Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Призывы и дальнейшая жизнь в Украине
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Призывы и дальнейшая жизнь в Украине

16:35 15.08.2014 417

…Время добровольческих батальонов уходит.  Складывается такое впечатление. Так же,  как ушли в историю сотни и сотники Майдана.

Потери последних дней были тяжелы. А еще очень обидны. Странная история случилась под Иловайском, где 4-5 снайперов врага безнаказанно  расстреляли три наших батальона, лишив жизни отличных хлопцев и заставив отступить.

Упреки добровольцев касались одного: почему МО не дало им бронетехники… Столько, сколько хотели. Ну и вечные объяснения: а все потому, что в штабах сидят вредители и шпионы.

Не успели отстрадать одно, как новая дурная весть:  бойцы  «Правого сектора» на автобусе нарвались на блокпост и были расстреляны в упор. 12 погибших, много раненых, попавших в плен.

И так едва ли не каждый день.

Таня Чорновол в своем блоге о смерти мужа под Иловайском написала: «Украина или смерть — выбираем мы в войне с Россией». Слава героям! Но в этом выборе есть и безысходность: чем больше героев положит судьба  на чашу весов, где написано «смерть», тем меньше их останется на чаше «Украина».

Наши герои не должны умирать.

Я не военный аналитик (генералам лучше знать), но у меня много вопросов к организации военных действий, которые ведут добровольческие батальоны. Почему «Донбасс» пошел в наступление под  Иловайском всего одной ротой? Почему «Азову» не придали танки, стоявшие на блокпостах, а пулемет на единственной БМП оказался непригоден? Почему  «Шахтерск» и «Азов» выходили из боя самостоятельно,  подставив тыл «Донбасса» под удар диверсантов? Кто разрабатывал и кто командовал операцией? И был ли этот «кто-то» вообще? Или каждый батальон действовал самостоятельно? Вписаны ли вообще эти подразделения в какую-то военную структуру, или это чистой воды партизанщина?

Мы помним, как и почему возникли добровольческие батальоны территориальной самообороны. Регулярная армия боялась стрелять в людей. Это стоило нам Крыма. Это вылилось в обидные пощечины под Краматорском и Славянском, когда террористы разоружили и пленили наших десантников.  Нужно было покончить с неуместным пацифизмом в рядах вооруженных сил. Превратить военнослужащих в бойцов. Добровольческие батальоны взяли на себя ответственность за первые смертельные выстрелы во врага. Показали, как можно умирать, но не сдаваться. Это вдохновило других. И напугало противника.

В той неразберихе, которая царила в рядах всех без исключения ведомств, призванных защищать страну, командиры батальонов начали действовать на свой страх и риск. В наборе людей. В обеспечении и вооружении. Недоверие к центру усугубилось присутствием  в  официальных штабах  АТО множества «кротов».

Полевые командиры  стали  выходить на первых лиц, апеллировать к общественности. У них появились пиар-службы, постоянная связь с прессой. На ток-шоу они  без страха критикуют руководство АТО. Мало того: уже дают рецепты  политического обустройства страны.

У каждого батальона появились не только финансовые спонсоры, но и политические кураторы. Из депутатов. А с политической крышей пришли и межусобные трения, разборки в соцсетях о том, кто кого подставил и кто за кем «подчищал». Апофеозом стали обещания некоторых «добровольцев» повернуть штыки на Киев и разобраться с «предателями во власти». Их кстати, с радостью цитируют путинские пропагандисты.

Один известный журналист предрек, что после войны все эти партизанские батальоны  станут для власти и мирных жителей головной болью похлеще маргиналов с Майдана.

Но до «послевойны» надо еще дожить.

Самая главная угроза, по-моему, в другом. Рождались-то эти батальоны для зачистки  банд, вооруженных автоматами и, максимум, гранатометами. Сейчас  «реконструкторы», «казаки», «чеченцы» с театра боевых действий потихоньку исчезают. На их место приходят вышколенные  части регулярной российской армии. О вооружении вообще промолчу.

Если война (не дай Бог) перейдет из «гибридной» в «классическую», с полным развертыванием  сил и средств, стоящих на вооружении России, боюсь, наши  добровольцы не продержатся и нескольких часов. И, если правда, что в добровольческих батальонах собрана  наша элита, цвет нации, то было бы неразумно и горько оставлять ее на верную смерть. Даже если  она этой смерти  не боится и готова на нее ради Украины.

Помните печальный финал фильма «Последний самурай»? Когда японская военная аристократия, верная традициям, гордая,   уникально владеющая  мечом, была скошена одной пулеметной очередью, выпущенной безусым мальчишкой. По приказу офицера, на белый мундир которого не упало ни одной капли пролитой священной самурайской крови…

Мы ведь не этого хотим, правда?

А если так, то в приложении сил и отваги наших патриотов к делу обороны пора сделать следующий шаг.

Месяца два назад один вражеский (российский) военный аналитик  написал, что украинцы мужественные воины, у них есть боеспособные мотострелковые батальоны, мощная артиллерия… Но нет армии.

Совсем недавно схожую мысль высказал экс-министр обороны Гриценко. По его словам, те бригады, которые геройски вышли из котла на границе с Россией, по составу не вполне бригады. Поскольку не имеют всей необходимой структуры для полноценного ведения боевых действий.

Штатный состав и структура современной бригады украинских ВС — это, конечно, военная тайна. Но из советского времени запомнилось, что в составе мотострелковой бригады кроме трех мотострелковых батальонов должны также быть: артиллерийский дивизион, рота снайперов, батарея ПТУРСов, зенитно-ракетная батарея, разведрота,  саперная рота, взвод химразведки, полевой узел  связи, батальон обеспечения и т.д. и т.п. То есть, исход сражений решают не «самураи» какого-нибудь «правого сектора», а узкие профессионалы, «труженики войны», ее рабочие лошадки.

Много ли у нас добровольческих саперных батальонов или батальонов связи? И готовы ли наши  «герои» пополнить их ряды?

Кадровые офицеры ВС  невысокого мнения о боеспособности добровольческих батальонов. И считают, что для пользы дела их стоит расформировать и доукомплектовать  бойцами регулярные части. Это — один из путей решения проблемы. Хотя с ним не согласятся ни сами добровольцы, ни общественность.

Есть второй путь — включить  добровольцев в состав существующих бригад на правах отдельных батальонов, с жестким подчинением командирам частей. Но вот будут ли  «народные комбаты» беспрекословно выполнять приказы полковников и даже генералов, если привыкли по многим вопросам выходить на уровень как минимум замминистра?

И третий путь — подчинить все эти подразделения МО и начать строительство на их основе  новой армии. Сможет ли Семен Семенченко командовать бригадой? Не знаю… Но, как Чапаев из известного фильма, вполне может ответить: «Смогу, если подучить малость!» Главный враг украинского народа Ульянов-Ленин так  большевистскую армию и строил: выискивал среди партизан командиров-самородков, направлял в академию при генштабе и возвращал командовать дивизиями (а для надежности  штаб дивизии укрепляли опытными царскими офицерами и, конечно, комиссарами). И, если помните, ту войну он выиграл.

В любом случае пора наших добровольцев уводить от политики, от махновской вольницы, пусть они учатся строить современную высокотехнологичную армию с тем же рвением и бесстрашием, с каким  умеют идти в атаку.

Конечно, возможен и  четвертый путь: оставить все как есть.

В таком случае, боюсь, всех их ждет участь «холодноярцев». Которые, безусловно, были героями. Но Украину спасти не сумели.

«Евгений Якунов»

 ukrinform.ua


Реклама

  • Гость: Не понимаю! Не понимаю их жертвы. За что гибнет столько молодых ребят? Любые вопросы в конце концов решаются и война когда то закончится... Но сколько ребят до этого должно погибнуть? И есть ли в этом смысл???