Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Михаил Яхимович рассказал почему уехал из Украины
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Михаил Яхимович рассказал почему уехал из Украины

15:27 14.06.2017 354

5905a75abbcc1-misha1_1200Еще в конце апреля СБУ провела обыски в компаниях Dragon Capital и Укргаздобыча. Новость быстро разошлась по СМИ. Как оказалось позже, СБУ искала некую программу Стахановец, которая является якобы специальным техническим средством. Она позволяет удаленно контролировать информацию, которая обрабатывается на компьютере без ведома его пользователя. В СБУ тогда заявили, что компания — разработчик Стахановца сотрудничает с ФСБ.

В ответ на эти обвинения соучредитель Стахановца Михаил Яхимович сделал ряд публикаций, в которых доказывает, что это ПО не является спецтехсредством и никаких данных никуда не передает.

Позавчера СБУ объявила в розыск Михаила Яхимовича и его партнера Владимира Вьязмитина в связи с тем, что те якобы сотрудничают со спецслужбами РФ и «находятся на территории РФ под «опекой» кураторов из российских спецслужб». Хотя, как утверждает Яхимович, он уже который месяц живет в Грузии.

Соучредитель Стахановца считает, что новые обвинения СБУ в сотрудничестве с российскими спецслужбами связаны с его расследованием коррупционных схем в украинских спецслужбах. Яхимович еще 17 мая опубликовал текст, где разъясняет, что обыски СБУ — это своеобразный бизнес, построенный на коррупции. Он раскрывает имена силовиков, а также ссылается на журналистские расследования 3-7-летней давности.

Журналист LIGA.net связался по Skype c соучредителем Стахановца Михаилом Яхимовичем. Он рассказал о том, почему, по его мнению, СБУ взялась за его компанию, почему он уехал из Украины и что собирается делать дальше.

— Расскажите, что было после того, как вашу программу проверяли еще в августе-сентябре 2016 года. СБУ не предпринимала никаких агрессивных действий по отношению к вам?

— Они пытались доказать, что наше ПО якобы является специальным техническим средством. Хотя их же местная экспертиза установила, что это не так. Я потом два раза ходил к ним в декабре беседовать. Они делали мне всякие предложения, демонстрировали полную некомпетентность в IT. А после ничего не было. До того, как они пошли с обысками в Dragon Capital.

— Почему, вы думаете, СБУ обвинила вас после обысков в Dragon Capital?

— Потому что мы одни из тех, кто сразу не пошел с ними на кулуарные договоренности. Они обвинили нас, чтобы оправдать «наезд» на Dragon Capital и Укргаздобычу. Ведь обвинения в использовании нормального программного продукта, который отвечает требованиям мировой практики и регуляторов, выглядят нелепо. Поэтому они решили заявить, что мы передаем какие-то данные в РФ спецслужбам. Это притом что их же экспертиза показала, что это не так. Да и мы предоставили доказательства — результаты независимых экспертиз, в том числе от Госспецсвязи, — что наше ПО не может передавать никаких данных. Оно работает локально внутри компании.

Формулировку «связь с РФ» в СБУ используют, чтобы получать решения судов на проведение обысков. Основной бизнес СБУ — это обыски. Потому что на обысках можно забрать много чего ценного для компаний и для людей. А потом торговаться и выбивать суммы за возврат этих вещей. Ту технику, которую она изымает, СБУ либо возвращает за деньги, либо уничтожает, как вещдок. Недавно Сергей Лещенко отправил депутатский запрос в СБУ с вопросами: «Сколько жалоб от граждан привели к подобным производствам? (по статье 359 УК. — Ред.)» и «Есть ли подтверждение уничтожения техники, изъятой в качестве улик во время обысков?».

На первый вопрос там ответили, что таких сведений у них нет. А на второй — что не ведут учет уничтоженных вещдоков. Ну вы представляете, чтобы какая-то коммерческая компания не вела учет списанной техники?

Это их огромная «кормушка». Есть конкретные персоналии. Мы раскрыли схемы их работы и опубликовали это у себя на сайте. Там же я описал, кто такой Яцкевич, с которым я дважды беседовал в СБУ и который делал мне разные непристойные предложения. Кто такой Климчук, начальник Яцкевича, я тоже писал. Если просто загуглить их фамилии, можно увидеть, что за ними тянется длинный шлейф публикаций СМИ о том, как они требовали взятки, там очевидная коррупция. Но ничего не происходит, они получают только повышения. Напрочь отсутствует какой-то общественный контроль этой организации. И после того как я опубликовал это расследование, мою жену сразу вызвали на допрос.

— Можете рассказать, как прошел допрос?

— Там дается подписка о том, что ничего нельзя говорить, потому я и не буду. Моя жена мне тоже ничего не рассказывала. Но не было ничего особенного. Похоже на обычное давление. Ну что может сказать жена, которая вообще не разбирается в IT?

— Получается, новое обвинение случилось потому, что вы начали раскрывать коррупционные схемы СБУ?

— Конечно. Это совпало буквально день в день: я опубликовал материал, и мою жену тут же вызвали на допрос. А тут и подозрение в сотрудничестве со спецслужбами РФ. Причем я это обвинение не получал, не видел его. Ну как так? И пишут, что я сижу в РФ у кураторов под крылом. Но я уже несколько месяцев в Грузии. Они откровенно врут.

— У вас были какие-то проблемы с выездом из страны?

— Нет, ко мне тогда не было претензий, я не имел никакого статуса в деле.

— А вы как-то предвидели эту ситуацию? Почему решили уехать?

— Ну смотрите, когда СБУ принялась проверять нашу программу, я подумал: ошибка, мало ли. Все-таки в стране такая ситуация, проверяют, может, действительно там что-то есть. Я прихожу на беседы. Ведь хочу объяснить, как работает программа и что они ошибаются. Но я вижу, что эти люди заинтересованы только в том, чтобы выступить в своих или чьих-то еще бизнес-интересах. Все твердили: давай нам свое ПО и данные клиентов. Я понимаю, что мой бизнес в Украине разрушен, никаких продаж у меня тут быть не может. Зато мой продукт востребован во многих странах, так что я уехал развивать его там: в Азербайджане, Казахстане, Израиле, Грузии и Эмиратах. Ведь там есть нормальный интерес и можно работать, а в Украине — нет.

— А что значит «давай нам свое ПО и данные клиентов»?

— Они думали, что у нас есть доступ к данным наших клиентов, который нереально получить. Это доказала экспертиза. Говорили, чтобы я дал им какую-то информацию. А у меня ее нет и быть не может. Потом чтобы ПО предоставил для анализа. Затем предлагали иначе решать вопросы. Говорили, что с судьей будет дороже. Это у них целая бизнес-отрасль: дела по статье 359. Эти дела не делаются, основываясь на жалобах граждан. Они сами инициируют дела. Подставляют людей под эту статью, а потом с ними договариваются: можно штрафом отделаться, а можно на семь лет в тюрьму сеcть.

— А какие размеры штрафов?

— Могут 3 000 грн выписать, а могут и 50 000 грн. Кто как договорится. У них указан какой-то диапазон. В нем они и действуют. Если они договариваются с компанией за деньги, как они обычно этого добиваются, то кладут дело на полку и прекращают им заниматься. Либо могут через подставное лицо компании в суде его закрыть, выписать штраф в несколько тысяч гривень и вернуть всю технику.

— Вы отказались платить штраф?

— Платить штраф — значит признать вину. У нас никакой вины нет. И мы не готовы ни платить, ни вступать с ними в какие-то договоренности, потому что по закону они неправы. Почему они тему с РФ поднимают? Потому что все другие обвинения нелепы.

— То есть любая компания с малейшей связью с РФ может стать объектом для следующего визита СБУ?

— Я думаю, любая компания, у которой бизнес работает и приносит результат. Им достаточно иметь коммерческий интерес, чтобы зайти. И необязательно иметь связь с РФ. Наша программа никаких данных в РФ не отправляла, но нас это не уберегло от подобных обвинений. Они любое ПО сейчас могут подогнать под формулировку «связь с РФ». Многие продукты, в том числе браузеры, облачные и бухгалтерские продукты что-то с чем-то соединяют. Они могут прийти и сказать, что тут есть связь с РФ. И все: человек оказывается обвиненным, опозоренным, теряет репутацию.

— Но вы же продаете в России свой продукт?

— В России работает отдельный продукт — как раз таки Стахановец. Мы на общей платформе создали несколько продуктов: казахский, украинский, российский и другие. Стахановец — это российский продукт, у меня там есть миноритарная доля. И хотя это тоже хороший продукт, мы его давно не продаем в Украине. Тут у нас есть Mirobase, у которого нет российского собственника, и работает он отдельно.

— Как вы думаете, как дальше будут развиваться события с СБУ?

— Они могут меня найти, поймать, додавить. Я не знаю. Если дело дойдет до суда, все аргументы в нашу пользу. Конечно, судьи их боятся. Но я уверен в положительном результате, пусть даже в европейском суде. К сожалению, на это могут уйти годы, куча нервов и денег, но ситуация такова. Они любого человека могут по этому пути послать, чтобы свою коррупцию прикрыть. Готовы сломать мою судьбу, репутацию просто потому, что они некрасиво выглядели с обыском в Dragon Capital.

— Вы как-то собираетесь отстаивать свою репутацию?

— Да, я стараюсь публично доносить свою позицию. У нас уже готов иск, но его подача затянулась. Ведь его нужно подготовить грамотно, чтобы они (СБУ. — Ред.) потом не начали «съезжать», что они говорили не так и не то имели в виду. Надеюсь, на этой неделе завершим подготовку и подадим его. То, что они заявляют, — ложь. И это безумие должно прекратиться. Пока каждый будет сидеть и терпеть, страна останется ни с чем. Предприниматели выезжают, не находят возможности работать в своей стране, хотя они патриоты и хотят тут работать. Однако вынуждены что-то делать за пределами страны. Потому что их тут защитить некому. Эта структура (СБУ. — Ред.) абсолютно бесконтрольная.

По материалам: ИнА «Українські новини»


Реклама