Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Онищенко: придется арестовывать кого-то из администрации Президента
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Онищенко: придется арестовывать кого-то из администрации Президента

13:59 11.10.2016 202

727578_2_w_590 16 июня в парламент внесли представление на снятие неприкосновенности и арест народного депутата Александра Онищенко, 47 лет. Антикоррупционное бюро обвиняет его в организации преступной группировки, которая реализовывала природный газ по заниженной цене. Убытки государства оценили в 3 млрд грн. 5 июля в Верховной Раде депутаты проголосовали за снятие неприкосновенности и арест Онищенко. Перед этим нардеп выехал из Украины. 27 июля генпрокурор Юрий Луценко подписал уведомление о подозрении его.

В интервью Gazeta.ua Онищенко говорит, что проживает в Лондоне. Говорим по чату в Facebook 4 октября. Александр Романович — на заднем сиденье автомобиля.

— Хотите увидеть Лондон? — Открывает двери автомобиля. Напротив — вход в пятизвездочный отель Brown’s Hotel. Говорит по-русски.
По домам украинский разнесли буклеты, где высокие цены на газ объясняют «коррупционными схемами Онищенко в газодобычи».
— Как я могу быть виноват в тарифах? Это дело — политический заказ Администрации президента. Ищут, как объяснить народу повышение тарифов, и нашли козла отпущения — Онищенко.

Мои компании продавали газ на коммерческие цели. Населению продают только тот, который добывает непосредственно Укргаздобыча. Поэтому разговоры о том, что из-за меня выросли тарифы, — абсурдны.

Почему правоохранители взялись за вас?
— Меня сделали разменной монетой в определенных договоренностях между депутатскими группами и Администрацией президента. Идея была такова: задержать Онищенко, арестовать и выторговывать то для себя. Почти на всех депутатов, которые неугодные, открывают уголовные дела и так подвешивают на крючок. Берут тогда то, что хотят.

Кто выиграл от вашего выезда из Украины?
— Они не думали, что я поеду. Меня мягко подводили к тому, что должен остаться, должен быть на голосовании по снятию неприкосновенности. А хотели показательно задержать. Посадить в СИЗО и выторговывать дивиденды для себя.

При желании Петра Порошенко или Юрия Луценко вас могли задержать. Однако дали уехать.
— На тот момент не было оснований меня задерживать. У меня была депутатская неприкосновенность.

Ваше задержание быть показательным?
— 100 процентов. Президент гарантировал, что меня не будут арестовывать. А вы как думаете?

Вы долгое время были в газовом бизнесе и нарушений в ваших компаниях не находили. Они выигрывали государственные тендеры. Почему нарушения нашли теперь?
— К тому времени я был выгоден Администрации президента. Поэтому мы выигрывали тендеры и не было нарушений. Когда стал невыгоден, то за месяц придумали уголовное дело. Начали преследовать и шантажировать.

Вашим родным что-то угрожает?
— Никто не остался в Украине. Я всех вывоз. Матери 72 года. В войнах между политиками всегда было правило — не трогать семью. А эти люди отступили от всех правил и принципов.

Насколько вам безопасно находиться в Лондоне?
— Все знают об этом конфликте. Здешние правоохранительные органы — тоже. Заказчик может быть только один — Порошенко.

Что с вашими арестованными газовыми компаниями?
— Их забрали сразу. Хотя суммы инвестиций и стоимость компаний значительно больше, чем нврвхувалы долги. Более того, кто у нас считает налоги? НАБУ? Но любой экономический преступление сначала должен проверять налоговая. А сейчас в НАБУ придумали долг, открыли дело, налетели и начали арестовывать. Компании забрали, людей уволили или арестовали. НАБУ получило политический заказ и работает. Я говорил — готов общаться, все расскажу, приезжайте. Поясню, если не понимаете. Но для чего им правда, если уже есть виноват и есть кого наказывать.
727578_1_w_590
Почему вас не хотят допросить в Лондоне?
— Боятся. Я расскажу такое, что придется кого-то арестовывать из Администрации президента.

Антикоррупционное бюро быть независимым органом, однако не стало таким. Почему?
— Хоть одного человека из «Блока Петра Порошенко» задержали? Из приближенных к президенту? Преследуют невыгодных ему. Посмотрите, откуда появился Артем Сытник. Вы верите, что пришел мальчик 36 лет и выиграл конкурс на должность директора НАБУ?
Поищите в Интернете видео — кто ходит по ночам в Администрацию президента. И вы увидите — ночью захожу я и одновременно заходит Холодницкий. И что делают ночью у президента Онищенко и Холодницкий? Раньше у них были одинаковые задачи, а затем ситуация изменилась и ХОЛОДНИЦЬКИЙ дали другое задание.
Сейчас происходит перераспределение рынка добычи газа?
— Да. Идет атака на всех газодобытчиков. Арестовали компании Ахметова, Злочевский. Отобрали все предприятия по совместной деятельности. Для газодобытчиков создают проблемы, чтобы положить их. А потом придут новые собственники и все будет хорошо.

Во что это выльется?
— За два года добыча газа упал на 20 процентов. Инвестиций — нету. Никто не бурит новые скважины. Отрасль остановилась. Вкладывать деньги при таком отношении государства к частным добытчиков никто не будет. Тем более иностранные инвесторы.

Команда президента хочет скупить все же, приватизировать. При этом выставляют левые компании — под американские или европейские. Хотят за бесценок забрать все, что можно. А потом, после перераспределения, будут нормальные условия работы. Обычная практика. Точно так было и при предшественнику Порошенко.

Но страна только от этого отошла. Возвращаемся назад?
— Медленно-медленно Порошенко узурпирует власть: свой премьер, свой генпрокурор, свой начальник СБУ. Сейчас еще заменят министра внутренних дел.

Еще рынки, кроме газового, перераспределяют?
— Идет борьба за облэнерго, которые еще не успели захватить. За Одесский припортовый завод. Его купит иностранная компания. Но известно чья. Сейчас задача — максимально повесить на него долгов, опустить в цене. И так будет со всеми государственными предприятиями.
Вы говорили, что вели переговоры о покупке Порошенко телеканала «112 Украина». Обнародовали переписку с близким к президенту народным депутатом Сергеем Березники. Почему была такая активная волна опровержение?
— А вы предложите пройти детектор лжи — им и мне.

Не согласятся.
— А вы предложите. Я готов пройти.

Почему вышли из тех переговоров?
— Когда есть две стороны — и продают или покупают бизнес — я в этом могу участвовать. А потом начинается рейдерство: если не отдаете за такую ​​цену, то будут уголовные дела и аресты. Это — не для меня.

Я работал при разных властях, потому что не занимался такой «ерундой». А кто делает это, то потом ищет, куда бы убежать. Четыре года грабят — и убегают.

Однако вам тоже пришлось бежать.
— У меня конфликт с властями. Но 24 лет не было ни одного инцидента о том, что я кого-то рейдерив, обманывал, отбирал. А они это делают. Примеров тысячи. У бизнесменов, приближенных к определенным политическим силам, которые не президентом, отбирают все. Чтобы не было возможности финансировать любые проекты против власти.

Чем ближе к выборам, тем жестче будут методы. Как собьют Авакова и поставят своего министра внутренних дел, тогда будут все четыре звена — НАБУ, ГПУ, СБУ и МВД. Это называется 100-процентная власть.
Вы упоминали, что приходилось решать вопросы в Администрации президента. Какие это были вопросы?
— Расскажу позже. В ближайшее время проведу пресс-конференцию.

С кем еще в Украине есть конфликт, кроме Банковой?
— Ни с кем.

Которая сейчас самая большая проблема Порошенко?
— Он стал президентом, но остается бизнесменом. Ему надо думать о том, как сделать что-то хорошее для страны. А его мысли о том, как остаться на второй срок.

Но в его окружении есть разные люди. Среди них — умные, опытные, которые дурного не посоветуют.
— Когда Порошенко ничего не говорят правильно, но ему это не нравится, он этих людей убирает.

Он способен переломить ситуацию?
— Надо создать максимально благоприятные условия для бизнеса. И люди горы перевернут. Янукович забирал 50 процентов — и все работали. Если бы Порошенко сказал: «50 процентов на благо страны, мне ничего не надо». Все бы так делали. Но сейчас его позиция: «Ни у кого не должно быть бизнеса, кроме меня». Вскоре все остановится. Люди возьмут паузу на два года — до президентских выборов.

Сейчас Порошенко говорят: ты — лучший. Но ближе к выборам все бросят его. Убегать и предавать. Тогда поймет, в каком мире жил и к чему пришел.
Когда голосовали за снятие неприкосновенности с вас, привлечения к ответственности и арест, в парламенте нашли нужное количество голосов. Кто обеспечил их?
— Как проходят важные голосования? Президент собирает лидеров фракций и говорит: за это и за это надо голосовать. Смотрит, есть ли нужное количество. Если не хватает — обращаются к карманным партий и групп.

То есть голосовать по вас была личная указание Порошенко?
— Конечно.

Как думаете, чем и когда закончится ваше дело?
— Не знаю. Если дойдет до суда, то там она развалится. Поэтому они так нервничают. Морально давят на людей, чтобы пойти на сделку со следствием и дали показания против меня. Показов никто не дает. Поэтому в НАБУ ничего.

У вас много информации о Порошенко и его окружения. Однако дело против вас начали. Зачем? Было понятно, что будут через это репутационные потери.
— У них была цель — арестовать меня, закрыть и торговаться. Но не удалось. Порошенко лично меня уверял, что ничего не будет. Я его спрашивал, что происходит. А он говорит: «Извини, это не я. НАБУ вышло из-под контроля, такое творят. Но не переживай, дадим тебе право защищаться в суде. Будешь доказывать свою правоту». А сами потихоньку хотели меня арестовать. И выторговывать то, что им нужно.

Однако другие люди предупредили: «Нам дали жесткую команду голосовать за твой арест». За две ночи до голосования я выехал из Украины.

По материалам: gazeta.ua


Реклама