Антикоррупционный портал job-sbu.org > Война на Донбассе > Полгода блокады Донбасса: Как выживают люди?
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Полгода блокады Донбасса: Как выживают люди?

15:09 14.09.2017 459

1Полгода назад, 15 марта, СНБО приостановил грузовое транспортное сообщение с оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей. Теперь в Киеве ждут, когда боевики освободят всех пленных и вернут «национализированные» предприятия. Разрыв отношений с «Л/ДНР» попытались ещё больше усилить летом – в июле «Укрэнерго» заявило о прекращении поставок электричества в ОРДЛО.

«Украинская правда» выясняла, работает ли в действительности блокада, и каковы её последствия для Донецка, Луганска и Киева.

Блокада ОРДЛО на исходе третьего года войны стала для официального Киева вынужденной мерой.

Решение приняли после накала страстей в зоне АТО в конце 2016 – начале 2017 года. Тогда ветераны добробатов, под прикрытием депутатских мандатов Семена Семенченко и Владимира Парасюка, окопались на стратегических железнодорожных направлениях.

Участники «блокады торговли на крови» три месяца усиливали свои редуты в районе Лисичанска, Покровска и в Бахмуте, периодически отбиваясь от рейдов силовиков, а также накапливая огнестрел и коктейли Молотова.

В конце концов, угрозы «блокадников» устроить «рельсовый Майдан» начали воспринимать на Банковой всерьез.

В основном – из-за проблем с поставками угля, грозившими энергобезопасности страны, и нарушением технологических цепочек в металлургии.

Для оккупированных Донецка и Луганска акции добробатов стали удачным фоном, чтобы начать «национализацию» предприятий.

В Киеве на разрыв экономических отношений с ОРДЛО решились, по сути, только после потери важнейших для украинской экономики антрацитовых и металлургических активов Рината Ахметова.

Сколько стоит брешь в обороне

Спустя шесть месяцев после решения СНБО «железный занавес» оккупированную часть Донбасса не накрыл.

Первая и главная причина в том, что открытым остается большой участок границы между Россией и ОРДЛО. А во-вторых – на границе между Украиной и «Л/ДНР», протяженностью 450 км, на так называемых «дорогах жизни» неплохо чувствуют себя контрабандисты и коррупционеры.

Крупные партии продуктов или вещей через блокпосты если и проходят, то с трудом. Но мелкая торговля «разрешена» даже в официальных пунктах пропуска. У КПВВ работают «курьеры» с тележками, которые за отдельную плату – от 50 до 300 гривен, в зависимости от обстоятельств и характера «посылки» – могут перевезти практически любой товар. У одного блокпоста могут работать от 10 до 30 челноков.

По данным УП, в этом году на КПВВ «Станица Луганская» имел место случай, когда десять «курьеров» всего за три часа разгрузили с фур десять тонн товара и перевезли его в тележках на неподконтрольную территорию.

«Сейчас народ сильно не досматривают, разве что уж совсем подозрительных. В сумках провозят одежду, сигареты, чай, кофе. Большие разовые партии через блокпосты не идут. Для фур есть другие, объездные пути, за отдельную мзду. Если ты везешь товара, скажем, на 10 тысяч долларов, то пару тысяч с тебя точно возьмут», – рассказал предприниматель из Донецка Андрей Панченко (имя и фамилия изменены – УП).

Спрос на украинские товары в «ДНР» по-прежнему высокий. На продуктовых базах за последние месяцы их стало меньше, но не значительно.

«Не думаю, что на это повлияла блокада. Просто в «республике» начали «крепить» за нелегально ввозимую продукцию. Всё должно пройти так называемую «растаможку» и получить соответствующую наклейку. Поэтому сюда стараются везти только какой-то целевой товар, на который есть спрос и которой стопроцентно будет раскуплен», – пояснил дончанин.

В частности, в свободной продаже в «блокадном» Донецке можно встретить шоколад Roshen. Из сладостей поставщики предлагают также харьковский «Бисквит», «Корону».

Украинского спиртного мало, но в достаточном количестве есть шампанское «Артемовское» или дешевые вина «Инкерман» по цене итальянских. Есть почти вся линейка продукции торговых марок «Верес», «Чумак» или, к примеру, сыры «Комо».

Что касается электричества, то, несмотря на решение «Укрэнерго», без света в «Л/ДНР» не сидят. Оккупированным территориям пока хватает двух «национализированных» Зуевской и Старобешевской ТЭС, а также поставок электроэнергии из приграничных районов РФ.

На четверть Украина

По оценкам нескольких источников, опрошенных УП в  оккупированном Донецке, спустя полгода доля украинских продуктов на прилавках составляет примерно 25%. Количество местных торговых марок достигает 40-50%. Всё остальное сделано в России или Беларуси – и объемы таких товаров постепенно растут.

«Если есть возможность выбирать между российской и украинской продукцией, предпочтение отдают последней, – рассказывает дончанка Виктория Маркова. – Раньше в магазинах на полках было много табличек «Сделано в ДНР», но теперь почти не осталось, – народ на них реагирует без энтузиазма. Поэтому местные товары производители часто маркируют словами «Україна. Донецьк», даже без перевода на русский».

Как говорят жители Донецка, через шесть месяцев блокады жизнь в городе по-прежнему стабильно непроста. Главной проблемой остается не качество потребительской корзины, а цены.

«Когда на рынке просят взвесить по 200-300 грамм мяса, это нормально, –продолжает Виктория Маркова. – Цена на свинину – 280-300 рублей за килограмм (140-150 гривен – УП), на говядину – 330 рублей (165 грн). Ценники постоянно меняются, а с зарплатами туго. Можно сказать, что 10.000 рублей (5.000 гривен) в Донецке считается «приличным заработком». Долги за «коммуналку» реально выросли. Народ опасается, что зимой должников будут отрезать от отопления».

Жительница Донецка Инна Терехова говорит, что в городе есть также проблема с лекарствами.

«Их лучше везти из Украины, – делится она. – Во-первых, из-за цены. К примеру, мы покупаем «Терафлекс». В Донецке он стоит 1600 рублей (800 грн) за 60 таблеток. В Украине – 572 грн за 120 таблеток. Во-вторых, сами врачи предупреждают: «Берите лучше украинские». Медики отмечают рост аллергических реакций на медикаменты из РФ среди местного населения».

«Ничего хорошего не случилось, в Украину мы за полгода так и не вернулись, – резюмирует Николай Батраченко, житель Лутугино Луганской области. – Если есть дыра на границе с РФ, и оттуда можно провезти продукты или за взятку ввезти из территории Украины, то какая, к черту, «блокада»? Зато эту тему прекрасно до сих пор используют российские и «республиканские» СМИ. Народу говорят: «Видите, мы же предупреждали – в Украине националисты и каратели! Они хотят, чтобы все вы тут подохли».

Кому хуже всего

После блокады и «национализации» украинских предприятий промышленность Донбасса переживает, пожалуй, самые сложные свои времена.

Боевики под руководством Кремля ввели «внешнее управление» на 40 крупных промышленных объектах, большинство из которых принадлежали корпорации «СКМ» Рината Ахметова. В основном это – шахты и металлургические предприятия.

Сегодня, по данным, озвученным Александром Ходаковским (бывший офицер СБУ, а затем руководитель бригады сепаратистского батальона «Восток» и глава «Совета нацбезопасности «ДНР» – УП), самыми «жирными» объектами управляет структура, имеющая отношение к компании «Внешнеторгсервис» с российскими корнями: компания зарегистрирована в непризнанной Южной Осетии.

Новые хозяева в течение последних шести месяцев пытаются наладить производства, которые раньше ориентировались на экономику и рынок Украины, а также на экспорт. Однако со сбытом туго.

Во-первых, из-за не признанного статуса «Л/ДНР». Во-вторых, объективно России не нужны ни донецкий уголь, ни металл в том количестве, которое могло бы вывести промышленность ОРДЛО из глубокого кризиса. В частности, из 55 шахт, находящихся на оккупированной территории, 34 подлежат ликвидации. Остальные работают не в полную силу, с задержками зарплат, сокращением штата и количества рабочих дней.

«Один из главных итогов (шести месяцев «национализации» и блокады – УП) – мы фактически теряем промышленный потенциал (в ОРДЛО – УП), – прокомментировал УП Юрий Грымчак, замминистра по вопросам временно оккупированных территорий. – Ситуация очень серьезная, особенно в свете того, что эти земли мы рано или поздно собираемся возвращать. Заводы режут на металл, шахты затапливают, и их невозможно восстановить».

Грымчак напомнил, что с начала войны на Донбассе было предпринято несколько попыток транспортной блокады со стороны сепаратистов.

В 2016 году на переговорах в Минске представители «Л/ДНР» выдвигали требование перерегистрировать украинские предприятия, чтобы те платили налоги в «бюджет» квазиреспублик. Но этого не было сделано, за исключением отдельных случаев. Еще начиная с 2014 года, в целях безопасности, некоторые бизнесмены и компании сами предпочли работать по двойному налогообложению.

Сегодня, по словам Грымчака, как минимум, у 136 тысяч человек в «Л/ДНР» есть проблемы с работой. Ещё недавно все эти люди были сотрудниками предприятий с украинской «пропиской», но теперь частями получают зарплаты от новых управляющих.

«После блокады страна имеет потери бюджета. Мы лишились больших объемов военного сбора, который оплачивался теми, кто работал на заводах и шахтах под украинской юрисдикцией. Потери роста ВВП составили примерно 1,5%. Среди политических итогов я бы отметил, что Россия, по сути, на международном уровне не понесла никакой ответственности за отобранные предприятия», –назвал Грымчак главные последствия блокады для Украины.

*   *   *

За последние полгода стратегические цели официального Киева на Донбассе явно не достигнуты.

Блокада, объявленная СНБО, разве что немного успокоила так называемые «патриотические силы» и дала передышку Банковой до нового политического и отопительного сезонов.

Но в сухом остатке «республики» в лице оккупационной власти все больше отдаляются от Киева. А вместе с ней – и идеологически обработанные граждане с украинскими паспортами.

Выиграет ли Украина в этой битве за умы, большой вопрос. В любом случае, сделать это будет так же сложно, как и восстановить промышленность на оккупированных территориях.


Реклама

  • Анна: Кто то пиарится и зарабатывает таким образом деньги, а кто то потурял последний заработок. А потом эти же пиарщики будут кричать, что в ДНР и ЛНР наши украинские граждане. Так им же помогать нужно, а не забирать последнюю работу и не лишая человеческих условий жизни.