Льготники постепенно убивают Украину

6

49_main Под Верховной Радой снова произошли стычки и, как это было уже не раз, причиной стали льготы. Протестующие выступали против монетизации, требовало больших выплат, новой программы для чернобыльцев, дотаций для государственных шахт. С одной стороны, люди правы — государство задолжало колоссальную сумму — по данным депутата от БПП Владимира Арешонкова сумма втрое превышает размер государственного бюджета страны.
Но вместо разговоров о выходе на «нуль» по долгам депутаты и протестующие обсуждали будущие льготы, новые выплаты.

Две правды и две справедливости

Имеем конфликт, который длиться уже не первый год. Напомню, что в 2011 была аналогичная акция, когда «чернобыльцы» и «афганцы» штурмовали Верховную Раду на том же месте и тоже дошли до стен. Возникает вопрос: «кто прав?».

Рациональное зерно есть в доводах обоих сторон: и протестующих и представителей государства.

Логика и правда протестующих:

Люди пострадали в результате деятельности (либо бездеятельности) власти и могут рассчитывать на компенсацию нанесённого им вреда.
Закон — основа существования государства и законы необходимо исполнять. Если есть обязательства выплат — выплаты должны быть произведены;
Сумма социальной поддержки (как и самих выплат) по отдельно взятой статье расходов (например, социальная помощь малоимущему гражданину, надбавка к пенсии) малы. Подчеркну, по отдельно взятой статье, без учёта других.
Даже те, малые выплаты по отдельным программам зачастую не производятся.
Когда государство говорит об урезании льгот и небольших выплат, оставляя программы, по которым небольшая группа граждан получает много, пользуется внушительным набором гарантий — это выглядит цинично и несправедливо.
Люди правы? Да, но есть и «другая логика»:

Украина — лидер по количеству льгот для своих граждан. В стране, на территории которой осталось около 36 миллионов населения есть 18 миллионов льгот которыми пользуются более 10 миллионов граждан.
Упомянутая система обеспечивается налогами работающих. Таковых, по разным оценкам, от 11,5 до 13 миллионов человек. Но из этой суммы не менее 5,2 миллионов получают зарплату из бюджета. Если упростить, то 6-7 миллионов человек своими налогами платят заработную плату 5,2-5,5 миллионам бюджетников (которые так же уплачивают налоги). Полученные деньги тратятся на пенсии и социальные выплаты. На одного работника (не бюджетной сферы) приходится несколько льготников и пенсионеров.
Большие выплаты возможны, если забирать больше налогов у работников. Но тогда трудовая миграция лишь усилится — станет меньше работающих — в результате, через год-два, налогов станет меньше.
Есть вариант выхода из ситуации, когда работники смогут получать больше и/или создаются новые рабочие места. Но это обеспечивается не директивами, а увеличением эффективности национальной экономики. Это, в свою очередь, возможно при условии, в том числе инвестиций в инфраструктуру (государственных), создании условий для прихода внешних инвесторов.
На государственные инвестиции нужны деньги. В большинстве стран крупнейшим инвестором является пенсионный и другие государственные фонды. У нас они пусты. Зато есть обязательства по выплатам льготникам. Не платить определённое время, пуская деньги в экономику, приведёт к массовым протестам, поскольку граждане не доверяют власти от слова «совсем».
Значительная часть льгот (как, например, льготное медобслуживание через «специализированные учреждения», льготы на поступление) противоречат сути немногих проводимых реформ, их сохранение означает отказ от реформирования целых отраслей.
По многим категориям льгот верификация получателей не проводилась годами либо невозможна в принципе как, например, в случае с компенсацией за проезд в городском транспорте (в маршрутках, если помните, не выдают билеты и не проводится независимый контроль).
Система льгот (их количество) запутана и даже простое администрирование их стоит денег. Например, в случае бесплатного проезда, тысячи перевозчиков сами проводят учёт и подают требования на компенсацию из бюджета. Эти требования проверяют сотни работников, которые, в ручном режиме, принимают решение о переводе денег.
Значительная часть льгот принималась законами УССР либо в первые годы существования независимой Украины, когда экономика, по большому счёту, была плановой, большая часть собственности государственной. Пример того же проезда. Одно дело — компенсация государственному перевозчику, который и так работает за бюджет. В таком случае сумма компенсации немногим превосходит себестоимость услуги. В случае с коммерческим перевозчиком государство покрывает полную стоимость (с учётом прибыли перевозчика). То же самое касается питания (во многих, даже государственных учреждениях питание отдано на аутсорс), частично медобслуживания и других сфер. Социальные гарантии стали более затратными для бюджета, метод их предоставления не соответствует структуре и характеру экономики.
Система льгот и социальной помощи, которая по своей сути призвана создавать равные условия для всех граждан, не выполняет данной функции, сводясь к простым, зачастую не согласованным между собой, выплатам гражданам.
Государство сегодня просто не в состоянии выполнить все взятые на себя обязательства. Сохранение системы социальной поддержки в её теперешнем виде не соответствует экономическому состоянию государства, вектору его развития. С другой стороны, сохранение и даже «развитие» существующей системы соцподдержки чрезвычайно выгодно украинским политикам — это одна из основ их электоральной поддержки.

Как возникла такая ситуация и почему она многим выгодна.

Первые наборы льгот перешли в украинское законодательство из нормативной базы СССР. Вначале действовали советские законы, потом, в начале 90-х они заменялись новыми, уже собственными нормативными актами. Представители власти (как законодательной, так и исполнительной) полагали, что они обязаны продемонстрировать населению выгоды от независимости. Как это сделать, реформируя страну, представления не было, да и люди вряд ли бы поняли тезис о создании условий для самостоятельного развития — было убеждение, что государство обязано заботиться о своих гражданах. В таких условиях вполне логичным инструментом было пообещать новые льготы, которые «лучше», чем у соседей: больше выплат, больше бесплатных услуг. При этом меры социальной поддержки заключались либо в выдаче денег, либо пользовании инфраструктурой, находящейся в государственной собственности — проезд, лечение, обеспечение лекарствами через государственные аптеки, продуктовые наборы через государственные магазины — иных (негосударственных) было ничтожно мало.

Но уже к середине 90-х ситуация изменилась. Сфера обслуживания, торговля, транспорт, стали в массе своей, частными. И стоимость льгот для государства возросла — одно дело компенсировать из бюджета себестоимость товара/услуги государственной компании, другое дело — стоимость (вместе с прибылью) товаров и услуг частного бизнеса. Начались первые перебои с выплатами и предоставлением услуг. Возьмём, даже предоставление квартир переселенцам из зоны, заражённой радионуклидами. Одно дело, когда квартиры строит государство и оно же их распределяет. Другое дело — выкуп квадратных метров у застройщика. Суммы абсолютно разные.

На этом этапе можно было бы взяться за изменение системы социальной поддержки, но регулярные выборы, формирование крупного бизнеса, который шёл и в политику, создавало иную логику, которая описана в советском фильме про Буратино «на дурака не нужен нож, ему покажешь медный грош и делай с ним что хошь».

Перед каждыми выборами политики обещали населению либо возврат долгов по социальным выплатам, либо (чаще всего не «или», а «и») новый набор льгот. Естественно, что всё это должно было наступить после победы той или иной партии. Откуда брать деньги никого не интересовало, ведь отсутствие выплат, льгот — прекрасный повод попиариться.

Депутаты с радостью принимали всё новые законы, у правительства (любого!) денег не было. В результате политики говорят про «злочинну владу» и обещают «вернуть/ввести/заплатить». Правительство всегда плохое, оппозиция всегда хороша. Если полистать газеты, то практически каждая партия в периоды оппозиционности говорила о соцзащите, в момент, когда она была частью правящей коалиции, вещала про необходимость экономии и создании системы адресной социальной помощи вместо тупой раздачи денег. Вечная система развода недалёких граждан, которые раз за разом выбирали одних и тех же.

Представьте, например, что ваша «вторая половина» (жена или муж) пообещала, что вы выплатите соседям выплатить огромную сумму. В семейном бюджете денег нет, но расписка есть. Соседям плевать кто обещал — вы же одна семья — требуют с вас! Примерно так государство Украина обрастало долгами перед гражданами — депутаты обещали, правительство седело без денег на выполнение обещаний.

В перспективе 10-15 лет очевидно, что такая система убога и ущербна по сути своей. Но проблема в том, что наши политики никогда не планировали дальше электорального цикла — «дожить до выборов, а там уже разберёмся». Если же перспективы переизбираться призрачны, то оставить новой власти «подарок» в виде новых неподъемных льгот — было, скорее, правилом.

Вот и сейчас, например, в Верховной Раде лежат сразу два законопроекта о льготах для лиц, пострадавших от аварии на ЧАЭС.

Проект постановления № 8285 предусматривает, среди прочего, полное государственное обеспечение детей, пострадавших от аварии на ЧАЭС до поступления их в школу, бесплатный проезд любым видом транспорта (кроме такси — но, замечу, самолёты остались), бесплатные путёвки в санаторий либо компенсацию за них (любые санатории — не только украинские) и, естественно, денежные выплаты. Это предлагают депутаты от Оппоблока. Те самые, которые урезали чернобыльские льготы в 2011 году и те самые, против которых тогда выступали чернобыльцы, штурмуя ВР.
Проект закона № 4442, предложенный Радикальной партией. В этом документе предлагается увеличить выплаты пенсий чернобыльцам (в первую очередь инвалидам) в разы. Но тут возникает разбежка в оценке — авторы закона утверждают, что это потребует 433 млн дополнительных трат в год (при том, что нет средств на выплату старых долгов). По данным, приведённым в «Деловой Столице» цена вопроса намного выше — 11,6 миллиарда гривен.
Внимательный читатель на этом месте скажет: «СТОП, среди прочего речь идёт о «детях Чернобыля», которые ходят в детский сад!» Но ведь чернобыльская авария случилась в 1986 году, «деткам» должно быть как минимум 32 года! Да, если детьми считать только тех, кто был хотя бы зачат в год аварии. Но тут мы подходим к удивительной запутанности украинского законодательства и кейсах его использования отдельными гражданами.

Два простых кейса, которые показывают выгоду существующей системы социальной защиты.

«Дети Чернобыля«

На первый взгляд, детей, пострадавших от ЧАЭС в стране уже не осталось — они просто выросли и сейчас это обычные граждане. Но защитники льгот продолжают говорить о защите детства — и это законно.

Дело в том, что, согласно существующему законодательству (ст. 27 Закона «Про статус і соціальний захист громадян, які постраждали внаслідок Чорнобильської катастрофи«) к этой категории относятся лица, которые «народились після 26 квітня 1986 року від батька, який на час настання вагітності матері мав підстави належати до категорії 1, 2 або 3 постраждалих внаслідок Чорнобильської катастрофи, або народжені матір’ю, яка на час настання вагітності або під час вагітності мала підстави належати до категорії 1, 2 або 3 постраждалих внаслідок Чорнобильської катастрофи;»

А к категории 2, например, относятся «потерпілі від Чорнобильської катастрофи — громадяни, включаючи дітей, які зазнали впливу радіоактивного опромінення внаслідок Чорнобильської катастрофи;». А пострадавший — в том числе тот, который проживал в 1993 году в зоне гарантированного добровольного отселения (не путать с зоной отчуждения). К таковым зонам, например, относится сегодня райцентр Иванкив Киевской области и ещё несколько сот населённых пунктов, где спокойно живут люди. Таким образом, дети этих жителей, рождённых например в 1992 году, так же являются «детьми Чернобыля» и, в соответствии с Законом имеют право:

Питанием за государственный счёт (ст. 30 Закона)
Их родителям — компенсация в виде 100% от средней заработной платы на время ухода за больным ребёнком. Проблема в том, что в законе НЕТ нормы о том, что болезнь должна быть связана с воздействием радиации.
Бесплатные лекарства по рецептам врачей (снова без привязки причины болезни с воздействием радиации).
Бесплатное питание в школах, ПТУ, ВУЗах. Если его нет — выплачивается денежная компенсация, в том числе за «пропущенные дни», когда, например, ребёнок покушал 3 дня в неделю и получил деньги за 2 дня на руки.
Беременные женщины (которые фактически вынашивают уже «внуков чернобыля» получают бесплатное питание.
Один из родителей может не работать пока его ребёнку не исполнится 12 лет — этот период засчитывается в трудовой стаж. При этом он будет пользоваться нормой о выплате 100% средней заработной платы на весь указанный период.
Думаете это всё? А вот и нет — цикл замыкается. вот цитата из закона «Після досягнення повноліття (в разі одруження або влаштування на роботу у передбачених чинним законодавством випадках до досягнення повноліття — за їх бажанням, відповідно з часу одруження або влаштування на роботу) особам, зазначеним у статті 27 цього Закону, надаються пільги та компенсації відповідно до встановлених статтею 14 цього Закону категорій.»

То есть дети становятся «лицами пострадавшими от ЧАЭС» и часть из них (попавшие в соответствующую категорию) могут попытаться выбить статус «детей Чернобыля» уже для своих потомков. Получим «правнуков Чернобыля» и дальше до Второго пришествия Христа.

Это закон и это обязательства государства. Естественно, что граждане, которые надеются на получение льгот по данному нормативному акту будут штурмовать Верховную Раду при каждой попытке навести порядок с системой социальной защиты — они будут защищать свои деньги. Как минимум в размере средней заработной платы по стране за 12 лет, не говоря уже о праве на питание и т.д.

Малоимущие.

Этот кейс я описал у себя на странице в ФБ. Натолкнула на него информация о работе социальной системы, которая была опубликована на «Украинской правде». Чиновник приводила пример того, что ряд граждан вполне успешно живут «на социал» и даже не пытаются искать работу, поскольку их доход сопоставим со средней зарплатой в регионе. Я всего лишь попытался посчитать:

Как получить среднюю зарплату в Украине, ничего не делая.

Ни в коем случае не работать
Родить 2 и больше детей
Оформить материальную помощь на себя как малоимущего. На семью из четырёх человек получаем:
Взрослые — 0,75 (максимальный коэффициент если нет работы) * 1435 (прожиточный минимум) * 2 (2 взрослых) = 2152.
Дети. школьник 1944 (БПМ для детей)*1,1 (для детей из малообеспеченных семей прожиточный минимум увеличивается на 10%) * 0,75 (коэффициент возмещения от государства) = 1603. Ребёнок до 6 лет — 1559*1,1 *0,75 = 1286
Попросить у социальных служб фиксированную доплату на детей. Для детей до 13 лет — это 250 грн. 13-18 — 500 грн.
Если вы имеете 3 и больше детей, это уже многодетная семья. А это значит, что коэффициент покрытия (помощи) от государства равен 1. Но статус многодетной и малообеспеченной увеличивает БПМ детей на 10%. То есть 2138 на возраст 6-18 и 1714 на возраст 0-6).
Оформить субсидию на оплату ЖКУ (если в своём доме — деньги на топливо). Это, в зависимости от региона — от 2 до 3,5 тысяч
Оформить бесплатное питание для детей в школе и детском садике (они же дети малоимущих) — это (правда не на руки) — ещё 1,5 тысячи и больше
Обратиться 1 раз в 3 месяца за разовой финансовой помощью к местным властям. Дают как правило 2 раза в год. Суммы — от 6 тысяч (в пересчёте от 1 тысячи в месяц).
В сумме на этом этапе (семья из 4 человек с 2 детьми, один из которых старше 6 лет) ты уже имеешь не менее 10 тысяч гривен из которых на руки не менее 7. При этом ты имеешь право на бесплатный проезд, получение лекарств и многое другое, что входит в структуру расходов обычной семьи.

Способы увеличения доходности:

Фиктивный развод, который позволяет матери получать дополнительные выплаты и помощь в размере (суммарно) от 1 до 2 тысяч (зависит от количества детей)
Оформление опеки над престарелым родственником — пенсия, стаж работы опекуну + шанс получить дополнительную материальную помощь.
Этап 2 — увеличиваем доходность и защищаем свои права.

В стране ежемесячно проходят акции протеста как на региональном, так и на национальном уровне. Участники за 1 день могут получить от 250 до 350 гривен. Если это палаточный городок — не менее 550 гривен за ночь.

5 дней в месяц «помахать флагом» принесёт не менее 1250 гривен. Если же речь идёт о палатках под ВР (в среднем это 3 месяца в год) — можно претендовать на 20 дней в Киеве — ещё 11 000 в год или 916 грн. в месяц.

Таким образом политическая и социальная активность приносят ещё 2 тысячи в месяц, при условии, что в акциях участвует только 1 взрослый.

В результате таких нехитрых манипуляций семья из 2 человек имеет в месяц не менее 9-11 тысяч наличными и компенсацию затрат от государства ещё на 3,5 — 5 тысячи гривен. То есть в сумме от 12,5 до 16 тысяч гривен.

Данный пост вызвал гору обвинений в том, что автор, дескать, выступает против деторождения. Читатели ухватились за пункт «родить как минимум 2 детей», не удосужившись вникнуть в текст и заметить, что там нет ни одного упоминания о государственной помощи по рождению ребёнка. Система даёт максимальный доход не тому, кто рожает и пытается при этом работать, а тому, кто использует детей лишь как дополнительный источник выплат от государства.

Работающие многодетные семьи, для которых, по идее, и прописывались такие правила, в результате получают мизер — всё идёт на поддержание профессиональных иждивенцев.

Но сакральное слово «дети» делает своё дело и демонстрирует то, как граждане, не особо вдумываясь начинают защищать «диточок». Если это сопроводить митингом перед Радой — получаем прекрасный старт избирательной кампании для кого угодно.

Что с этим делать?

Запутанность и количество льгот таковы, что нормально администрировать их сегодня уже невозможно. Поддерживать выплаты на утверждённом законодательстве уровне так же невозможно — на это просто нет денег. С другой стороны, государство должно исполнить свои обязательства.

Таким образом существование сегодняшней системы социальной защиты населения грозит, без преувеличения, украинской государственности:

— выплаты по старым долгам всем и сегодня возможны лишь при колоссальных внешних заимствованиях, либо продажи внушительного пакета госсобственности. Но если пойти по этому пути, страна остаётся без денег на развитие и через 5-10 лет наступает коллапс.
— поддержка населения в режиме обещаний, принятие новых законов, расширяющих льготы поможет 1-2 политсилам выиграть выборы, но в конце концов наступит большой и громкий happy end- денег не будет совсем, население уже не будет верить новым обещаниям.
Очевидно, что без болезненных шагов не обойтись — в любом случае часть получателей льгот лишиться своих доходов. В таком случае ключевым является способность государства коммуницировать с гражданами. Если уж наши политики так любят крупный рогатый скот, можно, например, объяснить, что имея 10 коров и 100 желающих покушать выйти на хорошо накрытый стол невозможно. Необходимо увеличить стадо и/или удои. А значит 100 голодных должна потерпеть, найти хоть на время иные возможности перекусить. Альтернатива — зарезать всех коров, и один раз нажраться в надежде, что соседи подарят новое стадо. Такой перспективы, увы не будет — соседи помогут раз, два, а потом если что и подарят — так это хороший пинок под то место, где спина теряет благородное название.

Таким образом, если отбросить сказки про чудеса Господни и добрых соседей, остаётся несколько вариантов действий, которые условно сгруппировать в 3 основных направления:

Существенное сокращение большинства льгот, создание новой системы социальной поддержки, которая будет:
адресной с регулярной проверкой правомочности получения поддержки
создавать условия, при которых большую поддержку получает гражданин, стремящийся улучшить своё положение, а человек, выбравший путь «сидения всю жизнь на социале» рано или поздно лишиться поддержки государства. Речь в данном случае, естественно, не идёт о тех, кто в силу физических особенностей, имеет худшие стартовые условия по сравнению с другими гражданами.
Такой вариант, естественно, вызовет массовые протесты — 10 миллионов получателей льгот будут бороться за своё. Вариант возможен при сильных позициях власти в первые годы правления, либо в желании уже непопулярной власти сделать полезное в долгосрочной перспективе дело (понимая, что это крах и без того призрачных электоральных перспектив).

Тактике постепенных преобразований, которая заключается в постепенном, категория за категорией, проверке льготных пакетов, оптимизации их администрирования. Это то, что сегодня пытается (пусть и чрезвычайно мягко) сделать власть. Монетизация льгот, когда деньги идут адресно гражданину, убирает необходимость затрачивать время на проверку требований компаний «возместить услуги для льготников», нормализует пользование самими услугами, даёт гражданам возможность выбора. Например, кататься весь день на транспорте или потратить деньги на что-нибудь иное. После первого этапа, когда большая часть льгот перейдёт в категорию «выплаты», можно будет провести комплексную проверку правомочности получения помощи и думать над объёмами. При этом за счёт экономии, власть имеет возможность поиграть в популизм — увеличивая финансирование отдельных категорий получателей.
Этот путь так же является рисковым — уже сегодня активно звучат требования отправить в отставку «циничного министра Реву», который забирает у людей «их деньги». Это, замечу, на первом этапе — когда начнётся реальное уменьшение, сегодняшние протесты покажутся детским лепетом.

Отказ от долговых обязательств. Объяснение, что благодаря уму и сообразительности граждан, которые 25 лет выбирали популистов и верили сказкам для малолетних детей, реализация сказочных обещаний невозможна. Поэтому создаётся новая система, с чистого листа. На первый взгляд, ужасная перспектива. Но, если присмотреться — она жизненна и каждый гражданин Украины проходил через такое. Вспомните глубину разочарования, когда вы, будучи ребёнком, узнавали, что Дедушка Мороз (Санта Клаус, Святой Николай) не заносят вам подарки под ёлочку, а они появляются от мамы с папой и их наличие зависит от того, есть ли деньги у родителей. Тут то же самое. Хотя, и в данном случае могут быть проблемы — депутат Парасюк, если верить его словам и декларации, до сих пор уверен, что дорогие подарки под ель кладёт «Святой Николай». Таких жителей страны может быть много.
Есть ещё один путь, который можно предложить обществу и который можно воспринимать как создание новой системы льгот — покупка граждан. Например, гражданин, который не желает работать (именно не желает — речь не идёт о тех, кто не может), но желает получать социальное пособие, может выбрать такой путь (в размере, например, средней зарплаты по стране) в обмен на своё избирательное право. Тогда голосовать будут только те, кто готов создавать добавочную стоимость, кто заинтересован в существовании эффективного государства (в том числе чтобы выкупать голоса не желающих думать). В таком подходе тоже есть логика — неработающий получатель социальной помощи способен выбрать лишь тех, кто ему обещает заплатить. Это как с алкоголиком, который выбирает друга на вечер по критерию «наливает или нет».

В любом случае систему социальной поддержки необходимо менять. Иначе о любых мечтах про опережающее развитие Украины можно забыть. Вопрос лишь в выборе целей и механизмов перемен.

По материалам: argumentua.com