концептуально разработан и начало процесса его лицензирования ожидается уже в следующем году, а старт активной фазы строительства — примерно в 2023 году». Напомним, в настоящее время компания реализует на Украине проект хранилища отработанного ядерного топлива стоимостью порядка 1,5 млрд долл. Возведение первой очереди намечено на 2019 год.
«Уже не в первый раз Недашковский заводит речь о реакторах Holtec, которых пока не существует в природе, — напоминает Иван Лизан — И эта активность невольно наталкивает на размышления о том, не работает ли Недашковский лоббистом в данной компании на полставки».
Отработанное ядерное топливо
И несмотря на то, что до завершения строительства «могильника» осталось не так уж много времени, его целесообразность всё ещё вызывает сомнения у некоторых экспертов. «Я не верю в то, что Украина сможет позволить себе разработать все необходимые технологии по переработке ядерного топлива. Это слишком дорогостоящий и затратный по времени и ресурсам проект. Сейчас мы только строим хранилище отработавшего ядерного топлива и должны будем обеспечивать его безопасную эксплуатацию, а решением проблемы будут заниматься наши внуки», — заявил старший научный сотрудник Института геохимии окружающей среды НАН Украины Юрий Ольховик на семинаре по теме обращения с отработанным ядерным топливом и радиоактивными отходами. Эксперт напомнил, что существует конвенция МАГАТЭ «О безопасности обращения с ОЯТ и РАО», которую в своё время ратифицировала и Украина. Однако за 10 лет, что прошли с момента её ратификации, Украина практически ничего не сделала для выполнения её положений Скажем, фонд для финансирования расходов по обращению с ОЯТ и РАО (образован в 2008 году) к настоящему времени попросту разбазарен: постмайданная власть приняла решение тратить аккумулированные в нём средства на иные цели.
С ним согласен и сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич, напомнивший, что в настоящее время есть два способа обращения с ОЯТ и РАО: захоронение и переработка. Переработка значительно сложнее и затратнее, хотя и перспективнее. Однако даже в направлении захоронения Украина не сделала фактически ничего. ЦХОЯТ в Чернобыльской зоне, которую строит Holtec International, решает проблему складирования и временного хранения ОЯТ, а захоронение — отдельный фронт работ.
Как считает Иван Лизан, атомная энергетика излишне сложна для украинских чиновников. «Их горизонт планирования ограничивается несколькими неделями, тогда как атом требует способности планировать на десятилетия вперёд. К тому же в инженерном потенциале Украина стремительно деградирует: в будущем неизбежны проблемы просто с поддержанием работоспособности ХОЯТ», — комментирует специалист.
Westinghouse
«В ходе своего визита в Вашингтон президент Пётр Порошенко заявил о намерении обеспечить более высокую безопасность этого жизненно важного источника энергии путём увеличения поставок топлива Westinghouse… Этот исторический шаг — в пределах досягаемости, и мы с нетерпением готовимся к реализации намерений президента и укреплению энергетической независимости страны», — говорится в сообщении пресс-службы компании, комментирующем соответствующее заявление Петра Порошенко. Сложно понять, как энергетическая безопасность повышается от того, что основным источником ТВС вместо российского «ТВЭЛ» становится Westinghouse. Ведь обычно диверсификация в принципе предусматривает отказ от ситуации, когда половина поставок топлива приходится на одного поставщика. А для АЭС Украины, как ни крути, от подобного расклада не уйти, ведь в мире существует всего два производителя тепловыделяющих сборок, которые могут работать на её атомных станциях. По итогам первого полугодия 2017 года «Энергоатом» сократил долю поставок ядерного топлива из России до 49% с 58%, при этом Порошенко декларировал стремление к концу года уменьшить долю «ТВЭЛ» до 45%.
Увеличение закупки у Westinghouse логично ведёт к постепенному увеличению сборок американского производителя в энергоблоках. Так, в «Энергоатоме» сообщают, что в течение 2018 года собираются увеличить долю сборок Westinghouse в энергоблоке №3 ЮУАЭС с 75% до 100%. Кроме того, в энергоблок №2 этой же станции в этом году впервые загрузят американского топливо и в течение четырех лет также доведут его долю до 100%.
Westinghouse не только увеличивает поставки своих сборок на Украину, но и собирается «разгонять» украинские атомные станции. «Из украинских энергоблоков можно получить больше электричества. Компания считает, что благодаря незначительным модификациям контрольных систем реактора можно достичь повышения мощности на 5−10%, и это не предел. На западных реакторах, после подобных работ, иногда удавалось достигать повышения мощности до 25%. Тем не менее увеличение на 5−10% особенно важно для Украины, поскольку атомная энергетика является основой энергосистемы Украины», — рассказал вице-президент Westinghouse Азиз Даг в интервью информагентству «Украинские новости».
Положительное решение по этому проекту пока не принято, «Энергоатом» и правительство колеблются: на Украине слишком памятны события 1986 года, когда эксперименты с реактором на Чернобыльской атомной станции привели к печальным последствиям. Азиз Даг, в свою очередь, упирает на энергомост «Украина — ЕС»: «Поскольку Украина будет экспортировать 1 000 МВт, то нужно обеспечить больше электричества внутри Украины. Westinghouse считает эти два проекта взаимодополняющими… [они] позволят скомпенсировать то электричество, которое будет экспортироваться в Европу». Если всё-таки Украина решится, то первым блоком, который станут «разгонять», будет ЮУАЭС-3. Вероятно, в т.ч. для возможности разгона его и переводят полностью на американское топливо.
Разное
Атомная энергетика вошла в перечень наименее востребованных специальностей по результатам вступительной кампании — 2017, о чём сообщила журналистам во время пресс-конференции министр образования Лилия Гриневич. Учитывая, что украинские молодые специалисты после получения опыта работы нередко уезжают на работу в РФ (а в ближайшей перспективе к ним добавятся Белоруссия и Казахстан), через несколько лет АЭС Украины могут столкнуться с жестоким дефицитом кадров.
Энергостратегия Украины до 2035 года, помимо прочего, предусматривает увеличение добычи урана и циркония (необходим для производства корпусов ТВС). Однако буквально за пару дней до её утверждения, в середине августа, в Киеве прошла акция протеста шахтёров урановых рудников. Их проблемы мало отличаются от их коллег в угледобыче — задержки зарплаты составляют 3−4 месяца. Однако помимо этого выяснилось, что добыча урановой руды на Украине в принципе не ведётся ещё с мая. Госслужба геологии и недр не продлила лицензии на добычу Восточному ГОКу (единственное предприятие на Украине, добывающее урановую руду). Причём предприятие не виновато — Госслужба попросту не может собраться на заседание из-за отсутствия кворума. Учитывая, что Украина добывает порядка 1 тыс. тонн руды в год, с учётом летнего простоя от этого значения можно смело отнимать как минимум 25%. А «Энергоатому», соответственно, придётся изыскать средства на закупку недостающих 250−300 тонн руды на мировом рынке.

По материалам: regnum.ru


Реклама