Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Медицинская реформа. Анализ последних событий
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Медицинская реформа. Анализ последних событий

14:52 18.04.2017 287

763422Серьезность намерений правительства Гройсмана легитимизировать «реформаторские» наработке единого и неизменного источника украинской медицинской политики — министерства финансов, стало катализатором небывалой до сих пор медийной активности как медицинской, так и парамедицинские сообщества.
Украина не была бы Украиной, если бы злу не помогали борьбой борцы со злом, а хорошее не помогали силы зла, когда уже все становится очень плохо
Ситуация вокруг «реформаторского» пакета чем-то напоминает атмосферу накануне президентских выборов страны — периода, когда сторона, которая обладает административным ресурсом заставляет публично высказаться в поддержку провластного кандидата зависимых от себя структур и лиц. Это время также благодатный для людей, которые пытаются получить карьерные или иные дивиденды от правильного политического позиционирования, или просто хотят напомнить о себе. Если же заказчиком президентской кампании является правительство другой страны, то агитационные материалы в поддержку кандидата могут появляться на чужих телеканалах или улицах (президентские выборы 1994 и 2004 лет).

Что-то очень похожее происходит и вокруг голосования за медицинские законопроекты. Так в поддержку медицинских «реформ» по просьбе Минздрава уже высказались различные общественные организации и сам доктор Комаровский, показали свое уважение идеям совершенствования системы здравоохранения бывшие министры здравоохранения Николай Полищук и Василий Князевич, а также пострадавшее лицо от «политических» репрессий в медицине Николай Проданчук. И, что самое главное, не смогли остаться незамеченными в этой ситуации спонсоры медицинской реформы в Украине — иностранные доноры и различные заинтересованные лица. Разница лишь в том, что в отличие от периодов избрания высшей политической власти в Украине, «обеспокоенность и глубокую озабоченность» выразили НЕ московские политтехнологи вроде Глеба Павловского, а мировая парамедицинские бюрократия, в частности, такие лица как Нил Уокер — координатор Системы Организация Объединенных ‘ единения нации в Украине и Посол Хюґ Мингарелли — председатель представительства ЕС в Украине, который представил совместное заявление представительства ЕС и ВОЗ по поддержке реформирования системы здравоохранения. По мнению этих важных персон Правительство страны, который вводит абонплату на газовые приборы и находится в постоянном поиске новых механизмов ограбления собственных граждан, параллельно заботится об их медицинское обеспечение.

Бесспорно те аргументы, которые приводит Нил Уокер, обосновывая необходимость медицинских реформ, лишь подтверждают давние подозрения относительно элементарной порядочности мировой бюрократии (по мнению господина Уокера Украина тратит на медицинскую помощь более чем Польша и Румыния — 7,4% против 6,7 и 5, 3% от ВВП соответственно). Но как совместить в голове слова поддержки медицинских реформ высказанные Главой и Отцом УГКЦ Блаженнейшим Святославом с совершенно обоснованными обвинениями в антигуманности этой реформы, озвученным некоторыми бывшими представителями «преступной власти» — ответить сложно.

Но Украина не была бы Украиной, если бы злу не помогали борьбой борцы со злом, а хорошее не помогали силы зла, когда уже все становится очень плохо.
Ситуация как сложилась в медицинской сфере, еще никогда не была такой тяжелой, сложной и запутанной как сегодня. В значительной степени этому способствует принятие закона 2309-д «об автономизации». С одной стороны этот закон объединил добро и зло в единое целое, с другой — он открывает возможность органам местной власти осуществления действий под собственную ответственность в условиях нечестной безответственной государственной политики Правительства.

Принятый 6 апреля Верховной Радой Украины во втором чтении законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования законодательства по вопросам деятельности учреждений здравоохранения», его еще называют «законом об автономизации», который стал результатом ожесточенной двухлетней борьбы профильного комитета Верховной совета Украины с министром Квиташвили и недоминистром Супрун является абсолютно достаточным для реализации скрытых намерений Правительства направленных на снятие с себя ответственности там, где она должна быть.

Значение законопроекта «О государственных финансовые гарантии предоставления медицинских услуг», который на самом деле никаких гарантий не дает, в процессе разрушения системы государственных обязательств в медицинской сфере является второстепенным. Если лидеры парламентского комитета по вопросам здравоохранения еще не начали борьбу с этим законом, то без сомнения скоро ее начнут. Результат этой борьбы будет примерно таким же, как и с проголосованным законом 6 апреля.

Первая проблема возникает при попытке как-то трактовать факт объединения усилий вокруг «автономизации больниц» двух враждующих сторон — парламентского Комитета по вопросам здравоохранения и Минздрава. Сторонников реформ продуктивное голосования в парламенте вдохновляет на победные реляции по поводу понимания во имя общественного блага, противников реформ наоборот — провоцирует к огульной критике политической элиты. Особенно опасно последнее, поскольку оставляет без ориентиров органы власти на местах. Именно им придется принимать решения, часто под давлением Центра, ведь добровольность автономизации никого не должна вводить в заблуждение. Поэтому ситуация, сложившаяся в медицинской сфере требует тщательного анализа и правильной оценки. Такой подход позволит не ошибиться при принятии решений или осуществлении выбора, каждому на своем уровне.

История вопроса автономизации берет свое начало примерно с 2007-2008 годов, когда возникла идея преобразования бюджетных учреждений, которыми являются украинские больницы, в некоммерческие коммунальные предприятия. Идеологами такого преобразования ставилась задача под ширмой самоуправления и возможности привлечения внебюджетных средств, которые почему-то решили назвать инвестициями, позволить больницам официально «добирать» от пациентов необходимые средства для их лечения. При этом никто не собирался конкретизировать и обосновать сумму предоставляемой государством. Собирались назвать сумму, которую должен доплатить пациент. Такая доплата к неопределенности. Ну, например, роды надо доплатить 6 тыс. Грн, за грижопластику — 8 тыс грн ..
Существует такое мнение, что в Украине всегда была и есть юридическая возможность изменить организационно-правовую форму учреждений здравоохранения, оставляя их в собственности государства и одновременно предоставляя им возможность «зарабатывать на себя». Теоретически, наверное, такая опция есть, но реализация ее является бессмысленных, поскольку 49 статья КУ направления запрещает брать деньги за медицинскую помощь с граждан в учреждениях государственной и коммунальной форм собственности. То есть изменение организационно-правовой формы ничего не дает, и в конце двухтысячных это понимали. Поэтому в те времена сосредоточились на другом направлении — поиск медицинской деятельности, не подпадает под термин «медицинская помощь» и может быть расценена как медицинская услуга — такая медицинская развлечение, или добровольное необязательно действие по соглашению сторон за которую можно брать деньги. С целью предоставления определение понятиям «медицинская помощь» и «медицинская услуга» нация мобилизовала свой лучший интеллектуальный потенциал, но так ничего и не смогла придумать.

Однако провал в мыслительной деятельности дал свои результате в оперативно-поисковой работе, — национальные медицинские интеллектуалы, не сумев отсоединить медицинскую помощь от медицинской услуги таки нашли деятельность, подпадает под категорию «развлечения в учреждениях здравоохранения», за которые с чистой совестью можно брать деньги с пациента и не краснеть. По их мнению, добровольной, необязательной действием по соглашению сторон или медицинской услугой является медицина сложных и медицина сверхсложных случаев. В нашей стране они известна под терминами «вторичный уровень медицинской помощи» и «третичный уровень медицинской помощи» и зашифрованные хитрыми дефинициями, чтобы никто не понял о чем идет речь на самом деле. Эту помощь оказывают специалисты или в стационаре, или в поликлинике. Если говорить еще проще, то медицинская помощь на вторичном уровне предназначена той же медицинской услугой, которую так долго искали и так и не смогли четко определить.

Таким образом, собственно медицинской помощью в нашей стране признано медицину простых случаев, которая больше известна под названием «первичный уровень медико-санитарной помощи». Болезни на первичном уровне лечиться специальными дешевыми, но чрезвычайно эффективными медикаментами (на вторичном уровне таковых нет, там только дорогие и малоэффективные), специальными врачами, которые знают все и называются семейными врачами — врачами общей практики. Эти врачи отобранные по специальной новой методике, которая внедрена в медицинских университетах. Методика называется «рейтингования», и дает возможность отобрать худших студентов и заставить их к выполнению важной социальной миссии — имитировать заботу и лечения людей.

Очень интересно, что для оказания медицинской помощи государство приняло решение о преобразовании в административный способ наемных бюджетных работников в частных предпринимателей. Для чего быть частным предпринимателем, чтобы бесплатно лечить бедных людей за бюджетные средства, в Украине объяснить не могут. Даже больше — нет человека, который хотя бы задала такой вопрос.
После того, как были нащупанной нужны ориентиры в вопросах реформы здравоохранения, новая команда президента Януковича в 2011 году под руководством Ирины Акимовой при научной поддержке Валерии Лехан приступила к реализации Закона Украины «О порядке проведения реформирования системы здравоохранения в Винницкой, Днепропетровской, Донецкой областях и городе Киеве ». Выполнение этого закона началось только после добровольной его поддержки областными советами и городом Киевом. Согласно этому документу было проведено разъединение первичного уровня медицинской помощи от вторичного, ликвидирована участковая педиатрическая служба, созданные врачи так называемой общей практики и так далее. Будет уместно сообщить, что подобные действия были проведены параллельно по всей стране без какого-либо законодательного обеспечения, а итоги реформы в «пилотах» не подведены нигде.

Таким образом, разъединением уровней медицинской помощи политической властью были заложены основы для введения медицинской услуги де-факто и частичного нивелирования статьи 49 Конституции Украины.

Завершение этого этапа совпало с революцией Достоинства, которая стала мощным катализатором продолжение процессов «усовершенствования» системы здравоохранения. Пользуясь благоприятной социально-политической конъюнктурой высшая политическая власть страны решила завершить процесс нивелирования статьи 49 КУ путем возвращения к вопросу преобразования больниц из бюджетных учреждений на некоммерческие коммунальные предприятия, после чего положения статьи Основного Закона «В государственных и коммунальных учреждениях здравоохранения медицинская помощь оказывается бесплатно »превратились бы в обычную декорацию. Учреждения вроде и коммунальные, но уже не бюджетные учреждения, и места для медицинской помощи в них осталось очень мало.

С целью реализации этого грандиозного проекта президент страны Порошенко пригласил на должность министра здравоохранения гражданина Грузии Сандро Квиташвили — историка по образованию, человека, который имел опыт проведения такой «спецоперации» у себя на родине. Однако, наверняка у силу масштабности мышления, грузинский специалист заложил в предложенный законопроект опции банкротства и приватизации больниц, что и стало причиной провала спецоперации по трансформации учреждений здравоохранения.

Срыв «реформ» состоялся благодаря бдительности двух народных депутатов — Олега Мусия и Ольги Богомолец. Причем следует отметить, что в отличие от Олега Степановича, который заметил только попытки разбазаривания и приватизации медицинской собственности, Ольга Вадимовна четко отметила, что реформы в медицине необходимо начинать с создания протоколов лечения, тарификации медицинских услуг и формирования под полученные тарифы бюджета охраны здоровья я.
Однако, несмотря на объявленные правильные приоритеты, после двухлетней «изнурительной» борьбы госпожа Богомолец и возглавляемый ею профильный комитет реализует проект Банковой, только в лайт-версии: закон начнет действовать через полгода с момента его опубликования; решение об автономизации принимается по усмотрению органов местного самоуправления; не обязательно проводить оценку активов и тому подобное.

Непоследовательность действий в задекларированных позиций, скрытность или неопределенность намерений является визитной карточкой украинской политики. Все это совершенно может быть актуальным в поведении лидера комитета по вопросам здравоохранения, но совершенно очевидным мотивом принятия законопроекта 2309-д необходимость Ольга Вадимовна наконец показать результаты своей работы. Все дело в том что ничего иного, чем то, что нужно настоящим заказчикам медицинской реформы — Минфина, президенту и премьер-министру — провести через парламент просто невозможно. Закон «об автономизации больниц» это все, что можно было записать себе в актив как проведенную работу. Следующим этапом политической деятельности народного депутата Богомолец будет переосмысление и раскаяние, такое же как раскаяние за закон о закупках лекарственных средств через международные организации, но будет уже поздно, и никакая лайт-версия автономизации не спасет отечественную медицину.

Все знают, что учреждения здравоохранения в Украине является собственностью общин. Но мало кто учитывает качество депутатского корпуса на местах и ​​то обстоятельство, что некоммерческие коммунальные предприятия только называются некоммерческими. По закону, по крайней мере так было до недавнего времени, они не просто могут, но и должны получать прибыль, только не может распределяться в виде дивидендов. Если кто-то не знает как работает некоммерческое предприятие, может поинтересоваться планами на прибыль в стоматологии.

Идея с введением некоммерческих коммунальных предприятий рассчитана на коммерческий и коррупционный инстинкт местных политических и медицинских элит. И это важно понимать. Сегодня очень трудно заставить к действию органы местного самоуправления и руководителей больниц, если такое действие не будет финансового смысла. Местные элиты, превращая учреждения на предприятия, видят в них ячейки получения законных доходов, которые можно освоить незаконным способом.
Главных врачей не пугают никакие конкурсы, наблюдательные и попечительские советы. Конкурсы и контракты для них были всегда, а всевозможные совета они переживут. Именно поэтому медицинские управленцы в большинстве поддерживают автономизации. В этой схеме их привлекает опция законной работы с пациентами и абсолютная власть над подчиненными. Совершенно не возможность перебросить средства из статьи «коммунальные платежи» на статью «медикаменты» возбуждает их воображение.

При этом никого не должны вводить в заблуждение какие-то стимулы от Киева. Во-первых, эти стимулы кратковременные, во-вторых, пора уже наконец понять, что государство в нашей стране стимулирует. В медицинской сфере она стимулирует процесс перекладывания обязательства по капитальным и операционным расходам на плечи общин, ограничившись бутафорным возмещением медицинской услуги. «Плечи общин» — это средства пациентов при сооплаты. Эти средства должны пойти не в карман врачу-взяточника, а на развитие больницы.

Однако мало кто учитывает социальные последствия такого ноу-хау. Во-первых, врачи не просто не получают никакой свободы — они полностью попадают в зависимость от главного врача с необходимостью платить за контракт ежегодно там, где для этого есть рыночное основания. Во-вторых, официальность сооплаты не только не облегчает жизнь пациенту, но и не решает проблему неформальных платежей и как минимум не удешевляет услугу. Тот, кто захочет лечиться по «закону» получать худшее качество и хуже отношение. Неслучайно одновременно с продвижением «новаций» начато мощную пиар-компанию по врачей-взяточников и постоянно делается акцент на том, что мы обречены на борьбу с этим явлением. Конечно, обречены, ведь ничего не планируется делать с основой врачебной коррупции — злобной неоциненнистю труда врача и его зависимости от руководства.

Потеря доходов врачей — неизбежна. Она состоится в результате визуализации неформальных платежей части медиков, с которыми не согласится немедицинского бюрократия районных центров и поселков, а также местное население. Врач в нашей стране может выживать только в условиях скрытой оплаты труда. К тому же местной элите нужен бедный, зависимый и послушный врач. Работники коммунальных предприятий никогда не становились богатыми и, главное, счастливыми людьми.

Итак, из сказанного следует, что в медицинской сфере мы имеем две проблемы: 49 статью КУ, которая запрещает лечить за деньги в учреждениях государственной и коммунальной формы собственности, и отсутствие финансов на то, чтобы эта статья действительно работала.

Для их решения государство избрало следующий способ — не вмешиваясь в тело Основного Закона страны разрешить больницам брать деньги за лечение.

Сегодня в медицинской сфере стало появляться немало приличных аналитических материалов, в которых, однако, выдвигается стандартная претензия: а что вы предлагаете?

Прежде всего мы предлагаем понять философию 49 статьи, которая заложена в 1996 году. По нашему мнению, эта философия является следующей: медицинская деятельность происходит из гуманных устремлений человека и общества и потому не может быть коммерческой; болезнь — это горе и страдания и поэтому никому не разрешено объявлять цену за лечение и отказывать в лечении при отсутствии денег у гражданина. Главным объектом внимания и заботы в медицинской сфере является пациент. Для него государство выделяет часть средств собранных в виде налогов, которые идут на строительство больниц, развитие фармацевтической промышленности, обучения и воспитания (!) Кадров, оплату работы медицинских работников, медикаментов и медицинского оборудования, коммунальных платежей, содержание институтов принуждения и наказания для нарушителей общественного договора. Врач — это социальная позиция для развития и жертвенности, а не точка для продажи своих способностей за вознаграждение. Гарантом таких установленных правил является государство.
Следующим шагом нашего предложения является предложение обществу дать ответ на вопрос относительно претензий к 49 статьи КУ у кого такие есть, конечно:

Медицинская деятельность больше не происходит из гуманных устремлений человека?
Медицинская деятельность — это обычная коммерческая деятельность осуществляемая с целью получения прибыли?
Страдания при болезни — это испытание для человека, которое она имеет перенести самостоятельно исходя из имеющихся у нее ресурсов?
Кто является главным объектом внимания — пациент или врач?

Бесспорно, у каждого человека есть свой ответ на эти вопросы. Мы же предлагаем собственную. Медицинская деятельность — это особый вид коммерческой деятельности, который требует особых моральных качеств от субъекта его проведения, как эмпатия, честность, работоспособность. Болезнь — это духовное и материальное испытание для человека, которое он проходит самостоятельно. Однако общество, в лице высшей политической власти, исходя из ощущений сострадания, совести, стыда, помогает человеку, которая проходит испытания болезнью, материально, устанавливая сумму возмещения за лечение. Главным объектом внимания общества является не пациент, а человек труда и духа, берется за вознаграждение, которое она озвучивает самостоятельно, помочь пациенту и несет за это все виды ответственности установлены обществом. Государство является гарантом выполнения настоящего договора.

То есть мы хотим сказать, что от государства не требуется обойти статью 49 КУ, от нее требуется ответить на вопрос относительно понимания справедливости в медицинской сфере. Уже сам факт не желание представить новую редакцию статьи 49-й с попыткой ее обойти свидетельствует о нечестности и недобрые намерения высшей политической власти страны.

Анализируя действия государства в медицинской сфере государство нам дает следующие ответы на поставленные вопросы. Медицинская деятельность — это особый тип подпольной коммерческой деятельности, эксплуатирует человеческую тупик. Человек, который занимается таким ремеслом должна быть разумной, циничной и лживой. Государство гарантирует свободное развитие такого вида предпринимательства, если врач будет обеспечивать социальное спокойствие в стране, постоянно способствовать снижению бюджетных расходов на медицину и увеличивать поступления в государственную казну. Государству не интересен ни врач, ни пациент. Цену на лечение устанавливает государство.

Бесспорно, имея такие ответы и исповедуя такую ​​философию, государство нам никогда не предложит новую редакцию статьи 49 Основного Закона Украины, и мы постоянно видеть только попытки обойти существующую.

Следующее предложение будет касаться финансового вопроса. Оно является самым чувствительным и предметом постоянных манипуляций. В Украине на законодательном уровне должен быть установлен процент от ВВП, который будет выделяться через бюджет на медицинскую сферу. Мы предлагаем цифру в 6% от ВВП предыдущего года. Это очень небольшая цифра, учитывая наличие теневого ВВП и фискального проценту ВВП в Украине. Для сравнения фискальный процент ВВП в США почти вдвое ниже украинского показателя, а бюджетных средств на медицину в процентах от ВВП США выделяет вдвое больше, — с 16-17% расходов от ВВП — 6% покрывается бюджетными средствами. В нашей стране соотношение составляет 7,5% и 3% от ВВП соответственно. Все это наглядно показывает процент соучастия пациента — до 65%. При этом немалое количество населения находится за доступностью к медицинской помощи и даже не обращается за ней из-за нехватки средств. Странным только остается попытки государства при таких показателях заставить лечиться пациента там где нравится ей, а не пациенту, то есть на первичном уровне.
Адаптация медицинской сферы к реалиям жизни осуществляется введением формулы: цену формирует рынок, государство сообщает процент возмещения. Этот процент одновременно используется для оплаты услуг в государственных больницах как «справедливая» цена. Например, стоимость аппендэктомии 12 тыс грн., Процент возмещения — 90%, финансирование аппендэктомии в государственных больницах 10800 грн и тому подобное.

Реализация предложенных предложений перевернет ситуацию в медицине с головы на ноги и позволит, наконец, просто бесконечно бороться с коррупцией, а избавиться от него как явления. Возвращение нравственности и прозрачности отношения пациент-врач-государство станет дополнительной наградой, или даже лучше — достижимой целью.

По материалам: hvylya.net


Реклама