Антикоррупционный портал job-sbu.org > Расследования > О «мертвых душах» и липовых диссертациях
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

О «мертвых душах» и липовых диссертациях

15:00 11.06.2017 810

Очень тревожным сигналом для МОН должна стать статья Ukrainian Politicians and Fake Dissertations, опубликованная 30 мая 2017 г. Автор статьи, Ararat L. Osipian, проанализировав ситуацию с коррупцией в украинском образовании, пришел к выводу: около трети всех диссертаций — фейковые, что является индикатором провала государственной образовательной политики в стране.
Предыстория

Следует напомнить начало этой одиозной истории. У специалистов, проводящих экспертизу диссертационных работ, появились веские основания считать, что в Луганском государственном медицинском университете (г. Рубежное) диссертации защищаются на липовых заседаниях спецсоветов. Об этом, в частности, шла речь в публикации «Новые «достижения» МОН — только имитация борьбы с фальсификацией и плагиатом»
(ZN.UA, №1, 2017 г.).

Претензии к специализированным ученым советам Д 29.600.02 и Д 29.600.03 этого заведения выдвигались давно, потом было несколько беспрецедентных случаев плагиата, полностью сфальсифицированных диссертаций и сфабрикованных защит. Научному сообществу хорошо известен «ученый» Э.Глазков, открывший «древнеримского врача Гиппократа», правда, эту новость он тоже добросовестно переписал из чужого источника (с деталями указанной истории можно ознакомиться на сайте «ГАК МОН дает добро на плагиат и фальсификацию»). За личные заслуги (он знает, как фальсифицировать результаты исследований) его назначили ученым секретарем специализированного ученого совета Д 29.600.02. Не удивительно, что он был причастен к другому вопиющему случаю — диссертации И.Коробко, умудрившегося защитить работу по специальности «патологическая физиология», изучая на трупах жизнедеятельность организма. Более того, этот «патриот» работал в т. н. ЛНР судебным экспертом, параллельно обучаясь в очной аспирантуре Луганского государственного медицинского университета (ЛГМУ).

Обе диссертации, с нарушением всех действующих нормативных документов, были утверждены на аттестационных коллегиях МОН. Собственно, это стало последней каплей и побудило подробно ознакомиться с процессом аттестации научных кадров в ЛГМУ.

Первая часть этой позорной истории закончилась обвинительным письмом проректора по научной работе в мой адрес, цель которого не скрывалась — отвлечь внимание от проверки вуза. Очевидность такого плана не вызвала сомнений ни у кого из настоящих ученых, включая тех, которые дали интервью еженедельнику «Зеркало недели» («Зерна знаний от плевел псевдонауки», ZN.UA, №5, 2017 г.) Впрочем, нашлось несколько людей, преимущественно анонимов, присылавших мне оскорбительные письма и угрозы.

Гневное письмо в МОН и редакцию ZN.UA, написанное руководством заведения в классическом стиле подкидных писем советской эпохи, — лучшее свидетельство реального положения дел в спецсоветах ЛГМУ.

Что показала проверка
На заседании экспертного совета МОН от 06.02.2017 г. была создана комиссия по проверке фактической деятельности специализированных ученых советов Д 29.600.02 и Д 29.600.03 Луганского государственного медицинского университета. Следует отметить, что департамент аттестации кадров высшей квалификации и лицензирования МОН вовсе не содействовал принципиальной тщательной проверке. Несмотря на ряд писем в МОН, департамент не дал возможности получить архивные дела, и, кроме того, из ЛГМУ был запрос на документацию лишь за 2016 г. Таким образом, не удалось проверить, например, процедуру защиты того же Э.Глазкова, который защитил диссертацию в 2015 г., но, учитывая полученные данные, есть веские основания считать, что защиты фактически не было.

На основании полученных комиссией материалов было установлено, что в течение всего срока работы спецсоветов заведение занималось фальсификацией защит диссертаций. Выявлены грубые нарушения требований нормативно-правовых актов по вопросам присуждения научных степеней докторов/кандидатов наук по специальностям 14.03.04 — патологическая физиология и 14.01.32 — медицинская биохимия.

В части требований к персональному составу специализированных ученых советов:

— недостоверная информация о количестве штатных и приглашенных сотрудников;

— подделки в копиях трудовых книжек членов советов;

— манипуляции с данными о специальности членов спецсовета.

В части работы специализированных ученых советов:

— фальсификации процедуры защит, количества присутствующих членов на заседаниях советов, оформление регистрационных карточек присутствия и подделка подписей;

— нарушение процедуры голосования членами специализированных ученых советов.

Первое письмо на имя министра я отослала еще 10.04.17 г. (№ 8039/0/2-17). В нем я сообщила о результатах проверки и подробно изложила нарушения в работе спецсоветов Д 29.600.02 и Д 29.600.03. На каждой защите было подтверждено наличие «мертвых душ». На заседаниях отсутствовали от трех до пяти членов спецсовета, которые, согласно протоколам и регистрационным карточкам, числятся как присутствовавшие и проголосовавшие. Их подписи сфабрикованы (не понадобится даже дополнительная экспертиза, дабы убедиться, что, например, подпись проректора по научной работе И.Комаревцевой в регистрационной карточке значительно отличается от ее подписей на других документах).

На защитах диссертаций в специализированном ученом совете Д 29.600.02 (видеозаписи) зафиксировано, как и.о. ученого секретаря берет несколько бюллетеней, делает пометки в каждом и все вместе вбрасывает в урну. Общая черта диссертаций по специальности «патологическая физиология» — их несоответствие паспорту специальности. На видео защиты диссертации И.Коробко, который является врачом — судебно-медицинским экспертом, но защищался по специальности «патологическая физиология», моменты голосования и заполнения бюллетени вырезаны, но также зафиксировано отсутствие членов спецсовета, подписи которых стоят в регистрационной карточке. Результаты голосования сфабрикованы.

На защитах диссертаций в спецсовете Д 29.600.03 велись аудиозаписи, и также установлены значительные расхождения с данными стенограмм. Сфабриковано участие отсутствующих членов совета в обсуждении, сфальсифицированы вопросы и ответы, результаты голосования и подписи. Так, один из членов этого специализированного совета уволился из заведения в начале 2015 г. и с того времени не занимался научно-преподавательской деятельностью и не бывал на заседаниях спецсовета. Еще двое никогда даже не приезжали в г. Рубежное и не присутствовали ни на одной защите за все время существования этого спецсовета, но, согласно стенограммам, активно участвовали в каждом заседании.

Следует отметить, что, несмотря на проверку фактической деятельности специализированных ученых советов заведения и информацию о выявленных нарушениях, в 2017 г. ЛГМУ продолжает свою бурную деятельность по защите диссертаций. Фальсификация процедур защит, подделка подписей отсутствующих членов советов — все это продолжается. Более того, даже фиксируются дополнительные нарушения требований нормативно-правовых актов по вопросам присуждения научных степеней.

Так, 20.01.2017 г. спецсовет Д 29.600.02 проводил защиту диссертации А.Янчевского по специальности «патологическая физиология». Диссертация — «близнец» диссертации Е.Гайдаш (еще не утверждена на аттестационной коллегии МОН) по всем существенным признакам также не соответствует специальности и является работой по микробиологии. Без какого-либо стыда заменяются «нейтрофилы и моноциты» (Е.Гайдаш) на «Т-лимфоциты» (А.Янчевский), но сохраняются: идентичность текста, одинаковые изменения всех изученных показателей, одинаковые фрагменты текста содержат одни и те же грамматические, стилистические ошибки и фальсификации. Переписывая один раздел, А.Янчевский даже дважды забыл заменить термины «нейтрофилы и моноциты» на «Т-лимфоциты». Кроме того, зафиксировано еще одно нарушение требований: в бумажный вариант текста диссертации и автореферата А.Янчевского были внесены изменения после их обнародования на сайте ЛГМУ.

Аналогичная ситуация наблюдается в 2017 г. с защитой диссертаций по специальности «медицинская биохимия». Хотя руководству ЛГМУ уже был известен зафиксированный комиссией в 2016 г. ряд систематических существенных нарушений на защите Т.Брюхановой и др., заведение организовывает так называемую сессию 1 и 2 марта 2017 г., на которой снова, с аналогичными нарушениями, проводит защиту диссертаций еще четырех соискателей — А.Шкапо, И.Максимовой, А.Поликарповой, А.Бондаревой.На этот раз еще и нарушен приказ МОН о сроках обнародования материалов на сайте заведения (несуществующие ссылки на авторефераты диссертаций).

Как и в прошлом году, на каждой защите в 2017 г. имели место недостоверная информация об участии в заседаниях штатных и приглашенных членов спецсоветов, фальсификация процедур, данных регистрационных карточек присутствия членов совета, которые, согласно стенограмме, якобы активно участвовали в обсуждении, задавали вопросы и даже были в комиссии по предварительному рассмотрению диссертаций.

Такая уверенность заведения, что все нарушения и злоупотребления в который уже раз сойдут с рук, объясняется исключительно поддержкой их деятельности работниками департамента аттестации кадров высшей квалификации и лицензирования и некоторых членов экспертного совета МОН, которым безразлично плачевное состояние качества отечественных научных работ.

В министерстве не могут разобраться…
О результатах проверки фактической деятельности спецсоветов заведения и обо всех выявленных нарушениях было известно более чем за неделю до последнего заседания экспертного совета МОН (10.04.2017) и более чем за две недели до аттестационной коллегии МОН. Согласно п.26 Порядка присуждения научных степеней, в случае нарушения специализированным ученым советом требований нормативно-правовых актов по вопросам присуждения научных степеней МОН отменяет решение совета о присуждении научной степени и принимает соответствующие меры, включая и разрешение на повторную защиту в другом спецсовете не ранее чем через год. То есть, исходя из действующей нормативной базы, о каких-либо коллективных рецензиях или иных дополнительных мерах не может быть речи, и ни одна защита не может считаться легитимной. Вполне понятно, что такие нарушения в спецсоветах
Д 29.600.02 и Д 20.600.03, носящие характер умышленных действий, нуждались в принципиальных решениях со стороны МОН.

Учитывая, что диссертации, защищенные в названных спецсоветах, могут все же попасть на аттестационную коллегию 27.04.2017 г., я еще раз дополнительно предупредила руководство МОН обо всех нарушениях и прислала подробную информацию о каждом случае на имя министра и директора департамента аттестации кадров высшей квалификации и лицензирования аттестации кадров МОН. Хотя мои письма были получены до формирования и отправки повестки дня членам аттестационной коллегии МОН, работы всех четырех диссертантов, защитившихся в 2017 г. по специальности «медицинская биохимия», попали в протокол на утверждение.

Очень любопытные вещи можно было услышать на заседании аттестационной коллегии МОН 27 апреля 2017 г. после показа видеокадров фальсификации процедуры голосования, результатов сравнения стенограмм с видео- и аудиозаписями, подтверждающими факты грубых нарушений защит диссертаций в спецсоветах ЛГМУ.

Директор департамента аттестации кадров Андрей Шевцов сказал, что заведение не будет подавать документы на продолжение полномочий вышеупомянутых спецсоветов и что руководство заведения готовит ответ по результатам проверки. Кроме того, он добавил, что необходимо еще во всем разобраться. Интересно, что это за такая сакральная связь у министерства с фальсификаторами? Откуда директор департамента знает о планах заведения, если никаких решений МОН по этому вопросу не было? Почему на аттестационной коллегии МОН планировалось утвердить диссертации, защищенные с грубыми нарушениями Порядка? На эти вопросы ответ однозначный: министерство продолжает покрывать мошенников.

На этой же коллегии в который раз поднимался вопрос о полностью плагиатной диссертации Р.Ромак из Одессы. Напомним читателям: этот вопиющий случай безобразия, когда одесский суд обязал министерство присудить научную степень, и МОН послушно это распоряжение выполнило (с деталями самой истории можно ознакомиться на сайте «Может ли быть стыдно тем, у кого отсутствует совесть?»).

Академик С.Комиссаренко провел презентацию, в которой постранично продемонстрировал членам коллегии, что собственных результатов в диссертации нет, все списано с чужих источников, в том числе и из работы его ученика. Обратил внимание Сергей Васильевич на еще один вид мошенничества диссертантки и ее руководителя: они придумали несуществующую публикацию, авторами которой якобы являются. Министр сказала, что с этим случаем следует разобраться, поскольку обнаружились новые обстоятельства, а именно — плагиат. Это не новые обстоятельства, а уже достаточно старые, которые МОН просто игнорирует. О том, что в диссертации — сплошной плагиат, докладывала академик Анна Ельская еще на аттестационной коллегии 29.09.2016 г., а также демонстрировала документы, которые МОН не предоставило суду и которые не позволили бы даже самому справедливому одесскому суду принять незаконное решение. В день коллегии я передала на имя министра Лилии Гриневич письмо (А-4277/29.09.16), в котором были предоставлены доказательства плагиата в диссертации и выделены нарушения нормативных положений в деле Р.Ромак. На той же коллегии было озвучено решение обратиться в Верховный суд, чего также не сделали.

Любопытная реакция на вновь поднятый вопрос о диссертации Р.Ромак наблюдалась у работников МОН, присутствовавших на аттестационной коллегии 27.04.17 г. Так, заместитель директора департамента аттестации кадров С.Криштоф ответила министру, что якобы в этом деле министерство выносило административные замечания лицам, причастным к защите, что является неправдой. Еще интереснее была реакция заместителя министра В.Ковтунца, заметившего, что Ромак должно быть стыдно носить степень, присужденную через суд. Нет, стыдно должно быть тем, кто принял решение суда безоговорочно и ему содействовал. Именно В.Ковтунец, в то время и.о. министра, подписал соответствующий позорный приказ, в который раз продемонстрировав отношение МОН к плагиаторам и фальсификаторам.

Как это ни досадно, безобразия с присуждением научных степеней псевдоученым происходят почти на каждой коллегии МОН, и именно руководитель министерства не должен допускать такой безнаказанности в доверенной ей отрасли.

Приведенные примеры, которые, к сожалению, можно выявить и в работе других заведений, должны послужить наукой всем нечестным ученым, которые должны знать, что об их трюках известно, и они разоблачаются. Для того чтобы такие случаи были осуждены, а виновные — наказаны, нужен контроль со стороны социума, но ответственность за тяжелую ситуацию, в которой оказалась страна, прежде всего лежит на тех, кто выдавал липовые дипломы.

Очень тревожным сигналом для МОН должна стать статья Ukrainian Politicians and Fake Dissertations, опубликованная 30 мая 2017 г. Автор статьи, Ararat L. Osipian, проанализировав ситуацию с коррупцией в украинском образовании, пришел к выводу: около трети всех диссертаций — фейковые, что является индикатором провала государственной образовательной политики в стране.

В то же время следует отметить меры со стороны государственной власти, направленные на то, чтобы остановить процесс уничтожения науки. Недавно избран первый состав Научного комитета (НК) Национального совета по вопросам развития науки и технологий. По мнению руководителя и зарубежных членов Идентификационного комитета, в НК Нацсовета вошли 24 лидера научного сообщества Украины. Следующим шагом к полноценному запуску Национального совета по вопросам развития науки и технологий станет создание Административного комитета (АК), в который также войдут 24 человека, и уже известно, что будет возглавлять его министр образования и науки.

Функции Научного и Административного комитетов очень схожи. Например, оба комитета инициируют образование постоянных или временных рабочих групп, а также экспертных комиссий по отдельным вопросам; делегируют своих членов и предлагают кандидатуры экспертов для включения в состав рабочих групп. Но если Научный комитет «предоставляет рекомендации», то Административный — «координирует», «подает Научному комитету предложения». Возникает дежавю, напоминающее отношения командира и комиссара. Командир говорит «делай как я», а комиссар, он же политрук, — «делай, как я говорю», что чем-то напоминает «заградотряд» для членов Научного комитета.

Вспомнилась история с Дж.Соросом, который в начале 1990-х гг. решил дать гранты бывшим советским ученым. Чиновники — тут как тут: «Дай нам эти доллары, а мы здесь сами правильно их раздадим и налоги возьмем». Сорос слабины не допустил: «Или я сам раздам свои доллары, кому буду считать нужным, или вообще давать не буду». И раздал-таки, без чиновников обошелся. Так деньги достались достойным ученым, тогда это было немалым подспорьем, — на них они купили свои первые компьютеры, и т.п.

Административный комитет назначается Кабмином. Независимые международные эксперты к конкурсному отбору персонального состава АК не привлекаются. Было бы целесообразно добирать состав этого комитета по тем же принципам, по которым формировался Научный комитет. Например, полезно поставить членам Административного комитета аналогичный вопрос: «Почему, по вашему мнению, вы подходите для работы в комитете Национального совета?» Ответ на этот вопрос, по определению, означает, что кандидат предыдущей деятельностью уже доказал свою способность бороться за академическую добропорядочность.

zn.ua


Реклама

  • solomon: Да уж образование убили полностью