Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Минэкологии замалчивает экологическую ситуацию после пожара на нефтебазе под Киевом
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Минэкологии замалчивает экологическую ситуацию после пожара на нефтебазе под Киевом

13:32 23.06.2015 849

1435042043_bor Владимир Борейко: — Сложно сказать, моего мнения недостаточно. Для этого должны быть проведены замеры, и данные этих замеров должны быть представлены людям. Насколько я знаю, такие замеры были проведены в первые же дни, однако, по-видимому, кто-то наверху, возможно, Арсений Яценюк, дал команду о них не говорить.

Я только знаю, что содержание свинца превышает норму в 50 раз. По-видимому, такие катастрофические данные и по другим веществам – бензопирен, по газам различным, другим тяжелым металлам. По-видимому, дабы не сеять панику и не тратиться на деньги, а в конце концов, — чтобы не отвечать за эти последствия, кто-то принял решение не распространять информацию для общественности. Те люди, которые мне дали информацию, это люди, которые делали замеры, и, возможно, в ближайшее время я буду знать полные данные об этих вещах.

Новости Украины – From-UA: — На какую территорию могут распространиться эти ядовитые вещества? Существует ли серьезная угроза Киеву?

Владимир Борейко: — Эта катастрофа может угрожать даже Лондону и Парижу, потому что экология не имеет границ. Тот же бензопирен и свинец могут распространяться ветрами на очень большую территорию. Когда произошла Чернобыльская катастрофа, радиация оказалась и в Антарктике, в Арктике. О загрязнении, прежде всего, сообщили шведские ученые, а потом уже об этом заговорили в СССР.

Новости Украины – From-UA: — Но министр экологии и природных ресурсов Игорь Шевченко заявил, что существенных последствий для окружающей среды от пожара нет.

Владимир Борейко: — Это неправда. Он не специалист, к тому же еще и лжет, потому что для того, чтобы такое заявлять, необходимо сказать, что по таким-то веществам – такой-то предел, а по таким-то – такой-то. А я со всей серьезностью говорю, что только по свинцу превышение в 50 раз. Это что, никаких последствий, да?

Новости Украины – From-UA: — Как необходимо бороться с последствиями пожара и распространением в воздухе ядовитых веществ?

Владимир Борейко: — Бороться в воздухе уже поздно. «Поздно пить боржоми – почки отвалились». Правительству Яценюка нужно было не запрещать проверки, а ради своего бизнеса он дважды пролоббировал закон, запрещающий все проверки на хозяйственных предприятиях. Поэтому когда начался пожар, на этой нефтебазе БРСМ даже не нашлось огнетушителя с пеной. Это вообще парадоксально. Такие огнетушители есть в каждой конторе, а на нефтебазе их не нашлось, потому что проверки были запрещены.

Яценюк крышует свой бизнес и бизнес своих «пацанов». Вот и все. Это антиконституционные законы, потому что государство обязано соблюдать права людей на окружающую среду. И функция государства – проверять такие предприятия. Когда эти проверки прекращаются, это антиконституционные шаги. А наш Гарант Конституции господин Порошенко подписал этот закон, то есть он нарушил свою обязанность быть Гарантом Конституции. Вот в чем проблема.

Новости Украины – From-UA: — А как называется этот закон и когда он был принят?

Владимир Борейко: — Это закон «О внесении изменений или признании таковыми, которые утратили действие, некоторых законодательных актов Украины» №76-VIII от 28 декабря 2014 года.

Раздел III «Прикінцеві положення», пункт 8, который запрещает проверки техногенно опасных предприятий, звучит так: «Установити, що перевiрки пiдприємств, установ та органiзацiй, фiзичних осiб – пiдприємцiв контролюючими органами (крiм Державної фiскальної служби України та Державної фiнансової iнспекцiї України), здiйснюються протягом сiчня – червня 2015 року виключно з дозволу Кабiнету Мiнiстрiв України або за заявкою суб’єкта господарювання щодо його перевiрки».

Этот Закон действует до 30 июня этого года, затем они хотят принять продолжение моратория, и в Верховной Раде уже есть новые законопроекты. Это уже второй закон. Первый они приняли в конце июля 2014 года – закрыли проверки на полгода, а в декабре приняли второй законопроект. Бизнесу это очень понравилось, ведь не нужно вкладывать деньги в безопасность, соблюдение экологических и санитарных нормативов. Им только дай волю, они вообще все отменят.

Новости Украины – From-UA: — Чья вина больше в произошедшем – Яценюка, Порошенко, руководства нефтебазы или Эдуарда Ставицкого как непосредственного собственника злосчастной нефтебазы?

Владимир Борейко: — Понимаете, Ставицкий и все собственники – это акулы бизнеса. В первом пункте устава их предприятий, еще по Марксу, сказано, что цель коммерческого предприятия – зарабатывание денег. Все. Точка. Они не обязаны заниматься защитой здоровья населения и т.д. Цель бизнеса – зарабатывать. Все. А цель государства – контролировать. То есть нет на базе противогазов – наказать, нет огнетушителей – приехать, наказать, не то поставили рядом – приехали и наказали.

Пожарная служба в течение года не имела права приехать на сгоревшую нефтебазу с проверкой. Яценюк говорил, что они проверяют такие объекты, но это вранье, потому что есть закон, который это запрещает. Экологическая инспекция туда тоже ни разу не ездила. Кабмин вообще ни разу не дал разрешения на какую-либо проверку, хотя он имел право давать. А то, что Ставицкий или еще кто-то «бодяжил» бензин, ну так у нас везде бодяжат. Это как бы цель бизнеса – бодяжить и получать сверхприбыль. А государство должно охранять здоровье своих граждан. Для этого есть контролирующие органы, они получают зарплату за наши налоги.

Вообще, этот запрет на проверки породил совершенно парадоксальную ситуацию: впервые в мире государство запрещает охранять здоровье граждан. Это в какой стране еще такое может быть, чтобы государство официально отказалось от своей функции защиты конституционных прав граждан? Это как понять? Поэтому, конечно, есть вина хозяина, что он не навел порядок, но их можно понять: их задача – делать деньги. Все. С другой стороны, задача государства – охранять здоровье граждан. Я понимаю, что если бы кто-то не приехал, не доехал, взятку им дали, а здесь же просто запретили в законодательном порядке. Это, по сути, официальное преступление. Это не какая-то бездеятельность, халатность, это преступление: взяли и приняли антиконституционный закон, проголосовали, подписали, а теперь мы расхлебываем.

В чем виноваты жители Василькова, которые надышались этим дымом? В чем виноваты пожарные, которых бросили тушить пожар? Да и как тушить, водой? Нефть тушить водой нельзя, потому что происходит пиролиз – выделяется кислород, и пожар еще больше разгорается, даже без элементарных противогазов. В чем виноваты пять человек, которые погибли? Никто же из начальства не наказан. Опять найдут каких-то «стрелочников». Яценюка же никто не наказал, Порошенко никто не наказал, депутатов никто не наказал, руководителей фракций, которые сказали членам фракций голосовать за этот законопроект. А они же виноваты.

Новости Украины – From-UA: — Может ли схожая трагедия повториться на других нефтебазах и экологически опасных объектах страны?

Владимир Борейко: — Так она уже повторяется и повторилась не раз. Я комментирую эти трагедии постоянно.

Например, в начале года отравились 120 человек в Бортничах. Почему отравились? Потому что санстанция не делала проверки воды, которая подавалась к ним без очистки. Я об этом говорил, но никто не обратил внимание.

27 апреля горели леса в Чернобыльской зоне. Почему? Потому что никто не проверял зону, не выгонял оттуда людей, которые жарили там шашлыки. Никто не заставил лесников прополоть лесопожарные полосы – они заросли бурьяном. В результате случился пожар, все надышались радиацией, хотя Яценюк рассказывал, что в Киеве все нормально. Это тоже вранье.

Недавно горели склады пенопласта в Броварах. Еще где-то что-то горело. То же самое. Если пожарные службы не проверяют предприятия, то понятно, что бизнес не будет вкладывать деньги в пожарную безопасность, ему это не надо. Ему хочется быстрее и больше получать прибыль.

Новости Украины – From-UA: — Как последствия пожара под Васильковым отразятся на здоровье населения?

Владимир Борейко: — Очень плохо отразятся. Это же не «зеленкой помазали», этой дрянью надышалось огромное количество людей. Даже если бы там не было никаких газов, люди вдыхали сажу. Уж, думаю, против сажи господин министр Шевченко выступать не будет. Сажа была, потому что был черный дым, а это сажа. Она мелкодисперсная, это чистый углерод. По размеру каждая сажинка составляет около микрона.

То есть люди, которые тушили пожар и живут неподалеку, надышались этой сажей. У них сейчас все легкие черные, и это чревато заболеваниями. У этих людей повысился риск любых заболеваний. Заболеваний, связанных с кровеносной системой, с легкими – со всем, что угодно. А канцерогены, конечно, действуют, прежде всего, на онкологию.

Новости Украины – From-UA: — Украина и Япония подписали соглашение о реконструкции Бортнической станции аэрации. Поможет ли это наконец-то решить наболевшие экологические проблемы Киева и области?

Владимир Борейко: — Бортническая станция аэрации (БСА) – это проблема не только Киева и области, а всей Украины. С Японией подписан контракт не на реконструкцию всей станции, а всего лишь по бортническим иловым полям. Их интересуют исключительно эти фекальные отходы, они хотят на этом поднять деньги. Но никто не собирается реконструировать саму технику именно бортнических очистных сооружений, потому что иловые поля официально уже не считаются бортническими, они постоянно выводятся за рамки. А кто будет реконструировать устаревшую технологию очистки? Кто будет реконструировать все эти старые ржавые насосы?

Поэтому японцы будут там себе делать деньги на этих бортнических полях. Ну, что же, слава Богу, хоть такие нашлись.

Новости Украины – From-UA: — Угроза экологии и Днепру больше исходит от полей или от самой станции?

Владимир Борейко: — От самой станции тоже идет угроза. Во-первых, она плохо очищает воду, — только на 20%. А во-вторых, если там поломается насос, тогда фекалии в 4-миллионном Киеве потекут из унитазов и в ванные комнаты людей. Это что, лучше?

Новости Украины – From-UA: — Почему власти так долго затягивают с решением этой проблемы?

Владимир Борейко: — А у нас все проблемы затягиваются. Например, ртутный завод «Радикал», там что-то сделали? Нет. В Пирогово расположен могильник радиоактивных отходов спецкомбината «Радон». Почему он находится в столице? Его давно уже нужно было убрать, но он там находится. Да куда ни посмотри, сплошные проблемы.

Проблема мусора – она что, решалась, решается, будет решаться? Нет. Этим нужно заниматься. Чем занимается Виталий Кличко? Он пиарится тем, что сейчас хочет срубить все тополя в Киеве. Вот сейчас топ-тема в Киеве – срубить тополя, чтобы спасти аллергиков. Чепуха. Они хотят заработать на бесплатной древесине, продать ее жителям частных домов. То есть вот этим они будут заниматься, а этим – нет, ведь это не пиар-ход.

На Крещатике нужно срубить каштаны и посадить розовые – это тоже пиар-ход. Вот такими делами занимаются, а настоящей работой никто не занимается.

Новости Украины – From-UA: — Еще одна экологическая проблема Украины – миллионы тонн бытовых отходов и мусора. Нескольких мусоросжигательных заводов явно недостаточно. Что делает государство для решения этой проблемы, что следовало бы еще сделать?

Владимир Борейко: — А ничего не делается. Дело в том, что сжигать мусор – это все равно, что топить печку ассигнациями. На Западе в разных странах по-разному перерабатывается где-то 90-92%, а у нас только 15-17%. Остальное либо сжигается, либо валяется.

Я считаю, что бытовые отходы давно уже нужно перерабатывать. Ведь мусоросжигательные заводы – это, кроме всего прочего, еще и загрязнение воздуха всей таблицей Менделеева. Что бы нам там ни рассказывали о зарубежном опыте, у нас же все через одно место делается. Где-нибудь там в Малайзии они, может, и чистые, а у нас все это будет разворовано, флексы (продукт измельчения пластиков при переработке. – Ред.) не будут работать, инженеров будет не хватать, зарплаты будут низкие – вот дым и будет валить. Поэтому иностранный опыт у нас не работает.

Новости Украины – From-UA: — Что же тогда делать?

Владимир Борейко: — Экология не терпит таких быстрых решений. Нужен комплексный подход, направленный на переработку мусора. Но этого не делается, потому что нынешняя ситуация выгодна всем: бизнесу, государству, чиновникам.

Например, почему до сих пор существуют свалки? Потому что эта переработка полностью выходит из гражданского поля и переходит в криминальное – и это всем выгодно. Выгодно платить деньги за выбрасывание мусора на свалку, выгодно его брать оттуда, выгодно делать расчистку свалки, собирать мусор и его продавать. Это выгодно криминальному бизнесу и государственным чиновникам. Но невыгодно людям, о правах и свободах которых, опять же, никто не задумывается.

Новости Украины – From-UA: — Как необходимо решить проблему переработки мусора? Ввести сортировку, построить заводы по переработке?

Владимир Борейко: — Надо сделать так, чтобы переработка была выгодна предприятиям. А сейчас выгодно только одно – рубить деревья, ловить рыбу, добывать полезные ископаемые и продавать это сырье за рубеж. Ну и еще сельское хозяйство. Все.

Сегодня в Украине не производятся какие-либо чисто технологические процессы. Сегодня выгодно покупать в Турции какое-то тряпье, везти продавать здесь – вот этот бизнес выгоден. А наши предприятия практически все остановились, потому что это невыгодно.

Для того, чтобы бизнес стал заниматься переработкой мусора, ему нужно дать какие-то послабления, хотя бы на первые 10 лет. А так, ему невыгодно перерабатывать пластиковые бутылки, они лучше в Турции будут закупать кожаные шубы или куртки, а здесь продавать их по завышенной цене.

Новости Украины – From-UA: — То есть самая главная проблема в налоговом давлении государства на бизнес?

Владимир Борейко: — Да. Также проблема в штрафах, потому что, например, существует огромное количество незарегистрированных свалок, и с ними никто не борется. Существует целый бизнес вывоза мусора в эти свалки.

Обратите внимание, весь Киев обклеен объявлениями типа: «Вывезу мусор». Но они ведь вывозят мусор не на полигоны, они же вывозят его в посадки. Даже на Трухановом острове сваливают, но их же никто не ловит.

Новости Украины – From-UA: — Да, лично видел, как в Новобеличах целые горы вдоль дорог: останавливаются машины, выбросили из багажника мешок и поехали себе дальше.

Владимир Борейко: — Да, и это не отдельные случаи. Ведь есть целые фирмы, которые занимаются таким вывозом и на этом зарабатывают. Это им выгодно.

Новости Украины – From-UA: — В Чернобыльской зоне отчуждения начато строительство хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ-2). Насколько этот объект опасен для экологии Украины?

Владимир Борейко: — Это очень опасный объект. Прежде всего тем, что наука не знает, как поведут себя ядерные отходы со временем. Поэтому все страны называют такие хранилища временными хранилищами ядерных отходов.

И еще один нюанс. Россия прячет ядерные отходы не в Кремле, а в Сибири — под Красноярском. Франция – не в Фонтенбло, в лесу под Парижем, а на островах в Тихом океане. США – не возле Капитолия, а в пустыне. Скандинавские страны Европы – в базальтовых скалах в глубине. А в Украине решили сделать ядерный могильник в 70-ти километрах от столицы. Ну что это за бред?

Новости Украины – From-UA: — А почему решили построить именно там?

Владимир Борейко: — Да потому что кому-то это было выгодно, вот и все. Что, были какие-то опросы общественного мнения? Были какие-то дискуссии? Было какое-то обсуждение?

Бизнесу было выгодно, он договорился, Янукович подписал – и вперед! Пресса проинформировала, что, вот, правительство решило. Все. Пару проплаченных экспертов из «Энергоатома» сказали, что классно-классно, так и надо, там все равно уже все в радиации. И народ согласился.

Новости Украины – From-UA: — Может, все-таки потому, что это зона отчуждения и в ней никто не живет, безопаснее?

Владимир Борейко: — А если это хранилище, не дай Бог, взорвется, что будет тогда? А то, что через Киев будут идти поезда с ядерными отходами? Это как? При нашей-то бесхозяйственности, при том, что проверки опасных объектов закрыты. Кто будет контролировать, как оно там строится и как работает?

В истории есть случаи взрыва ядерных могильников. Например. Кыштым, Россия, Урал, 1957 год – взорвалось же. Но там загрязненными оказались только две деревни, а у нас рядом находится 4-миллионный город.

Или, например, хранилище радиоактивных отходов спецкомбината «Радон» в Пирогово. В 90-х годах там же была авария? Была. Радиоактивный тритий выскочил наружу? Выскочил. Нам что, мало этого? Почему об этом никто не говорит?

Новости Украины – From-UA: — Где в Украине можно строить такие могильники, вообще хранить отработанное ядерное топливо?

Владимир Борейко: — Я вообще считаю, что атомная энергетика – это путь в никуда. Но, тем не менее, атомные станции имеют многие страны, однако немногие страны имеют хранилища. Такие страны находят «стран-дурней» и продают им эти отходы за деньги. Одна из таких стран – Россия. Она за деньги покупает ядерные отходы, вот ей их и завозят.

Ядерная энергетика недешевая, она дорогая, к этому надо привыкнуть. Цена ядерных отходов должна входить в общую цену энергии, получаемой от ядерной энергетики. Тогда, может быть, будут строить другие станции, на других топливных базах. А так получается, что ядерные отходы – это уже не тема для атомных станций. Как это не тема? Это тема. Наследили, так убирайте за собой!

Новости Украины – From-UA: — Существуют ли технологии переработки или утилизации ядерных отходов? Или все ограничивается их консервированием на длительный срок?

Владимир Борейко: — Не существует. Я же говорю, что эта тема очень недоработанная. Конечно, определенную часть ядерных отходов можно перерабатывать, но это очень сложные технологические циклы. Сейчас в Украине нет ни специалистов (раньше они приезжали к нам из Москвы, из Курчатовского института), ни самих технологий.

Украина уже очень отсталая страна в области технологий, поэтому все-таки нужно понимать, что «по одежке надо протягивать ножки». Для нас на долгое время закрыта космическая программа, мы никогда в обозримом будущем не сможем быть какой-то серьезной страной по компьютерной технике, а будем покупать только ворованные программы. Мы, к сожалению, очень отстали и продолжаем отставать. Поэтому говорить о том, что у нас могут быть какие-то переработки ядерных отходов – это фантастика.

Новости Украины – From-UA: — Еще одна экологическая головная боль нашей страны – Калушский комбинат калийных удобрений. Люди не первый год вдыхают ядовитые испарения, фиксируется рост заболеваний дыхательных путей и онкологии у детей. Делается ли что-то для решения этой проблемы?

Владимир Борейко: — О Калуше я слышу уже давно, там постоянно прорывает дамбу могильника-хвостохранилища. Это огромные экологические катастрофы, которые государство должно решать. Государство не решает, оно бросает на произвол судьбы бедных жителей, которые там живут. Я могу десятки таких мест назвать, где не решается. Они существуют на местном уровне, и все.

Новости Украины – From-UA: — Можете назвать хотя бы несколько мест?

Владимир Борейко: — Например, ГП «Восточный горно-обогатительный комбинат» в Желтых водах (Днепропетровская область. – Ред.). Там идет добыча урановой руды. Это же трагедия для местных жителей – разработка урановой руды, тем более в нашей стране.

Затем, все эти металлургические заводы 30-х годов времен Орджоникидзе. Тот же металлургический комбинат имени Ильича в Мариуполе или Запорожский железорудный комбинат. В Запорожье я лично видел эту т.н. «красную реку» — совершенно красная вода, такого бурого цвета, течет в Днепр. То есть нельзя рассказывать, что эта вода чистая или условно чистая, она просто очень загрязненная, и течет уже сколько лет.

Сюда же можно отнести и Криворожсталь. Весь Донбасс, Лисичанский НПЗ, правда, он сейчас на оккупированной территории. Все эти хваленые комбинаты «Азот» в Северодонецке, эти хвостохранилища, эти рыжие хвосты, которые идут из труб меткомбинатов. Мартеновские печи считаются в мире порошковой индустрией, а у нас в них до сих пор плавят руду. Вообщем, куда ни плюнь – кругом проблема.

Новости Украины – From-UA: — Несколько лет назад в Николаевской области люди протестовали из-за демонтажа частниками советских ракетных шахт, из-за чего в грунтовые воды попадало топливо и участились случаи отравления.

Владимир Борейко: — Военная техника – это вообще серьезно. Посмотрите на дендропарк Александрия, у него в озерах горит керосин. Там уже лет двадцать нет аэродрома, а керосин по-прежнему выклинивается и горит, и люди там его добывают. А по различным тяжелым металлам там превышение в десятки раз. И из этих же прудов вода идет в Рось, в грунтовые воды.

Новости Украины – From-UA: — Донбасс давно признан зоной экологической катастрофы. Некоторые ученые считают, что флора и фауна региона бесповоротно деградировали. Если ли шанс как-то спасти либо очистить экологию этой зоны?

Владимир Борейко: — Как это, бесповоротно деградировали? Там, где заповедники, национальные и ландшафтные парки – там вполне нормальная ситуация. Там даже есть места, в той же Луганской области, на западе Донецкой (правда, там сейчас ДНР) – там такие хорошие степи, еще фактически первозданные, такие байрачные дубравы, что там можно создавать степные заповедники на десятки тысяч квадратных гектаров.

Например, район Кальмиуса, Старобешевский район – я там был пару лет назад. Великолепная ковыльная степь, там маленький заповедничек создан на 500 га, а там еще десятки можно создавать. В общем-то, природа на Донбассе тоже выживает.

Новости Украины – From-UA: — Степи и аграрный Донбасс — да. Я имел в виду города индустриального Донбасса.

Владимир Борейко: — Если говорить об «уставших» городах, то да, конечно, Краматорск, Дружковка, родина Януковича Енакиево. Это, конечно, страшные места в экологическом плане.

Новости Украины – From-UA: — А Донецк?

Владимир Борейко: — Ну, Донецк еще более-менее. Значительно хуже это то же Енакиево, Углегорск, Антрацит, Шахтерск.

Новости Украины – From-UA: — Может, самоочищение природы начнется, если эта индустрия перестанет работать?

Владимир Борейко: — Конечно, если индустрия перестанет работать, то самоочищение произойдет.

Новости Украины – From-UA: — А как решать проблему шахт? Специалисты говорят, что шахту закрыть невозможно, надо откачивать грунтовые воды и газ, тратить на это сумасшедшие деньги. Как эту проблему решать?

Владимир Борейко: — Я не специалист по шахтам. Это более специфический вопрос, поэтому я здесь ничего не могу сказать.

Новости Украины – From-UA: — Какие еще самые болевые точки экологии в Украине существуют на данный момент?

Владимир Борейко: — Это уничтожение лесов, животных, растений, загрязнение воды, воздуха, проблема мусора. Проблема нарушения заповедного режима в заповедниках и национальных парках. То есть даже на тех территориях, которые составляют 5-6 % от всей территории Украины, даже там есть постоянные нарушения.

Сегодня в нашей стране нет ни одного заповедника и ни одного национального парка, где можно было бы сказать: «Вот здесь у нас порядок». Даже тут нельзя ничего найти. Приезжаешь в европейские страны – там домашнее отношение, а у нас … браконьеры, рубки, сенокосы. Ужас!

Новости Украины – From-UA: — Можно ли такой болевой точкой считать регулярные наводнения в Закарпатье? Экологи говорят, что это из-за масштабной вырубки лесов. Вы согласны с этим?

Владимир Борейко: — Да, я с этим согласен. Потому что когда лес вырубается, то вода скатывается по горам, как по лысой голове. А когда леса, подстилка, мох – они, естественно, сдерживают, впитывают воду в себя. Ну, это же физика, это понятно.

Новости Украины – From-UA: — Считается, что экономический кризис благотворно сказывается на экологии. Так ли это и как на самом деле кризис влияет на экологию?

Владимир Борейко: — Это дискуссионный вопрос, и так сразу однозначно сложно сказать. То есть, с одной стороны, когда закрываются предприятия, это хорошо для экологии. Вернее, экология – это же наука, а науке все равно. Здесь я бы сказал, кризис благотворен для природы.

Но, с другой стороны, все-таки когда есть развитие технологий, когда улучшаются очистные сооружения, когда происходят инвестиции в разработки новых очисток, когда совершенствуются какие-то стандарты, то это плюс для природы. То есть здесь нельзя однозначно сказать.

Но, опять же, народ вместо того, чтобы зарабатывать на заводах, идет рубить лес или ловить птиц и продавать их на базаре. Или продавать цветы – Киев завален ландышами и подснежниками. Поэтому благотворность кризиса для природы – это двоякий момент. С одной стороны – да, а с другой – как бы и нет.

Новости Украины – From-UA: — Сейчас в Верховной Раде очень активно лоббируется вопрос развития речного транспорта для грузо- и пассажироперевозок. Как это отразится на экологии?

Владимир Борейко: — Речной транспорт неоднозначен. Возьмем, скажем, нерест рыбы. Рыба подплыла к плавням, к берегу, отнерестилась, икринки прилипли к осоке, к траве. Прошла «Ракета», «Комета», даже обыкновенная моторная лодка — и вода начинает колыхаться, икринки отклеиваются и выбрасываются на берег. Все, рыба дохнет. Это минус? Минус.

Далее весь этот речной транспорт – пароходы, кометы и лодки – все плавают на бензине-керосине. Сброс идет в воду, в результате чего на воде появляются мазутные пятна, вода начинает вонять нефтепродуктами, теряет свои эстетические и питьевые свойства.

Опять же, развивая речное пароходство, что мы ставим целью? Превратить Днепр в обыкновенную трассу, только водную, или все-таки у нас это место для отдыха населения и стратегических запасов воды? Я думаю, что, прежде всего, это стратегические запасы воды, потому что ее пить больше неоткуда. Дуная у нас нет, Волги у нас тоже нет, Енисея тем более.

Новости Украины – From-UA: — Есть ли какие-то экологические проекты с привлечением иностранных инвестиций, которые можно назвать сегодня успешными в Украине? Или все так безнадежно и запущено?

Владимир Борейко: — Я здесь ничего не могу сказать. Те проекты, о которых я наслышан, касающиеся заповедного дела, лесного хозяйства, рекультивации, химикатов, — в них прокручены деньги, все довольны, а проку от этого никакого нет.

Сама по себе европейская бюрократия меня не вдохновляет, у нас она круче. С другой стороны, наши чиновники так уже сроднились с ней, так совокупились, можно сказать, что какого-то контроля за ними нет, они сами, как в украинской поговорке, «сам стілюся, сам лягаю, сам пью, сам гуляю». На нашей почве все хорошее и доброе превращается в навоз. Может, в Украине и есть какие-то действительно хорошие проекты, только я ничего о них не знаю.

По материалам: from-ua.com


Реклама