Антикоррупционный портал job-sbu.org > Расследования > Павел Малыш: Сепаратисты и казнокрады умышленно очерняли меня, дабы скрыть свои злодеяния
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Павел Малыш: Сепаратисты и казнокрады умышленно очерняли меня, дабы скрыть свои злодеяния

17:00 28.12.2016 242

143896Вокруг имени известного доктора Павла Малыша много слухов и неимоверных сплетен: то он лично добивал раненых украинских солдат, то был заместителем так называемого министра здравоохранения ЛНР, то вдруг восстановлен в должности руководителя здравоохранения Луганской области. Просто какой-то доктор Зло и суперагент.

На самом деле первая же беседа с Малышем показала, что этот человек вне политики и увлечен исключительно медициной. Человек просто попал в жернова современных событий, лжи и нечистоплотности политиков. Впрочем, судите сами. Предлагаем интервью с этим человеком.

Как получилось, что вас обвинили в сотрудничестве с ЛНР? Какие у Вас были с ними контакты?
Да никаких контактов не было. Был звонок и предложение от так называемого министра здравоохранения фейковой ЛНР Бабасеньяна работать. Тут все понятно: он сам фармацевт и здравоохранением никогда не занимался. Соответственно, ему нужны были квалифицированные помощники. Я же всю жизнь проработал в здравоохранении при разных властях, министрах и президентах. Предложение было сделано не лично, а по телефону в то время, когда я находился на лечении в Станично-Луганской районной больнице (там у меня была операция). Это предложение сотрудничать было мною безоговорочно отклонено. Тем не менее, через пару дней снова поступил звонок. Теперь это было уже не предложение, а угроза: если не буду работать, то мне и моим близким грозит опасность. Потом со мной говорил какой-то силовик сепаратистов, который в совершенно хамской манере, ультимативно, с угрозами приказал мне прибыть в здание СБУ для беседы. Этот силовик был попросту отправлен мной по известному адресу: я заявил, что никуда не приеду. Но Вы же понимаете, что угроза от человека невменяемого, человека с оружием — это не пустой звук, а потому за пять минут я собрал кое-какие вещи — а собирать было особенно нечего, я же лежал в больнице, вот в этом больничном сел в машину и уехал в Харьков. В 3 часа ночи я уже был в Харькове, где сразу же обратился в УВД Харькова, куда на тот момент передислоцировалось Главное Управление внутренних дел Луганской области, с сообщением о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 статьи 129 Уголовного кодекса Украины — угроза убийством. Было возбуждено уголовное дело, все это занесено в единый реестр, у меня есть все эти документы. Собственно говоря, вот и все контакты с так называемой ЛНР. Там же о данных фактах я письменно, надлежащим образом, уведомил ключевых исполняющего обязанности губернатора Луганской области, министра здравоохранения Украины и главу Службы безопасности Украины. Более того, в данных сообщениях я акцентировал внимание на том, что прохожу курс лечения и официально нахожусь на больничном.

Тем не менее, в конце августа в нарушение действующего законодательства, исполняющая на тот момент обязанности губернатора Ирина Веригина, увольняет меня, о чем издает соответствующее распоряжение. Нарушая, таким образом, закон, повторяю.

Мотивировка данного распоряжения звучала как «нарушение присяги государственного служащего».

То есть, так Родина наградила вас за верность присяге и за отказ сепаратистам под угрозой смерти?
Да уж, наградила… После увольнения Веригиной губернатором стал Геннадий Москаль и меня пригласили на собеседование к нему в плане предложения работы.

Теперь Родина все же вспомнила о вас и решила исправить ошибку?
Этого мне уже узнать не удалось. По приезду туда, в Северодонецк, при входе в здание администрации я был похищен неизвестными людьми в камуфляжной форме с оружием и гранатами. Они меня продержали полтора дня в подвале. Затем привязали ко мне гранату, положили в багажник авто и в таком виде повезли в город Киев в арендованную квартиру, в которой на тот момент проживала моя семья.

За выкупом?
Очевидно да. Но дело в том, что о похищении стало известно, и полицией была проведена операция по моему освобождению. Преступников задержали, а вот уже через сутки их отпустили.

Вооруженных похитителей людей?
У них было очень много оружия. Когда обыскали их машину, то нашли несколько десятков гранат, автоматы, патроны к ним. Вопреки здравому смыслу, их отпустили, а у меня не оставалось другого выбора, как просто, в страхе за свою жизнь и за жизнь своих близких, покинуть страну. Я уехал, но в мою сторону посыпались постоянные обвинения в сепаратизме, эвтаназии, и мне не оставалось выхода как просто подать в суд на то, что я уволен незаконно. Документов моей невиновности было достаточно.

И что суд?
Суд меня безоговорочно восстановил в должности, но администрация подала апелляцию. Теперь ждем суда второй инстанции.

То есть, у администрации нет доказательств, что вы хоть секунду работали на «ЛНР», но апелляцию подали?
А их, доказательств хоть какого-то моего сотрудничества с «ЛНР» и быть не может. Я даже не знаю, где это так называемое министерство вообще находилось. Я не вел ни с кем переговоров. В этом плане было только два упомянутых мною звонка и то — я отказался.

Все мои действия — просто уехал оттуда, опасаясь за свою жизнь, а также вывез всех своих близких, оставив дом. Мой дом там уже три раза грабили. Вынесли все, что могли. Сначала то, что выносится; потом то, что не выносится; затем — то, что отрывается. Я однозначно буду бороться за свою честь и свое доброе имя. Сначала у меня не было такого желания, но поскольку постоянно в прессе возникают статьи, что я сепаратист, что я где-то сотрудничал с так называемой «ЛНР», что я с кем-то работал, кого-то убивал, то я просто не мог дальше молчать и бездействовать. Это же чудовищно — обвинять человека на ровном месте. Я врач –реаниматолог, всю жизнь занимался тем, что я спасал чьи-то жизни, отдавая свою кровь, когда ее не было. И тут такие обвинения. Я участвовал в спасательных операциях при взрывах на шахтах, оказывал экстренную помощь при тяжелых случаях в результате ДТП и отравлениях. Я помню каждого своего пациента. Каждого. Мне очень обидно, что мне незаслуженно и необоснованно предъявляют именно те обвинения, которые прямо противоположны всему, чем я всю жизнь занимался. Спасение людей – это мое призвание. По ожоговым травмам я написал кандидатскую диссертацию. Потом мы зарегистрировали первый в Украине консервант крови. Это наш, отечественный. Американский и другие зарубежные аналоги стоят в десятки раз дороже! Я защитил на этом докторскую диссертацию, а открытие получило признание как консервант. То есть, я занимался только тем, что оказывал квалифицированную помощь. Вот и все. Никогда я не занимался политикой, ни одного политического выступления вы моего не найдете нигде. Даже в комсомоле не был, как-то так получилось по тем временам, но являюсь неплохим профессионалом. Мой диплом был признан за границей в течении двух недель. Я горжусь этим. Мы получали в советские времена очень фундаментальные, очень серьезные знания.

А какая ситуация со здравоохранением сегодня в Луганской области?
В Луганской области, по моему впечатлению, она не очень хорошая, мягко говоря, и последнее выступление губернатора Гарбуза — это подтверждение того, что здравоохранения практически нет. Понимаете, должна работать система, а не происходить какая-то спонтанная активность. Работать надо методично, планово, это не должно носит хаотичный, «вспышечный» характер. К сожалению, лучшие специалисты из области разъехались, и они признаны в Америке, Польше, городе Киеве, Запорожье, Днепропетровске и многих других городах. Им дали жилье, квартиры, а взамен получили готовых специалистов, которых мы растили 5 лет.

Луганская область делала кардиохирургических операций больше, чем вся Украина. Мы были очень востребованы, а что осталось там сейчас? Конечно, можно и нужно выстроить четкую быструю систему оказания медицинской помощи в Луганской области тем жителям, которые остались. Сегодня связи с Луганском отрезаны, также потеряны связи с учреждениями, которые предназначены для оказания высоко специализированной помощи, а в городе Северодонецке они до сих пор не созданы на должном уровне. А надо же получать помощь тем, кто остался в области. Они же живые люди, они такие же граждане, как и мы. Эта система на сегодняшний момент, к сожалению, не выстроена. Изменилось уже наверное 5 начальников Департамента управления здравоохранения Луганской областной государственной администрации и, к моему большому сожалению, я не увидел ничего, что бы улучшило ситуацию и стабилизировало ее. Bместо этого занялись «охотой на ведьм»: из меня делают чучело те люди, которые лично меня вообще не знают. Неужели от этого большая польза стране? Зачем они врут? Вранье не поможет спасти больных людей, а система продолжает рушиться. Я еще раз хочу категорически заявить: я никогда не принимал участия в митингах в поддержку так называемой «Луганской народной республики», никогда не нарушал присяги государственного служащего, верно служил народу Украины, строго придерживался Конституции и Законов Украины и всегда выполнял свои профессиональные обязанности в обеспечении государственной политики в сфере охраны здоровья.

http://antikor.com.ua/articles/143896-pavel_malysh_separatisty_i_kaznokrady_umyshlenno_ochernjali_menja_daby_skrytj_svoi_zlodejanija


Реклама