Антикоррупционный портал job-sbu.org > Новости и происшествия > Почему Шлапак спешит покинуть пост председателя правления ПриватБанка
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Почему Шлапак спешит покинуть пост председателя правления ПриватБанка

16:52 10.07.2017 280

thumbПриватБанк спустя полгода после национализации снова оказался в центре всеобщего внимания. В конце июня председатель правления финучреждения Александр Шлапак сообщил о намерении в скором времени покинуть свой пост. По информации инсайдеров финансового рынка, отставка Шлапака уже согласована с НБУ и Администрацией президента. Наблюдательный совет банка 20 июля рассмотрит заявление Шлапака об увольнении. Впрочем, это не более чем формальность.
Решение менеджера об уходе совпало по времени с обнародованием финансовой отчётности ПриватБанка за 2016 год и заключения независимого аудитора — Ernst & Young, одной из самых авторитетных в мире аудиторских компаний из числа «большой четвёрки», на основании которых Минфин решил дополнительно докапитализировать ПриватБанк на 38,5 млрд грн. Напомним: после национализации в декабре 2016 года государство уже влило в крупнейший банк страны 117 млрд грн.

Масла в огонь подлил и НБУ. На сайте регулятора 3 июля появилось сообщение об истечении срока добровольной реструктуризации кредитов бывших владельцев ПриватБанка. Они, как утверждают в НБУ, так и не выполнили взятые на себя обязательства. В связи с этим государство и ПриватБанк переходят к процедуре принудительного взыскания кредитных средств, якобы выданных аффилированным с Игорем Коломойским компаниям.

Экс-владельцы ПриватБанка Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов в долгу не остаются. Днепровские олигархи пытаются оспорить в суде ряд моментов, касающихся национализации ПриватБанка. По информации «ЛигаБизнесИнформ», сегодня в судах находятся уже около 70 исков, связанных с национализацией и процедурой bail-in (конвертации средств инсайдеров в капитал).

Олигарх, который подарил свой Ferrari

Сам Александр Шлапак в вопросе инсайдерских кредитов придерживается позиции НБУ. Обычно сдержанный чиновник, предпочитающий говорить на сухом языке цифр, своё первое впечатление о ПриватБанке, возникшее у него, как только он возглавил финучреждение, выразил цветастой метафорой о Ferrari с прицепом токсичных отходов. Под столь опасным грузом Шлапак, естественно, подразумевает кредиты связанных с бывшими владельцами лиц, которые после национализации банка якобы перестали выполнять свои обязательства. Вместе с тем высокотехнологичный банк, похожий на передовую IT-компанию с банковской лицензией, вполне заслуживает сравнения со спортивным автомобилем.
По словам Шлапака, кредиты связанных с Коломойским компаний составляют 190 млрд грн, или 97% от всего портфеля задолженности юрлиц. Из общего объёма задолженности 132,8 млрд грн приходится на так называемые трансформированные кредиты. Они выдавались для перекредитования связанных лиц со снижением процентной ставки до 10,5% годовых, продления срока погашения и изменения других условий сделки.

К этой сумме, по словам топ-менеджера, нужно добавить и 8,4 млрд грн обесцененных процентов, которые также подлежат взысканию. Вся эта задолженность висит на 223 заёмщиках, многие из которых оказались не в лучшем финансовом состоянии. Также, по мнению Шлапака, большая часть кредитов юрлицам выдавалась не на рыночных условиях, а обеспечение по ним чаще всего отсутствовало.

А были ли инсайдеры?

Проведённый компанией Ernst & Young аудит ПриватБанка не подтвердил некогда сделанное главой НБУ Валерией Гонтаревой заявление о взаимосвязи с бывшими собственниками банка чуть ли не 100% кредитов юрлиц.

Как поясняют Фокусу в НБУ, Ernst & Young предметно не изучала проблематику инсайдерских кредитов в рамках подготовки заключения по отчётности банка за 2016 год по международным стандартам, и поэтому аудиторы не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть те или иные оценки. Кроме того, в НБУ подчёркивают, что отчётность ПриватБанка, которую подтверждает Ernst & Young, к моменту национализации готовил бывший менеджмент финучреждения, игнорирующий требования регулятора относительно отражения кредитов связанных лиц.

Впрочем, у независимых аналитиков подобная позиция НБУ вызывает недоумение. «Самым неожиданным стало то, что, составляя и проверяя отчётность банка почти полгода, ни менеджмент, ни аудитор не смогли подготовить достоверную отчётность, которая бы соответствовала действительности», — восклицает руководитель аналитического отдела инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий.

Бывшим акционерам неопределённость дала серьёзный аргумент в споре с властью. «Я ознакомился с опубликованным в прессе официальным годовым отчётом ПриватБанка, аудитором которого была компания Ernst & Young. Если назначенные государством топ-менеджеры ПриватБанка в своём отчёте перед правительством насчитали у финучреждения около 9 млрд грн кредитов компаниям, связанным с предыдущими акционерами на момент национализации, то у меня нет оснований не доверять им», — прокомментировал результаты аудита Игорь Коломойский.
GettyImages-634392074
Расхождения в цифрах НБУ и Ernst & Young финансисты инвесткомпании ICU, которой руководила Валерия Гонтарева в 2007–2014 годах, связывают с различиями международных и украинских методов подсчёта объёма инсайдерских кредитов. «Международные стандарты финансовой отчётности не рассчитаны на отечественную креативность в финансовых вопросах, а украинский подход к определению связанных сторон намного более жёсткий и позволяет включать в их число компании, которые записаны на ничего не подозревающих о владении ими людей», — объясняет финансовый аналитик ICU Михаил Демкив.

Попросту говоря, методика украинского регулятора куда более жёсткая, чем признанные в мире стандарты бухгалтерской отчётности. Как разъясняют банкиры, помимо действительно инсайдерских займов, в эту категорию по методике НБУ зачастую попадают кредиты заёмщиков, не имеющих документально подтверждённых связей с акционерами банка. Однако НБУ относит их к инсайдерам по ряду достаточно натянутых формальных признаков. Например, согласно нормативам НБУ к связанным лицам можно отнести заёмщика с недостаточно раскрытой структурой собственности.

К слову, ригористичность трактовки понятия «инсайдерского кредита» в НБУ доставила проблемы не только экс-акционерам ПриватБанка. Реальный уровень финансирования связанных лиц в украинских банках НБУ начал диагностировать в 2015 году, взяв на себя соответствующее обязательство перед МВФ. Поэтому в инсайдерский портфель попала часть старых кредитов многих банков, в том числе и прозрачных структур с западным капиталом. Сейчас их менеджменту приходится готовить для НБУ увесистые пакеты документов, которые позволят опровергнуть связанность с акционерами кредитов, попавших в чёрный список НБУ.

Простой пример. Решением НБУ №105 от 13 декабря 2016 года к инсайдерским кредитам ПриватБанка отнесли займы нескольких физлиц из семьи Суркисов, а также подконтрольных им А-банка и футбольного клуба «Динамо» (Киев). Для указанных лиц это означало потерю средств, размещённых на счетах ПриватБанка. Отстаивать свою правоту Суркисы решили в суде. Они попросили суд вернуть им списанные в ходе национализации ПриватБанка депозиты более чем на 1 млрд грн и признать противоправными ряд решений, предшествующих процедуре bail-in. В мае Окружной админсуд Киева удовлетворил их требования. Вполне возможно, что и в прочих спорах по делам ПриватБанка Фемида не примет сторону государства.
Пока бывшие акционеры готовят иски, в НБУ надеются доказать инсайдерский характер корпоративных кредитов ПриватБанка после завершения так называемого forensic audit (судебный аудит, детальная проверка компании в ходе судебного разбирательства) в сентябре 2017 года. Однако эта информация станет достоянием общественности лишь «с разрешения юристов» и «в допустимых объёмах».

Ещё один щекотливый момент. Скрытое кредитование лиц, связанных с конечными собственниками и руководителями банков, за счёт средств, привлечённых от вкладчиков, — модель бизнеса, характерная для большинства украинских финансово-промышленных групп. Среди обанкротившихся банков с избыточным уровнем инсайдерского кредитования можно назвать некогда подконтрольные латифундисту Олегу Бахматюку VAB-Банк и банк «Финансовая инициатива», банк «Финансы и Кредит» Константина Жеваго, Платинум Банк, который связывают с Борисом Кауфманом… Однако государство не проявляет такой прыти с возвращением их долгов, как в случае с ПриватБанком.

Оно мне надо?

В столь запутанной ситуации найти очевидные доказательства правоты одной из противоборствующих сторон будет крайне сложно. Поэтому руководителю ПриватБанка придётся постоянно лавировать между регулятором, бывшими акционерами и аудиторами. К этому, как уже говорилось, стоит добавить постоянные разбирательства в судах.

Шлапак не скрывает, что ему неинтересно погружаться в разборки между Коломойским и НБУ. «В СМИ часто пишут, что глава правления не хочет заниматься проблемным портфелем. Откровенно говоря, не хочу. Но должен. И скажу вам, к большому сожалению, около 70% моего личного времени занимают проблемы, которые связаны с деятельностью ПриватБанка до 19 декабря 2016 года», — поясняет Шлапак.

То есть его желание уйти из ПриватБанка понять можно. После перехода скрытого противостояния НБУ и Коломойского в открытую войну щекотливому вопросу инсайдерских кредитов руководителю ПриватБанка придётся посвящать уже не 70%, а 100% личного времени.

Кроме того, инсайдеры финансового рынка поговаривают о возможности назначения Шлапака на всё ещё вакантный после ухода Гонтаревой пост главы Нацбанка. Сам Шлапак утверждает, что подобных предложений ему не поступало и вообще он не имеет желания занимать это кресло, а хочет на пенсию — «к внукам».

Но в нашей стране желать и делать — это немного разные вещи. Нельзя исключать, что «революционный» министр финансов Шлапак получит предложение, от которого не сможет отказаться. Для властей это может стать репутационно правильным решением. А Шлапаку в свете таких перспектив участвовать в скандальных разбирательствах с Коломойским уж точно нет резона.
unian_615493
Плохая война лучше хорошего мира

Очевидно, что при любом исходе войны Коломойского с НБУ контроль над ПриватБанком олигарх не вернёт. На кону исключительно вопрос суммы кредитов, выданных инсайдерским структурам. Их бывшие акционеры добровольно согласились погасить перед национализацией банка. «EY признал законность требований НБУ по доформированию резервов, может, и не в объёмах 95% портфеля, но даже того, что было признано, более чем достаточно для постановки вопроса о национализации банка», — считает член Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран.

Естественно, сразу после известия об уходе Шлапака поползли слухи, что Коломойский пытается установить теневой контроль над ПриватБанком, усадив в кресло предправления подконтрольного ему менеджера. Однако сам Шлапак уверен в объективности набсовета, в компетенцию которого входит назначение и увольнение председателя правления.

Как пояснил менеджер, несмотря на попытки влияния, набсовет всегда принимал решения исключительно исходя из интересов банка. Напомним: набсовет ПриватБанка сейчас возглавляет авторитетный турецкий банкир с 27-летним стажем Энгин Акчакоча, который помогал правительству Турции преодолеть последствия мирового финансового кризиса 2001 года, а сейчас консультирует центробанки разных стран. И он не единственный иностранец в составе этого органа. Поэтому подозревать набсовет ПриватБанка в подковёрных договорённостях с Коломойским оснований нет.

Вероятнее всего, во главе финучреждения встанет «боевой» менеджер, готовый активно отстаивать позицию государства. «Поскольку основной задачей банка со второго полугодия 2017-го становится активная работа по возвращению выданных ранее кредитов, очевидно, банку потребуется новый менеджер, готовый к войне с бывшими собственниками», — говорит Александр Паращий.

Соглашается с ним и управляющий партнёр адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз. «Одной из основных задач Шлапака на посту председателя правления ПриватБанка было обеспечение проведения аудита за период до его национализации, с чем Шлапак уже справился», — поясняет юрист. По его мнению, вакантное кресло теперь займёт новый руководитель, перед которым государство поставит задачу улучшить нормативные показатели банка и подготовить его к продаже частному инвестору.
Что касается конкретных имён претендентов на пост главы ПриватБанка, то их пока обсуждать рано. Сам Шлапак говорит, что, насколько ему известно, отбор кандидатов на его кресло пока ещё не стартовал, но в ближайшее время процесс запустится. «Учитывая, что задачей нового менеджера станет не только развитие банка, но и юридическое преследование бывших собственников, желательно, чтобы это был независимый иностранец, не связанный с украинским «болотом», — считает специалист отдела продаж долговых ценных бумаг инвесткомпании Dragon Capital Сергей Фурса.
В теории это правильно. Однако практика назначения экспатов руководителями государственных компаний показывает, что в подавляющем большинстве они становятся не более чем красивыми ширмами, за которыми продолжают процветать коррупционные схемы и масштабное разворовывание государственной собственности. Хотелось бы верить, что новый руководитель ПриватБанка станет приятным исключением из этого правила.

По материалам: focus.ua


Реклама