Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Почему трагедию в Княжичах так и не смогли дорасследовать
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Почему трагедию в Княжичах так и не смогли дорасследовать

15:43 06.12.2017 157

48_main_new.1481460955 Всю правду о трагедии в Княжичах можно будет узнать только после того, как в стране снова поменяется власть, а Луценко с Аваковым будут принудительно отстранены от своих должностей.

За год, прошедший после стрельбы в Княжичах, наиболее разумное и логичное объяснение происшедшему дали не правоохранительные органы, а отец одного из погибших сотрудников полиции охраны Александр Орлов, которому больше всех нужно добиться справедливости. Конечно, одних только своих сил ему бы для этого не хватило: определенную часть информации слили отдельные работники прокуратуры и полиции, которым надоело смотреть на бардак, разведенный Луценко и Аваковым во вверенных им ведомствах. Поэтому если отбросить лишние и добавить необходимые детали, картина вырисовывается примерно такая.
«Робин Гуды» из АТО?

Итак, была группа бойцов добровольческого батальона «Миротворец» (позже они перевелись в полк «Киев»), которые героически сражались на фронте, а в тылу не менее «героически» бомбили конвертационные центры, располагая достоверной информацией о том, кто и где хранит крупные суммы денег и когда и куда собирается их перевозить. Но во время одной из таких «экспроприаций», проведенной 20 сентября 2016 года в Киеве возле проспекта Победы (где добыча составила около 3 млн грн), вышла неувязка: один из нападавших потерял неподалеку от места происшествия свой чек на покупку в супермаркете, по которому Шевченковская полиция установила сначала личность владельца банковской карты, а затем и личности его «боевых побратимов».

Для правоохранителей ситуация сложилась неоднозначная: с одной стороны, вроде бы «свои ребята», которые таким образом получали средства на нужды АТО, а с другой — потерпевший конвертцентр находился под «крышей» руководителей столичной полиции. Тогда нападающим и предложили компромисс, согласно которому одна сторона возвращает отобранные деньги, а вторая тихонько заминает эту историю.

Но так как деньги на тот момент ребята уже потратили, то предложили взамен рассчитаться своей очередной наводкой. Ее смысл состоял в том, что на окраине села Княжичи Броварского района, по ул. Шептицкого, 22 стоит ничем не примечательный дом, принадлежащий одному из дельцов теневой экономики, где последний хранит крупную сумму наличности. На том и порешили. Как следует из дальнейших событий, операцию возглавили начальник ГУНП Киева Андрей Крищенко, начальник управления уголовного розыска столицы Леонид Курята и начальник Шевченковского управления полиции Герман Приступа.

В указанном доме хозяева жили только летом, а зимой лишь изредка наведывались на выходные дни. Правда, на пути к большим деньгам появилась существенная преграда: дом был подключен к пульту сигнализации Броварского межрайонного отдела полиции охраны, поэтому при попытке проникновения в него через несколько минут должен был прибыть вооруженный экипаж группы задержания.

Впрочем, для людей указанного выше уровня это обстоятельство отнюдь не являлось непреодолимой преградой, и, имея под рукой достаточно сил и средств, не сложно было сделать так, чтобы машина с охранниками прибыла не через несколько минут, а через час-полтора. Например, организовать ряд ложных вызовов. Судите сами: Бровары вместе с прилегающим районом в ночное время суток обслуживают четыре экипажа полиции охраны и этого достаточно при обычной частоте тревожных сигналов. Но иногда случаются сумасшедшие ночи, когда срабатывание идет за срабатыванием и приходится летать с объекта на объект, выбирая при этом, какой из них важнее. Поэтому когда одновременно поступает сигнал «тревога» из банка в центре города и нежилого дома на окраине села, выбирать приходится понятно что.
В этом случае организаторы решили действовать проще: в Княжичи были взяты устройство принудительной остановки транспорта и средство для принудительного открытия помещений. Первое, разумеется, — для остановки автомобилей полицииохраны на дальних подступах, второе — для взлома тайника с деньгами. На крайний случай подтянули две группы спецназа в составе 14 бойцов из управления Корпуса оперативно-внезапного действия (Корпус оперативно-раптової дії, КОРД) и полка полиции специального назначения, а стоять «на шухере» поручили сотрудникам Управления оперативной службы ГУНП в г. Киеве. Причем представителям двух последних категорий привлеченных сил не раскрывали истинной сути операции: одним могли сказать, что будут ловить банду, другим — что тайно ставить «жучки».

Операция пошла не по плану

Все вроде бы должно было пройти без шума и пыли, но поскольку за дело взялись люди, не умеющие ни украсть, ни покараулить, все пошло не по плану и кувырком, что заставило их нервничать, принимать неверные решения и вообще делать глупости. После срабатывания сигнализации машина с группой задержания каким-то образом благополучно доехала до объекта, и это побудило группу взломщиков в составе 4–5 человек, которые проникли в дом, со всех ног бежать в направлении леса. Обнаружив явные признаки проникновения, прибывший экипаж вызвал подмогу, по прибытии которой часть охранников пошла по свежим следам на снегу в лес.

А там уже произошло еще одно приключение, которое нельзя было предусмотреть: полицейскому Валентину Гаценко показалось, будто злоумышленник притаился за каким-то из кустов, и он сделал два выстрела резиновой пулей в воздух, чтобы тот от неожиданности как-то себя демаскировал. Однако это произвело совсем другой эффект: демаскировали себя не взломщики, которые уже давно были в безопасном для себя месте, а двое сотрудников УОС — Юлиан Рудько и Александр Маница, которых еще вечером оставили в расположенном рядом недостроенном доме по ул. Шептицкого, 18, поставив при этом задачу наблюдать за окружающей местностью и докладывать обо всем происходящем. Из-за ограниченного сектора видимости у молодых разведчиков любопытство взяло верх над конспирацией и они вышли из своего укрытия посмотреть, что же там творится за забором, от чего в лесу раздаются выстрелы.
За этим занятием их засекли и впоследствии задержали, о чем доложил шефам руководитель группы наружного наблюдения — начальник отдела УОС Александр Мелихов, который видел и знал, что именно полиция охраны задержала его подчиненных и посадила в свою разрисованную служебную машину Daewoo Lanos. От этого сообщения у руководителей операции окончательно «поехала крыша»: тогда и прозвучала суетливая команда Леонида Куряты, которую в той ситуации нельзя было понять иначе, кроме как убивать всех подряд.

Что было дальше, хорошо известно всем: спецназовцы подъехали на микроавтобусе и не говоря ни слова застрелили всех четверых полицейских, которые сидели в автомобиле: охранников Сергея Орлова и Евгения Куртева и разведчиков Юлиана Рудько и Александра Маницу. Другие сотрудники полиции охраны, открыв огонь, застрелили кордовца Виталия Валецкого.
Collage
Стране замыливали глаза

Нельзя утверждать, что все это стопроцентно было именно так, но именно при таком сценарии все факты более или менее подходят друг к другу и становятся на свои места. В отличие от него официальная прокурорско-полицейская версия не лезет ни в какие ворота. И в самом деле: столичные сыщики установили личности организаторов и исполнителей разбойного нападения, совершенного в сентябре 2016-го, но не задержали никого из них, планируя поймать на горячем во время совершения другого преступления, для чего и была устроена засада в Княжичах. Когда же, наконец, представилась такая возможность, их не задержали, несмотря на то, что Рудько и Маница докладывали о том, как неизвестные вломились в дом.

Потом команда действовать все же поступила, но после того, как полиция охранызадержала самих разведчиков. Однако спецназовцы вместо того, чтобы освободить взятых в плен коллег, без лишних слов перестреляли их, как будто это были не заложники, а нежелательные свидетели. Зато настоящих «бандитов», которые якобы планировали разбойное нападение и на которых, собственно, и была устроена засада, без шума и стрельбы задержали в Киеве.

Вывод из этого такой: во-первых, врут, во-вторых, врать не умеют. Но руководителей правоохранительных органов тоже можно понять: сказать правду означало бы для них официально признать, что полиция при попустительстве прокуратуры занимается кражами из чужих домов. А это повлекло бы отставку Луценко и Авакова как руководителей ГПУ и МВД: держать их дальше на таких высоких постах было бы неудобно перед западными кредиторами, которые и так недовольны либеральным отношением украинской власти к должностным преступлениям.

Но с другой стороны, эти двое являются столпами существующей ныне властной конструкции, выстроенной на системе сдержек и противовесов интересов различных олигархов. Поэтому нравится нам это или нет, но всю правду о трагедии в Княжичах можно будет узнать только после того, как в стране снова поменяется власть, а Луценко с Аваковым будут принудительно отстранены от своих должностей. Пока же общественности остается довольствоваться тем, как по мере усиления трения между Блоком Петра Порошенко и «Народным фронтом» следователи Генеральной прокуратуры в одиночку или мелкими партиями будут брать за жабры организаторов той операции.
Явно видно, что сразу же после стрельбы полиция с прокуратурой решили полюбовно замять дело, списать трагедию на эксцесс исполнителя и виноватым во всем сделать мертвого Валецкого, который первым начал стрельбу, уложил четверых человек и сам был убит ответным огнем. Однако таким простым объяснением общественность явно не удовлетворилась бы, да и кордовцы в той ситуации совсем не напоминали взбесившихся зомби: поняв, что перед ними свои, они сразу же прекратили огонь, хотя легко могли бы перестрелять остальных охранников.

Поэтому пришлось руководящим чинам МВД объяснять, кто и почему так натравил спецназовцев на полицию охраны, что они вопреки требованиям закона «О Национальной полиции» и ведомственной инструкции применили огнестрельное оружие без предупреждения, не говоря о переговорах с возможными злоумышленниками, которые обязательно необходимо проводить перед тем, как освобождать заложников силой. Говоря официальным языком, при отсутствии состояния крайней необходимости или необходимости отражения нападения.

Так что для того, чтобы как-то замылить глаза общественности, была придумана сказочка о том, будто ожидалось грандиозное разбойное нападение опасной банды, вооруженной автоматами Калашникова. И не на скромный пустующий домик на Шептицкого, 22, а на расположенный неподалеку огромный и заселенный особняк по ул. Тихой, 30. При таких обстоятельствах, по мнению сочинителей из МВД, присутствие в Княжичах спецназовцев с пулеметами выглядело вполне оправданным. А сотрудники управления оперативной службы Рудько и Маница, мол, в недостроенном доме как раз и наблюдали за комплексом зданий по Тихой, 30. Но якобы в результате невероятного стечения обстоятельств воры пришли именно на Шептицкого, 22, откуда и поступил сигнал «тревога».
kniazhychi_18
Эту туфту не постеснялся выдать на заседании правоохранительного комитета Верховной Рады сам генеральный прокурор, однако это еще не самое худшее, что он вещал перед телекамерами в первые месяцы после трагедии. Так, в одном из интервью Луценко сказал, что дом на Шептицкого, 22 был ограблен дважды: первый раз — неустановленными злоумышленниками, второй — работниками полиции охраны, которые вынесли из него элитный алкоголь. И это несмотря на то, что официальная хозяйка дома Тамара Данишевская в протоколе допроса ничего не упоминала о пропаже алкоголя и в последующих комментариях репортерам уверяла, что ничего украдено не было.

Оперативная информация следователям известна, но они ее реализуют дозированно и в зависимости от политических раскладов

Подобными заявлениями генпрокурор явно хотел отвлечь внимание публики от настоящих виновников трагедии и направить его в другую сторону. Но такая идиллия в отношениях прокуратуры и полиции продолжалась, по всей видимости, недолго, и в конце августа, когда события в Княжичах понемногу начали забываться, неожиданно были привлечены к уголовной ответственности трое участников тех событий: тогдашний начальник УУР ГУНП в Киеве Леонид Курята, замначальника отдела криминальной полиции Шевченковского УП Роман Мариновский и старший инспектор КОРД Андрей Курта.

Всем троим было сообщено о подозрении в совершении преступлений, связанных с умышленным убийством и превышением служебных полномочий: первому — за то, что матом дал команду убивать всех, второму — за то, что довел эту команду до сведения бойцов КОРД, третьему — за то, что стрелял в сотрудников полиции охраны из автомата Калашникова (хотя при этом ни в кого не попал). Кстати, в мотивировочной части составленных прокуратурой сообщений было ясно сказано, что объектом проведения полицейской операции в Княжичах был именно тот невзрачный домик на Шептицкого, 22, а не шикарный дворец на Тихой, 30.
О причинах такого поворота событий мы, наверное, узнаем, опять же, только после того, как Луценко с Аваковым будут принудительно отстранены от своих должностей. Но уже сейчас можно уверенно утверждать, что эта причина лежит отнюдь не в правовой плоскости: все компрометирующие факты, изложенные в сообщении о подозрении Куряте, Мариновскому и Курте, были известны стороне обвинения как минимум в январе-феврале, поэтому о подозрении злоумышленникам можно было сообщать уже тогда. Да и вообще, не будет преувеличением сказать, что прокуроры знали всю правду чуть ли не в первый же день.

Так, в ходе открытого судебного заседания стало известно, что во время событий в Княжичах СБУ на основании разрешения, выданного тайным постановлением Апелляционного суда Киева от 3 ноября 2016 года по какому-то другому уголовному производству, слушала и писала все разговоры Куряты по мобильному телефону. Эти записи спецслужба, очевидно, сразу же после трагедии передала прокуратуре. Напомним, что 4 декабря в совещании у президента в связи с событиями в Княжичах помимо и. о. руководителя Национальной полиции Вадима Трояна и первого заместителя генпрокурора Дмитрия Сторожука принимал участие и первый зампредседателя СБУ Виталий Маликов, у ведомства которого не было никаких причин что-то скрывать.

Таким образом, материалы на Куряту, Мариновского и Курту были известны следователям давным-давно, однако только 30 августа им было предъявлено обвинение, а на следующий день генпрокурор сообщил через Facebook, что планируется вручение еще восьми подозрений. С того дня прошло уже три месяца, а оно все еще «планируется». То есть понимать эту ситуацию следует так, что между Луценко и Аваковым по этому поводу пока что продолжаются торги, и именно от их результатов зависит, узнают ли люди правду о трагедии под Броварами. Если, конечно, к тому времени очередной Майдан не сметет коррумпированную украинскую власть.

По материалам: argumentua.com


Реклама