Антикоррупционный портал job-sbu.org > Интервью > НАПК. Смена «смотрящих»?
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

НАПК. Смена «смотрящих»?

16:53 16.04.2017 7 128

80Во вторник Кабинет министров внес в Верховную Раду проект изменений в Закон «О предотвращении коррупции» (проект 6335) с целью усовершенствовать порядок организации работы Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Но когда и в каком виде его примут — прогнозов нет. Руслан РАДЕЦКИЙ, заместитель председателя НАПК, избранный по «квоте» президента, который по распределению полномочий отвечает за проверку е-деклараций, согласился ответить на вопрос ZN.UA.
Со дня скандального заседания КМУ, на котором Владимир Гройсман требовал от главы НАПК Натальи Корчак подать в отставку за провалы в работе Нацагентства и Реестра е-деклараций, прошло всего две недели.

Во вторник Кабинет министров внес в Верховную Раду проект изменений в Закон «О предотвращении коррупции» (проект 6335) с целью усовершенствовать порядок организации работы Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Инициатором проекта, кроме КМУ, указан лично Владимир Гройсман. Правительство просит президента определить проект как приоритетный и требующий первоочередного рассмотрения.

«Мы сделали документ максимально сбалансированным — обеспечили независимость НАПК и создали условия для эффективной работы агентства», — заверял министр юстиции Павел Петренко, благодаря представителей общественности, которые совместно со специалистами министерства работали над проектом последнюю неделю.

Однако реакция со стороны президента или АП на обращение Кабмина не поступила, а в четверг голосование за внесение проекта в повестку дня сессии депутаты провалили. Андрей Парубий трижды ставил вопрос на голосование, и наибольшее количество голосов, которое удалось набрать, — 211. Раскладка голосования свидетельствует: 38 нардепов фракции БПП не голосовали, еще 14 — воздержались. Максим Бурбак, председатель фракции Народного фронта, почти полностью голосовавшей «за», эмоционально и с сожалением отметил, что коллеги из БПП «не сориентировались и не поддержали такую важную инициативу». А потому тысячи госслужащих, которые из-за сбоя работы реестра не смогли своевременно подать е-декларации, попадают под уголовную ответственность.

В принципе абсолютное большинство вполне устраивает НАПК в нынешнем полусознательном состоянии. Поскольку НАПК сегодня — это неспешная проверка деклараций вручную, это отсутствие автоматической проверки с доступом к большинству госреестров, это руководительница на веревочках и реестр, который постоянно лихорадит.

Нюанс здесь возникает лишь для Владимира Гройсмана, ибо НАПК — хоть и особый, но все же центральный орган исполнительной власти. И если реестр в руках профессионалов УСС вдруг окончательно испортится (ну, там мышка с Каменева на Банковую бежала, хвостиком зацепила, и… яйца уже можно не декларировать), то ответственность ляжет именно на премьера. Однако Петру Алексеевичу совсем не должна нравиться активность Владимира Борисовича, в которой сквозят намерения, воспользовавшись моментом, дернуть одеяло полного контроля над агентством на себя. Так что, согласно проекту закона:

— нынешний состав НАПК досрочно прекратит полномочия, и через конкурс будет отобран и назначен Кабмином новый состав;

— НАПК потеряет статус коллегиального органа и будет состоять из председателя нацагентства и четырех специальных уполномоченных по вопросам антикоррупционной политики (двое из них — заместители председателя), которые не будут госслужащими;

— внедряется обязательный ежегодный аудит деятельности НАПК, вывод которого о неэффективности деятельности Нацагентства и ненадлежащее выполнение обязанностей его председателем станет дополнительным основанием для его/ее отставки;

— новые требования к кандидатам на спецпредставителей НАПК: снят возрастной ценз (сейчас не менее 35 лет), высшее образование должно быть юридическое, а стаж по специальности — не менее пяти лет.

Теперь то, что вызывает вопрос и предостережение. Согласно проекту, новый состав НАПК будет отбирать… та же конкурсная комиссия, отбиравшая и нынешний, ненадлежащая работа которого (прежде всего — Н.Корчак, со скандалами протянутой в руководство агентства) и зависимость от разных центров влияния и послужили причиной паралича работы органа. То есть гарантии, что и на этот раз комиссия «не ошибется» с отбором, — никакой.

И главное. На время конкурса и до назначения председателя НАПК его полномочия (в административно-хозяйственной части и на четыре месяца) перейдут к назначенному Кабмином исполняющему обязанности. В проекте не указано, что им может быть кто-то из членов НАПК, а следовательно, это может быть некто, кому Владимир Гройсман доверит место «смотрящего». В противоположность всесильному ныне руководителю аппарата НАПК «от Банковой» — Ткаченко. Во всяком случае, это может быть прямое ручное управление главы правительства независимым антикоррупционным органом. Конечно же, с благой целью: Кабмин берет на себя ответственность за сохранение Реестра е-деклараций.

Показательно, что представители антикоррупционных общественных объединений с публичными оценками последней версии проекта не спешат, прослеживается своего рода режим тишины, включенный активистами, хотя еще неделю-две назад звучали резкие заявления насчет рукотворного паралича реестра и блокирования работы НАПК. Председатель правления Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин дает понять, что в этой ситуации общественность удовольствуется уже самим фактом смены руководства НАПК, на чем, собственно, и настаивала последние месяцы.

«Неадекватное руководство НАПК — самая большая преграда в наказании чиновников за их незаконные доходы. Любой законопроект, который уволит действующее руководство, — это хотя бы попытка вывести из комы один из ключевых антикоррупционных органов. Одновременно закон должен был бы изменить коллегиальность органа и гарантировать лучшую процедуру отбора новых руководителей НАПК, чтобы, в конце концов, не поменяли шило на мыло. В этой части законопроект, представленный правительством, по моему мнению, мог бы быть более сильным. Однако даже этот законопроект не имеет больших шансов пройти, поскольку полумертвое агентство полностью устраивает большинство политической элиты: в нынешнем своем состоянии НАПК не угрожает ни их доходам, ни их политическому будущему», — сказал Виталий Шабунин в комментарии для ZN.UA.

Вероятно, что, разговевшись и проведя «консультации», депутаты вернутся к проекту через месяц и все же внесут его в повестку дня сессии. Но когда и в каком виде его примут — прогнозов нет. Мало того, даже если Петр Порошенко даст своей фракции отмашку, процедуры конкурса и назначение нового состава и председателя НАПК займут, по меньшей мере, три месяца. Но это не означает, что до тех пор робота нынешнего состава нацагентства уже не должна интересовать общественность, — угроза сворачивания борьбы с коррупцией никуда не исчезает. Поэтому стоит о них напомнить.

Руслан РАДЕЦКИЙ, заместитель председателя НАПК, избранный по «квоте» президента, который по распределению полномочий отвечает за проверку е-деклараций, согласился ответить на вопрос ZN.UA.

— Руслан Станиславович, в случае принятия «закона Гройсмана» полномочия членов НАПК в полном составе будут досрочно прекращены. Как в этой неординарной ситуации сегодня работает НАПК? Наталья Корчак обвинила вас в саботаже…

— Внимание сконцентрировалось на проверке е-деклараций, и Наталия Корчак формирует именно этот информационный посыл. Этим она пытается заболтать проблемы ненадлежащей работы реестра, где сначала работа реестра, а уж потом проверка. Почему? Электронное декларирование законотворцы задумывали как наличие е-декларации и автоматическую ее проверку после нажатия субъектом декларирования на клавиатуре Enter и регистрации декларации в нашей системе.

И когда нас спрашивают, как мы будем проверять миллион деклараций, то предполагалось, что этот миллион сразу же автоматически и проверится. А специалисты департамента увидят, что высветится на экране во время автоматической проверки: красным — тяжкое нарушение, желтым — среднее, зеленым — нет нарушений.

После этого специалист изучает декларацию нарушителя полностью, приглашает его для объяснений и по установленным обстоятельствам выносит проект решения о привлечении этого субъекта к ответственности.

Теперь о ситуации, сложившейся на сегодня в НАПК. Наталья Корчак пытается переложить всю ответственность на меня, тем самым устранившись от ответственности, возложенной на нее решением НАПК — осуществлять координацию и полномочия административного департамента, в составе которого есть отдел обеспечения работы реестра, заключать договора и заниматься синхронизацией госреестров.

Я эти вопросы поднимал постоянно, в январе мы даже формировали план мероприятий по работе с реестром. Я на заседаниях фактически принуждал Наталью Николаевну включить в план синхронизацию госреестров и создание четвертого и пятого блоков (программного обеспечения системы реестра. — Ред.) для автоматической проверки деклараций. Но тендер на эти работы не объявлен и до сих пор!

То есть на сегодняшний день реестр неполноценный, поскольку он способен лишь накапливать информацию. А мы должны накапливать и сразу автоматически проверять.

— И все-таки… На начало второй волны декларирования, в марте, вы смогли начать полную проверку только 11 деклараций первой волны. Причина — соответствующий порядок был юстирован слишком поздно. Это ваша зона ответственности.

— Да, и я с себя ответственности не снимаю. Однако политики, заявляющие, будто они разработали, потому что мы якобы не смогли, лукавят. Первые проекты порядков НАПК приняло и отправило в Минюст сразу по завершении кампании по декларированию, в начале ноября. Разработанный нами Порядок контроля и полной проверки деклараций месяц пролежал в Министерстве юстиции. Как только он вернулся, мы провели общественное обсуждение и на следующий же день снова отправили порядок в Минюст. Так было и после того, как они вернули нам его повторно. Мы работали очень оперативно.

Фактически остался тот порядок, который мы предлагали, но с некоторыми изменениями. К сожалению, Министерство юстиции настояло, что проверку декларации нужно проводить через решение НАПК, а не сразу после получения уполномоченным членом агентства информации.

У меня на сегодняшний день работают 35 человек, и есть 21 вакансия. К сожалению, лишь 24 марта я сам, временно исполняя обязанности председателя, вынес этот вопрос на заседание НАПК, и решением агентства мы обязали руководителя аппарата объявить конкурс о наборе в департамент финансового контроля.

То есть не только в реестре — председатель НАЗК и здесь блокировала работу. В результате 35 человек провели более трех тысяч специальных проверок (кандидатов на государственные должности. — Ред.). Несмотря на этот хаос с реестром, на сегодняшний день проведено свыше трех тысяч специальных проверок е-деклараций, начато около ста полных проверок. К этому добавьте необходимость ответить на тысячи запросов относительно разъяснений декларантам, дежурство в колл-центре и другую текущую работу и представьте себе, с какой нагрузкой работают эти 35 сотрудников.

— Вы обращались в Кабинет министров с вопросом о нормализации работы агентства и Реестра?

— Да, я обращался в Кабмин, могу показать вам прошлогодние письма-обращения. И 3 января 2017-го я информировал премьер-министра, что Реестр деклараций не работает. Я должен был его проинформировать, поскольку в то время исполнял обязанности главы НАПК. Наталья Николаевна села в поезд и поехала отдыхать, а я даже не знал, что она не заключил договор на администрирование (с УСС. — Ред.). Я поднял экстренно все эти вопросы, мы встретились с Госспецсвязью и договорились, что предварительно заключаем договор на два месяца для запуска и начала работы Реестра. И с марта уже Ткаченко (Игорь Ткаченко — руководитель аппарата НАПК. — Ред.) заключил договор на год.

Есть и служебные записки, датированные мартом, о том, что Реестр надлежащим образом не работает, необходимо принять немедленные меры и обеспечить надлежащее администрирование Реестра е-деклараций.

— Выносились ли на заседание НАПК предложения провести независимое тестирование ПО, которое установило бы причину сбоев и дало общественности ответ на вопрос, сколько мы еще будем наблюдать этот цирк?

— Это правда, я сам за этот цирк несу ответственность как должностное лицо. Выносил я этот вопрос и в устной форме, и в письменной, информировал, что Реестр надлежащим образом не работает, просил принять меры. Никакого ответа на мои служебные записки не получил.

Было заявление Натальи Корчак о международном аудите. Я, например, голосуаю за него обеими руками. Но ведь, в соответствии с действующим законодательством, Наталья Николаевна должна была бы вынести этот вопрос на заседание НАПК, и мы за него должны были бы проголосовать или принять во внимание. К сожалению, этого не произошло. Мы сегодня видим узурпацию власти Наталией Корчак, она никому не дает ничего делать, и сама при этом ничего не делает.

— У каждого из вас — своя зона ответственности, но вместе вы отвечаете за все. Как сдвинуть дело с места, чтобы время до формирования нового состава НАПК не было потеряно?

— Прежде всего Наталья Николаевна должна подать в отставку. Ну не справилась она как организатор и руководитель! Мы ей предлагали свою помощь, оказывали содействие, не выносили на люди все конфликты, пытались урегулировать вопрос сами. К сожалению, она не услышала и не наладила контакт с членами Национального агентства. Это не только моя позиция.

— Принципиальный вопрос. На каком уровне принималось решение, что руководство Службы безопасности будет декларировать имущество не способом, предусмотренным законом, а тем, который они сами или вы вместе с ними придумали?

— Нет, никто ничего не придумывал. Ряд представителей общественности подняли шум. Вы знаете мою историю, кем я был до прихода сюда, и я пришел из-за своих внутренних убеждений.

Работники СБУ — это лица, которые осуществляют контрразведывательную и разведывательную деятельность…

— Простите, глава СБУ Грицак, его заместитель Демчина осуществляют контрразведывательную деятельность?

— Они — публичные лица, я не отрицаю этого, но есть ряд других нормативных документов, которые засекречены. Кроме того, законодательство возлагает обязанность на сами органы государственной власти проверить факт и своевременность предоставления деклараций и сообщить НАПК, если их работник не подал декларацию. Таких сообщений от СБУ мы не получали.

— Подождите, есть закон, которым четко предусмотрено, какие категории государственных служащих должны подавать е-декларации по специальной процедуре. Порядок которой вы должны были разработать. Его нет. Вместе с тем руководители СБУ засекречивают свои декларации, которые размещают на своем сервере, и общество потом узнает, что это сделано по согласованию с НАПК. Кто за это несет ответственность? Все говорят, что ответственный за работу со спецслужбами Радецкий.

— Да, я этим занимался, не буду отрицать, поскольку должен был обеспечивать прием е-деклараций и одновременно обеспечить нераскрытие работников контрразведки.

Должностные лица руководства этих служб четко определены в статье 3 Закона «О предотвращении коррупции», и указанные служебные должностные лица должны подавать декларации. Но не надо забывать, что этот закон был принят в 2014 году, а нормативный акт СБУ о секретности датируется еще началом 2000-х годов. И сотрудники СБУ нам сообщили, что в связи с секретностью их адресов, местожительства близких эти декларации находятся у них. И еще небольшая, но принципиальная деталь: до сих пор НАПК не получило соответствующего разрешения на работу с секретными документами. Кто отвечает за организацию работы режимно-секретного подразделения, вы уже, очевидно, догадываетесь.

— Никакого отношения к субъектам декларирования, осуществляющим разведывательную и контрразведывательную деятельность, руководство СБУ, назначаемое публичным указом президента, не имеет. Их бумажные декларации за 2015 г. висят на сайте СБУ с указанием членов семей, и кто угодно может найти их адреса и проверить их достатки в имущественном и других реестрах. Почему вы делаете вид, что верите в эту «секретность»?

— Я делаю все для того, чтобы Порядок был. Он уже был предварительно принят на заседании НАПК и отправлен на согласование заинтересованным органам, а их на сегодняшний день около десятка. После поступления всех предложений мы вынесем этот вопрос на последнее согласительное совещание и сразу же — на заседание НАПК. Теперь я вам задам вопрос: как мне быть? Есть старый ведомственный приказ СБУ, и поныне действующий, и есть закон, появившийся в 2014 году. Ведомственный акт должен быть отменен, но ведь я не министр юстиции, я не глава СБУ. После того как мы получим Порядок, поверьте мне, все их декларации будут проверены. Все.

— Будет обратное действие этого Порядка?

— Почему обратное?

— Потому что за 2015-й и 2016 годы они уже отчитались себе в ящик.

— Когда будет этот Порядок, мы пойдем, откроем этот ящик и проверим все декларации.

— То есть вы не считаете нарушением закона то, что руководители СБУ задекларировали свои достатки — или сказали, что задекларировали, — способом, не предусмотренным законом?

— Я могу сказать, что это выход из ситуации. Вы понимаете, вам нужна сенсация, а мне….

— Мне нужна не сенсация. Мне нужно правовое государство.

— Мне тоже нужно правовое государство, я за него довольно долго боролся и пришел сюда для того, чтобы его создать.

— Следовательно, что вам мешает это делать сегодня, конкретно — в случае с проверкой е-деклараций?

— Три пункта для эффективной проверки деклараций: наличие автоматической проверки, наличие доступа к государственным реестрам и создание территориальных подразделений НАПК. Представьте себе, те же специальные проверки кандидатов на должности до 2017 г. проводили более 150 подразделений ГФС по всей Украине; в каждом из них работало, по меньшей мере, два человека, — а теперь это делают 35 человек.

Относительно государственных реестров. Есть второстепенные источники информации, а есть критически важные. Сегодня у нас нет доступа к так называемого Налоговому блоку, а информация из Реестра доходов физических лиц неполная.

— По какой причине ГФС не дает доступ к этим реестрам?

— Я уже слышал разные причины. Что мы не можем — первая причина, что это технически невозможно — вторая, что «вам не нужны данные с 1998 года» — третья. При этом в пределах полной проверки мы уполномочены устанавливать возможные признаки незаконного обогащения, что является уголовным преступлением, и такие материалы передавать в правоохранительные органы. Так как же это нам не нужно?!! Министр финансов Данилюк нам содействует, он дал поручение передать нам указанный реестр, но, к сожалению, оно не выполнено.

Плюс — у нас нет Наследственного реестра, Реестра актов гражданского состояния декларантов и Реестра доверенностей. Кстати, в прошлом году многие судьи развелись, думали, это их спасет, ничего подобного — они все должны декларировать, хотя уже и разведены. Если кто-то из них отказывается, можно ставить «галочку», что судьи не предоставили информацию, и относительно них начинается полная проверка.

— Почему министр юстиции Петренко не дает вам доступ в Реестр правомочий?

— До ноября 2016 г. у нас было конструктивное сотрудничество, потом внезапно позиция Минюста кардинально изменилась. Отказ на наше обращение о завершении процедуры получения доступа к части реестров Минюста мы получили только через два месяца, и лишь после того, как были вынуждены обратиться к руководству правительства. Кстати, после перехода дискуссии в публичную плоскость Петренко выступал на «Общественном радио» и сказал, что «НАПК к нам не обращается», а он готов немедленно предоставить необходимый доступ. Я вновь обратился к министру юстиции, но, к сожалению, ответа на свое письмо так и не получил. То есть между официальными заявлениями и реальными делами Минюста — большая разница.

По материалам: zn.ua


Реклама