Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Мэр Киева — наследник орды
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Мэр Киева — наследник орды

17:54 26.04.2017 616

thumbnage«Под Евровидение» уничтожаются археологические находки на Почтовой площади.
В феврале 2015 году страну облетела сенсация: на Почтовой площади в Киеве открыты уникальные археологические находки. Кличко писал тогда в своем Фейсбуке: «Тот, кто не хранит свою историю, не имеет будущего. Однозначно, эта уникальная находка должна быть сохранена». Тогда обсуждалась идея сделать под Почтовой музей. Сейчас эти идеи похоронены, артефактам грозит уничтожение.
Помните акцию «Украина без Кучмы»? Власти было нужно срочно сделать из Майдана обнесенный забором котлован. И его сделали под предлогом реконструкции площади и строительства «первого профессионального торгового центра „Глобус“». Строили впопыхах в три смены. Как всегда, археологи «мешали» строителям.

Развязка этого конфликта оказалась драматичной: в одну из темных июльских ночей драглайн вдребезги разнес Лядские ворота и раскопанные при создании котлована конструкции Ярославова Вала (деревянные клети).

Экскаваторщик мотивировал свой акт вандализма классовой ненавистью к мальчикам и девочкам в джинсах и перчатках, которые ежедневно ковырялись на этом месте. Никто не наказан до сих пор. У археологов не возникало сомнений, что злодей действовал не по собственной инициативе.

Эта история может повториться в любой момент на наших глазах. Городская власть готовится к Евровидению, пытаясь привести в порядок все недостроенные объекты на тех городских площадях, где будет праздник. Одна из этих таких — Почтовая площадь. И снова строителям мешают археологи. На этот раз под угрозой деревянные кварталы средневекового Киева.

Точка невозврата

В начале 2015 года киевским археологам повезло. Во время строительства подземного торгового центра на Почтовой площади им удалось выхватить из-под ковша несколько древних дубовых бревен. Находки стали научной сенсацией, которая несколько изменила представление ученых о средневековом Подоле.
thumbnail.php-file_guid=76007&size=large
Срезы почвы свидетельствуют, что жизнь здесь кипела еще в докняжеские времена. Есть основания говорить, что город начинался именно отсюда и строился по тем же принципам военной демократии (равные по площади участки, равный доступ к воде), что и первые города северной Европы, в частности Швеции.

Артефакты заинтересовали мэра столицы Кличко, и на время строительные работы были приостановлены. Это дало свой результат. Сначала в котловане нашли остатки заборов XII века, потом мостовую, очертания усадеб, датированные разными веками земляные гидротехнические и фортификационные сооружения и даже могильник. А также множество мелких артефактов: монеты, княжеские печати, женские украшения, обломки керамической посуды.

Заместитель директора Центра археологии Киева Юрий Кухарчук уверен: если исследователям позволят спуститься еще ниже, нас ждут новые открытия (но такого разрешения у них нет, потому что под угрозой могут оказаться конструкции будущего ТРЦ).

Но уже сегодня здесь можно было бы сделать реконструкцию квартала XII столетия. И, в принципе, археологи работали именно над этим проектом. В 2016 году КГГА провела тендер на работы по музеефикации, который выиграл Центр археологии. Поэтому со временем в новом торговом центре должен был появиться еще и подземный музей, как в Европе.

Посетив современный торговый центр, люди могли бы смотреть через стекло на сохранившиеся части древнего Киева. Так мечталось и так должно быть.

Какое-то время археологи и строители жили в мире и согласии, не вмешиваясь в работу друг друга.

thumbnail.php-file_guid=76008&size=large
Часть сохранившихся раскопок. Их еще может спасти Кличко

Затем пришла беда. Ее первый предвестник: средства на музеефикацию, которые должна была выделить городская власть после упомянутого тендера, так и не появились. А директора Центра археологии Михаила Сагайдака строители перестали приглашать на совещания.

А инвестор (так в мэрии называют девелоперскую компанию, которая строит торговое заведение) вообще прекратил финансирование раскопок (по украинскому законодательству, археологические работы финансирует застройщик). Уже несколько месяцев археологи не получают зарплату.

Руководитель раскопок Максим Вакулюк, перепрыгивая через весенние лужи, показывает нам уникальные колоды и рассказывает, что они гниют, а на их спасение нет денег.

Но это все полбеды. В течение почти двух лет в Центре археологии ждали план застройки. От этого документа зависело то, каких размеров должен быть музей, в каких местах надо делать залы и технические помещения и тому подобное. В конце концов, в начале апреля этого года археологи получили долгожданные бумажки. И ужаснулись. Согласно плану, под музей выделили небольшой зал без учета реального расположения находок.
Это означает, что археологические памятники, которые сейчас занимают около тысячи квадратных метров, будут демонтированы. Ни о какой «реконструкции» речь не идет. В лучшем случае некоторые обломки снесут в одно из помещений с табличкой: «Музей древних улиц». То есть это не просто план, это план уничтожения древних киевлян — их трудов, их костей, их памяти.
thumbnail.php-file_guid=76010&size=large
Институт археологии НАН Украины отреагировал мгновенно: в соответствии с его экспертным заключением, памятник мирового значения под угрозой, а потому любые строительные работы следует прекратить. Это предписание не исполнено, наоборот — строят в ускоренном темпе.
Жизнь замерла лишь на том клочке, где стоит вагончик археологов. Почему вдруг возникла такая запарка? Официальных комментариев по этому поводу нету. Но не под диктофон наш источник в КГГА объясняет: «Да всем же понятно — на носу Евровидение, Почтовая площадь — одно из мест, где будут проходить события конкурса. В начале мая все должно выглядеть красиво».

На практике это означает, что верхнюю часть ТРЦ будут приводить в порядок как можно быстрее. Археолог Сагайдак опасается, что под предлогом безопасности, «с целью укрепления конструкции ТРЦ», весь раскоп накроют плитой.

У Михаила Андреевича большой опыт работы со строителями еще в советское время, поэтому он знает, о чем говорит. Проводя для нас экскурсию, и он показывает отверстия и другие технические приспособления под будущую плиту. Интуиция подсказывает ему, что точка невозврата — последние числа апреля.

Невидимое государство

Проблема Древнего Киева в том, что он невидим. Вряд ли рядовой киевлянин или гость столицы сможет ответить, где заканчивается град Владимира и начинается город Ярослава. Где находится усыпальница Мономаха? В каком месте впадала в Днепр легендарная Почайна?
Поэтому, наверное, нам трудно почувствовать себя наследниками великого восточноевропейского государства. Киевская Русь для большинства из нас — это мультяшно-фольклорные образы, детские сказки и сухие буквы в учебниках истории. Мы не воспринимаем тех людей, которые подарили нам христианство, основы права, язык и землю, как собственных родственников. И это, как минимум, неблагодарно.

Хотя древний город и невидим, но он существует.

Под ногами современных киевлян — десятки метров культурных слоев и миллионы костей (это не преувеличение). В парковых прудах, канализационных коллекторах и бетонных желобах продолжают свою жизнь летописные реки Лыбидь, Почайна, Глубочица, Сырец, Клов, Крещатик. Время от времени осыпаются склоны Замковой горы, Щекавицы и Бабьего Яра, открывая свои тайны: остатки сооружений, могилы, пещеры и подземные ходы.

Стоят законсервированные фундаменты византийских храмов и княжеских дворцов.

Современные технологии дают возможность невидимое сделать видимым: воссоздать церкви и княжеские дворы, вывести из бетонной трубы на свет Божий древнюю реку (по крайней мере, на каком-то участке), сделать подземные музеи и реконструировать деревянные кварталы. Дорого?

Даже если делать с размахом и возводить, скажем, дворец князя Владимира из аутентичного материала, то есть из розового кварцита, получится не дороже, чем строительство большого торгово-развлекательного комплекса. Убыточно? Если эти объекты увеличат туристический потенциал города, окупаемость — дело времени.

Но, выбирая между сохранением археологического памятника и строительством торгового заведения, городская власть выбирает последний. Так повелось еще с советских времен.

В 1972-1973 годах, во время строительства «синей» линии метрополитена, под Контрактовой площадью были найдены деревянные кварталы IX в. По подсчетам археологов, площадь застройки составляла около 100 гектаров.

Это была находка мирового уровня, которая позволяла утверждать, что Киев был одним из крупнейших европейских городов раннего средневековья. Тогда же архитекторы сделали первые эскизы подземных музеев.

Но партия решила, что метро для «советских трудящихся» важнее музея. Правда, древние кварталы простирались и на те участки, где не было метростроя. В районе Житнего рынка нашли четыре усадьбы и береговые сооружения у реки Глубочицы. Но на этот раз оказалось, что трудящимся нужен модерновый крытый рынок.
11
На подольские раскопки наведывался первый секретарь компартии Украины Владимир Щербицкий и другие члены ЦК, чесали затылки и, наконец, решили вывезти средневековые срубы в музей под открытым небом Пирогово, который также строился в то время. Михаил Сагайдак вспоминает, как археологи выкапывали бревна, которые «аж светились». Как пытались их сохранить, вываривая в фенолспиртах и сахаре. Как вывозили в Пирогово, мечтая, что со временем появится реконструкция. Не появилась. «Когда я там был в последний раз, — вздыхает Михаил Сагайдак, — нашел это все в ужасном состоянии. Сложно поверить, что из этой древесины еще можно что-то сделать».

Справедливости ради надо сказать, что небольшой подземный музей в советское время все же существовал — под нынешним Майданом Независимости, в небольшом помещении стояли элементы Лядских ворот, их оригинальные пилоны. Этот музейчик, как и саму находку, варварски уничтожили строители во время очередной перестройки площади и создание «Глобуса» в 2001 году.

И вот теперь — очередной торговый центр и очередной раскоп.

Хотя, напомним, сначала ничто не предвещало беды. Наоборот, как только археологи открыли древние артефакты, в марте 2015 года, раскоп лично посетил новоизбранный мэр Виталий Кличко, легким движением тяжелой руки приостановил строительные работы и собственными устами озвучил идею музеефикации. Горяче пожимал руки историкам.

Его свита развернула неслыханную деятельность: основала информационный штаб, создала телефонную горячую линию, чтобы каждый киевлянин в любой момент мог узнать, как идут раскопки, и даже пообещала создать сайт, чтобы за трудом археологов можно было бы наблюдать онлайн.

Верилось — настал переломный момент. Невольно на ум приходили символические параллели. Казалось, что теперь в обществе изменятся правила игры, появится новое государство и одновременно из-под земли вынырнет Киевская Русь. Ведь мы продолжили дело предков: победили орду, освободили от нее и себя и Древний Киев.

Сегодня немного неловко за этот пафос. Потому что прошло два года, и все вернулось на круги своя: типичный конфликт, типичное развитие событий. Что же произошло? От кого же на самом деле должен защищать киевлян и их предков богатырь Кличко?

Тесть Насирова и Саблезубая Блени

Во время поисков конкретного лица, которому можно было бы поставить конкретный вопрос — почему вы уничтожаете археологические памятники? — у нас сложилось впечатление, что мы имеем дело с разветвленной подпольной организацией. Которая, к тому же, имеет ключевые ячейки в государственных учреждениях. Начали мы с того, что открыли публичную кадастровую карту Украины.

Теоретически любой гражданин может узнать о любом коммерческом строительстве из этой карты, поскольку, согласно Земельному кодексу, участки, предоставленные под такую застройку, должны иметь кадастровый номер. И здесь первый сюрприз — будущий ТРЦ в кадастровой карте отсутствует. На всей этой области на карте обозначен лишь небольшой кружочек — церковь Рождества Христова. Так кто и на каких основаниях тревожит кости мертвых?

История реконструкции площади вообще странная. Сначала планировалось создание только пешеходной зоны над дорогой, что правильно. Но потом активисты выяснили, что под площадью будет торговый центр. Это было еще во времена Януковича.

На вагончиках строителей большими буквами написано «Альтис». Это та самая фирма тестя бывшего главы налоговой Романа Насирова, которая, по данным сайта «Наші гроші», последние несколько лет стабильно выигрывала государственные тендеры, по ходу минимизируя налоги.
Но, несмотря на такую репутацию, винить во всех бедах именно корпорацию «Альтис-Холдинг» было бы цинично и несправедливо. Ведь Альтис является лишь генеральным подрядчиком. Платят деньги — строит, не платят — не строит.

Строители работают на территории, находящейся под юрисдикцией коммунального предприятия с непроизносимым названием «Дирекция строительства дорожно-транспортных сооружений Киева» (далее — Дирекция).

Эта структура и является официальным заказчиком проекта. Получается, что торговое заведение — это государственно-коммунальный проект, осуществляется за счет бюджета? Нет. Деньги подрядчикам действительно идут «дорожно-транспортным транзитом», то есть через Дирекцию, однако их источник — не городской бюджет, а загадочный инвестор. Кто же он?

Намек на ответ можно найти в одном из тех самых вагончиков. Среди рабочего хлама к стене прикреплена распечатка фото: загорелая красавица в леопардовом купальнике на фоне дорогого авто. Как оказалось, эта картинка служит не только удовлетворению эстетических потребностей трудящихся.

Один из них кивнул нам с улыбкой: «Пусть висит, она нам деньги платит!»

История этого снимка такова. Весной 2013 года КГГА провела конкурс на строительство подземного торгово-развлекательного (по документам — «многофункционального») центра на Почтовой площади.

Тендер выиграла созданная за два месяца (!) до этого момента папка с документами под названием ООО «Хенсфорд-Украина». Немного странно, что, проведя конкурс и определив победителя, городские чиновники не оформили должным образом участок под застройку. Но факт есть факт.

Анализируя инвестиционный договор и копаясь в государственных реестрах, журналисты программы «Схемы» выяснили, что основатель и директор фирмы — Марина Ткаченко. Единственное имеющееся досье на эту бизнес-леди говорит, что она любит дорогие авто и когда-то участвовала в конкурсе красоты компании «Nissan» под творческим псевдонимом Саблезубая Блени (оттуда, собственно, и фото).
Городская общественность, конечно, не могла не обратить внимание на эту красоту. По версии журналистов программы «Слідство.інфо», леопардовый купальник связан с Андреем Кравцом, который во времена Януковича возглавлял Государственное управление делами и считался «завхозом президента».

Базируется версия на том, что учредителем ООО «Хенсфорд-Украина» является компания «Хенсфорд-Импекс ЛЛП», которая, в свою очередь, является учредителем еще одной фирмы — ООО «Виас-Групп». У этого последнего общества с ограниченной ответственностью интересный юридический адрес: Бровары, ул. Кирова, 90, кв. 16. По этому же адресу зарегистрировано ООО «Дом лесника» (резиденция бывшего президента в Сухолучье) и другие структуры, которые имеют отношение к бизнес-окружению Виктора Януковича.
22
Место регистрации юридического лица — интересный факт, но вряд ли его можно считать окончательным доказательством. В конце концов, при создании юрлица действительно могли задействовать броварской «бизнес-инкубатор», но потом папку «Хенсфорд-Украина» могли несколько раз перепродать. Например, кому-то из бизнес-окружения уже нынешнего гаранта Конституции.

Расставить все точки над «і» могут чиновники КГГА. Но по просьбе «Громадського телебачення» назвать инвестора Виталий Кличко ответил, что не может помнить всех инвесторов. Позже его подчиненные ссылались на то, что инвестиционный договор имеет пункт о неразглашении информации о конкретных физических лицах.

Во всяком случае, мутная история с «инвестиционным конкурсом» показывает, как во времена Януковича (а возможно, и раньше) была создана схема коллективной безответственности, которая позволила передать уникальный участок неизвестным лицам. Времена меняются — схема работает.

Таинственный инвестор, он же выгодоприобретатель, подключает подрядчиков, подписывает акты выполненных работ, перечисляет средства, но почему-то продолжает прятаться в тени. За несколько лет «Хенсфорд-Украина» не создала даже сайта, а Марина Ткаченко не приняла участия ни в одной пресс-конференции и не дала ни одного интервью. Возможно, эта женщина и не была никогда реальным руководителем.

По крайней мере, на рабочие совещания под открытым небом на строительной площадке и на заседание в мэрии летает не леопардовая красавица, а довольно земной «представитель инвестора» Валерий Олейник (Валерій Олійник).

В течение недели мы пытались получить хоть какой-то официальный комментарий. Так называемая «горячая линия», введенная в свое время мэрией, мужским голосом ответила, что не может говорить, поскольку находится на совещании, после чего абонент находился «вне зоны досягаемости».
Представитель инвестора Олейник сквозь грохот строительной техники попросил перезвонить через неделю. Председателя Дирекции дорожно-транспортных сооружений на рабочем месте не застали. Единственный, кто ответил на звонок, — руководитель департамента культуры КГГА Диана Попова. Разговор оказался жестким и несколько сжатым.

— Почему не состоялся проект музеефикации, почему даже сама идея сохранения средневековой памятника «сливается»? — спросили мы.

— А почему вы задаете этот вопрос мне?

— Потому что вы — мэрия, и ваш руководитель два года назад сам озвучил эту идею …

— Никто ничего не «сливает», — раздраженный голос госпожи Дианы стал еще более раздражительным, — откуда вы взяли?

— Археологические памятники уничтожаются …

— Никто их не уничтожает. Центр археологии выиграл тендер …

— Ну смотрите, реального финансирования нет, археологам деньги не платят, раскопки остановлены.

— Ну, извините, не платят — это жизнь. Так бывает. Но это не значит, что музеефикации не будет. Какие еще вопросы?

— Но господин Сагайдак …

— Почему я должна комментировать домыслы господина Сагайдака? — в трубке ощущался праведный гнев. — музеефикации нет потому, что Михаил Сагайдак не выполнил свои обязательства — не закончил археологические раскопки и не предоставил ни информации о площади, необходимой для музеефикации, ни концепции самой музеефикации. Что вам еще сказать?

— Кто выгодоприобретатель строительства ТРЦ?

— Выгода … что? — извинилась Диана, и в ее тоне мелькнула нотка кисловатого отвращения.

— Есть такой юридический термин — выгодоприобретатель. То есть кто, в конце концов, должен получить экономическую выгоду от строительства ТРЦ? Физические лица?

— Там сейчас строительная площадка. Ваш вопрос некорректен — разве кому-то может принадлежать стройплощадка?

— Может. Кто выгодоприобретатель строительства?

— Не знаю. Есть инвестор. Есть заказчик. Вопросы ко мне?

— Почему уничтожаются археологические памятники, почему не состоялся проект музеефикации?

— Повторяю: потому что археологи не закончили свои работы, потому что господин Сагайдак не предоставил информации, сколько метров нужно для музеефикации …

Пересказываю слова Дианы Поповой археологам. Среди них выделяется колоритный мужчина с кольцом в левом ухе и грустными глазами. Это археолог и реставратор Денис Милицын, который часами может рассказывать о древних монетах и солдатские трубки, которые он выкопал на Почтовой.

— Госпожа Диана говорит, что денег нет, потому что такова жизнь — мои слова возвращают его в современность.

— Такова жизнь, — Денис запускает руки в карманы. — После Пасхи сущие копейки остались … Что еще говорила?

От недоброго предчувствия его глаза становятся еще печальнее. Они много видели. Денис отслужил в АТО. Повоевал под Мариуполем, пережил Дебальцево, был контужен … Когда наши взгляды встречаются, мне трудно повторить фразу Поповой о том, что во всем виноваты археологи.

— Что еще говорила? — настаивает Денис.

— Что все будет хорошо, — вру я.

18 апреля в Центре археологии Киева состоялась пресс-конференция. Председатель Центра Михаил Сагайдак публично отверг обвинения в том, что археологи не выполняют свои обязательства по хозяйственным договорам. И в который раз рассказал о том, что раскопки под будущим торговым центром занимают более тысячи квадратных метров, а по плану застройки предполагается создать небольшой музей лишь на 110 квадратов.

Мы не прокуратура и не НАБУ, мы не можем изъять акты выполненных работ и проверить документооборот между несколькими государственными учреждениями. Все, что мы можем, — анализировать факты, которые есть в общем доступе. А на поверхности следующее: деревянные срубы гниют.

На их хранение у археологов нет ни средств, ни помещения. Сами раскопки прекращены. Это означает, что госпожа Попова лукавит, когда говорит, что памятники никто не уничтожает.

Тот аргумент, что археологи не предоставили план и концепцию музеефикации, которая включала бы количество необходимых метров под музей и технические помещения, выглядит не очень убедительно.

Во-первых, сами археологи утверждают, что не только прописали соответствующие параметры, но и прислали эту информацию и в мэрию, и в комитет Верховной Рады, и в Министерство культуры. А во-вторых, любой, в том числе Диана Попова, может спуститься под Почтовую площадь и воочию увидеть «план музеефикации» в масштабе один к одному.

А вот те обязательства, которые публично брала на себя киевская мэрия, не выполнены. Горячая линия, как мы убедились, не работает. Никакого «информационного штаба» нет. Нет и сайта, с помощью которого украинцы могли бы наблюдать в режиме онлайн за раскопками. Это означает, что госпожа Попова снова лукавит, когда говорит, что идею музеефикации никто не сливает.

Но зачем в свое время сама мэрия вводила все эти инициативы? Логично предположить, что два года назад, когда старая власть ушла, а новая только начинала свою бурную деятельность, произошел своего рода «технический сбой» во время передачи дел.

Возможно, только благодаря этому «недоразумению» археологи наконец получили возможность исследовать подольской террасу, а мы узнали о древнем городе под нашими ногами. Однако сегодня «дела передали», и все возвращается на круги своя.

Вечная битва

Кофейня на Сагайдачного. Мы с Тарасом пьем кофе и размышляем над тем, кому принадлежит Подол. Тарас — бывший директор девелоперской компании и в совсем уж далеком прошлом — философ. Мы знакомы еще с университетских времен.

Когда я понял, что собственными журналистскими силами не сможем за короткий срок размотать клубок коммерческих интересов вокруг подземного ТРЦ, обратился к нему — вдруг что-то знает. Он сказал, что ничего не знает, и на всякий случай попросил не упоминать его фамилию в публикации. Но на встречу пришел.

Пока я рассказываю ему все, что мне известно о «Хенсфорд-Украина», красные фонарики — элемент интерьера — отражаются в очках-капельках моего собеседника, и взгляд Тараса время от времени становится зловеще-вампирическим.

— Чтобы ты понимал, случайных застройщиков в историческую часть города не пускают и никогда не пускали, — вводит меня в курс дел Тарас. — Только с личной санкции мэра.

Делает глоток и продолжает:

— А о Почтовой … Чтобы ты понимал правила игры. Там есть такие помпезные новостройки возле фуникулера. Одна из них — Хорошковского. Не напрямую, конечно же, а через оффшор, однако сути это не меняет. Так вот, он там выбил себе участок, когда еще был председателем СБУ. На месте исторического особнячка. В мэрии тогда работал некий Рома, выдавал разрешения на застройку в исторических зонах. Рома, конечно же, был в меру коррумпирован, но здесь ему стало «за державу обидно». И Хорошковскому он отказал.

Вампирчики очков Тараса нехорошо выстреливают:

— Чтобы ты понимал. На Рому завели дело, закрыли в СИЗО. После этого он разрешение и подписал. Такое не забывается. С археологами тоже никогда особо не цацкались: при строительстве деревянные бревна вывозили как строительный мусор. Археологов просто старались не подпускать.

В этот момент я вспоминаю рассказ Михаила Сагайдака о том, что перед строительством развязки на Почтовой его вызвали на ковер в Министерство культуры и говорили: «Да строят, а ты стой рядом и фотографируй». Смысл этого фотографирования заключался в том, чтобы формально выполнить законодательную норму об обязательном проведении археологических работ.

— Поэтому если кто-то в мэрии говорит, что имя какого-то «инвестора», — Тарас произнес это слово с отвращением, — неизвестно — не верь. Если Кличко говорит, что не знает, — он лукавит. Формальный заказчик строительства — коммунальное предприятие, как оно …

— Дирекция строительства дорожно-транспортных сооружений Киева.

— Да. Так вот, формально — все вопросы к нему. Реально директор этого предприятия без отмашки Кличко никогда никакого инвестора на Почтовую бы не пустил …

— Это еще до Кличко было, — поправляю я. — Конкурс, в котором выиграл «Хенсфорд-Украина», проводился во времена мэра Попова.

— Да. Но все эти договорняки благословил уже Кличко — те же схемы, те же игроки …

— Думаешь, узнать кому будет принадлежать ТРЦ, нереально?

— В принципе, реально. Редко кому удается спрятать так, чтобы никто не нашел. Есть цепочка из двух-трех оффшоров … Можно писать запросы, поднимать реестры, но какова цель? Если цель сохранить памятник, то не успеешь — это дело не одного месяца. И зачем. Ну, выйдешь ты, например, на завхоза Януковича. И что ты у него спросишь?

— На каких основаниях вы уничтожаете … — я начинаю чувствовать себя идиотом.

— Он расскажет, что заложник ситуации, — перебивает Тарас. — Что потратил кучу денег, а формально ему ничего не принадлежит. И будет, кстати, прав. Для этого инвестора — кто бы он ни был — единственный способ хотя бы частично вернуть средства — договариваться с мэром. Что в КГГА скажут, то и будет делать. Скажут уничтожить бревна — уничтожит, скажут сделать музей — сделает. Поэтому если тебе надо знать имя реального выгодоприобретателя … — очки Тараса снова горят красным огнем, — запиши: Кличко. Это чтобы ты понимал.

С тяжелым сердцем иду по улице. В сумерках растворяется Подол, со стороны Почтовой легкий ветерок доносит грохот строительной техники. Почти вечная борьба Древнего Киева с ордой продолжается.

Ключевое слово здесь — «почти». Потому что метафорическая орда не такая уж и метафорическая — она регенерируется на наших глазах. А вот каждое уничтоженное бревно древнего города теряется навсегда. При таких раскладах рано или поздно орда победит … От осознания этой небанальной истины становится так же печально, как и от стихов Лины Костенко:

Мені відкрилась істина печальна:

життя зникає, як ріка Почайна.

Через віки, а то й через роки,

ріка вже стане спогадом ріки.

І тільки верби знатимуть старі:

киян хрестили в ній,

а не в Дніпрі.

По материалам: argumentua.com


Реклама

  • Надежда Ивановна: Народ который не уважает свою историю не когда не будет жить хорошо!