Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Кто на самом деле Гонта из «Азова»
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Кто на самом деле Гонта из «Азова»

17:34 03.03.2016 468

96b1b8833f715bdb149bf8f844fbe633В последние два года — с момента кровавых событий на Майдане, аннексии полуострова Крым и начала военных действий на востоке Украины — вопрос общественных деятелей и патриотически настроенных граждан приобрело особую актуальность. В том числе и из-за причастности к терактам и незаконных поставок оружия и взрывчатки. Но если раньше, как правило, задерживали сепаратистов и российских военных, которые сотрудничали с ГРУ и ФСБ, то сейчас в этих рядах начали появляться активисты, а то и участники АТО.
Каждая такая ситуация вызывает общественный резонанс. Не стала исключением и история Станислава Краснова, которого обвиняют в терроризме, контрабанде и незаконном хранении оружия. «Аналитическая служба новостей» решила разобраться, кто же на самом деле этот парень с оккупированного Крыма: завербованный агент российских спецслужб, настоящий террорист, который планировал проведение серии противозаконных действий, или жертва чьих-то провокаций?

Как все произошло
В ночь на 28 февраля этого года работники СБУ задержали председателя регионального отделения «Крым» Гражданского корпуса «Азов» Станислава Краснова и его девушку Оксану Шелест. Спецслужбы подозревают их в незаконном хранении оружия, контрабанды и терроризме. После этого сам Краснов заявил, что его пытали около восьми часов, о чем неоднократно говорил во время содержания в СИЗО СБУ и на судебном заседании.
Такое развитие событий породил множество вопросов, ответы на которые были неоднозначными. Поэтому свой разговор с экспертами мы начали с того, какая сегодня ситуация в государстве с оборотом и происхождением взрывчатых веществ. По словам председателя наблюдательного совета Ассоциации владельцев оружия Георгия Учайкин, чиновники из Минобороны, отвечающие за склады с боеприпасами и взрывчаткой, «абсолютно не контролируют ситуацию с хранением и распространением взрывчатых веществ. Поэтому нелегальное оружие и взрывчатка спокойно могут оказаться в руках того, кто готов за это заплатить деньги или просто вывезти из зоны проведения АТО ».
При этом общественный активист и координатор организации «Черный комитет» Богдан Тыцкий отметил, что вполне реальный и вариант, когда «ее могли подбросить специально». Правда, кому и зачем это было выгодно, он так и не сказал.
Кстати, перед судебным слушанием Краснов обнародовал заявление, что против него могут быть осуществлены провокации с целью дискредитировать как представителя националистических сил. То он знал это наверняка, то его предупреждали, сказать трудно. Поэтому и этот вопрос тоже оставался открытым.
Учитывая то, что таких вопросов становилось все больше, особенно на фоне роста протеста (акция ЦК «Азов» состоялась ночью 29 февраля перед зданием СБУ) и обнародования заявлений некоторых политиков и лидеров националистического крыла, стало очевидным — прояснить ситуацию сможет только судебное заседание , где можно получить ответы, интересующие общественность. Чтобы разобраться в этой непростой истории, журналист АСН решил пообщаться с активистами, которые могли пролить свет на непонятный калейдоскоп событий.
Что было на суде
С судом тоже оказалось все не так просто. Во-первых, несколько раз менялась дата и место проведения слушания, результатом которого должно было стать избрание меры пресечения. Во-вторых, активисты и защитники самого Краснова опасались, что следствие хочет впопыхах быстрее спрятать парня в СИЗО. Но судебное слушание, назначенное на 1 марта, началось в 3:00 позже — в 13:00, а не в 10 утра, как планировалось, что позволило больше узнать о задержанном.
По словам активистов, Гонта (псевдоним Станислава) был на хорошем счету. И послужной список впечатляет: воевал в Песках в добровольческом батальоне ОУН, организовывал блокировки фур, которые ехали с территории Украины в Крыму, помогал бойцам проходить курс боевой подготовки, вел здоровый образ жизни, товарищи прежде всего говорят о нем как о чутком человеке. Также наши собеседники ГК «Азов» заявляли, что полностью поддерживают Станислава, считая случившееся, «политической расправой со стороны власти».
Следует отметить и то, что попасть в здание суда было очень трудно. При этом полицейские и нацгвардийци прятались за формулировкой: мол, обязаны «обеспечить общественный порядок во время проведения слушаний». Чтобы оказаться в зале, пришлось пройти два кордона милиции, пообщаться с эсбэушниками, пережить досмотр личных вещей. А под зданием суда в это время находилась группа поддержки: сотня-полторы людей в форме «Азова» периодически кричали: «Краснов, мы с тобой», «Один за всех и все — за одного» и «Вместе — и до конца ». Внутрь пикетчики прорваться ни старались и вообще не делали чего-то противозаконного.
В самом зале суда, где рассматривался вопрос о Краснова, атмосфера стала накаляться, когда так называемые «свободные слушатели» начали цепляться к журналистам, мол, СМИ искажают информацию относительно определенных событий.
Станислава Краснова завели в зал суда за десять минут до начала слушания. Информация о том, что его пытали, подтвердилась: разбитый нос, следы от побоев, синяки под глазами — все это косвенно подтверждало ранее заявленное представителями Уполномоченного по правам человека Валерии Лутковской. Сам задержанный рассказал, как происходили пытки, что от него требовали и какие показания он должен давать для следствия.
 
В этом же здании суда параллельно проходило слушание и по Оксаны Шелест, которую задержали вместе со Станиславом. Прокурор следствие требовали для девушки ограничен домашний арест с необходимостью ношения электронного браслета и запретом покидать место жительства с 22:00 до семи утра. Как стало известно, судья Романишина, которая рассматривала дело Оксаны, быстро согласилась с доводами обеих сторон судебных прений и девушку отпустили.
Что же касается Краснова, то страсти накалялись. Представители «Азова» затеяли драку с «вольнослушателями». Досталось при этом и журналистам, которых просто обматерили. Хотя звучали и угрозы физической расправы, если пресса не уберет видеокамеры и аппаратуру, чтобы «слушатели» получили возможность видеть судебное разбирательство.
Чуть позже Краснову стало плохо, но судья Малиновская не хотела допускать к подозреваемому врачей. Тогда его защитники приняли отвода судьи. В перерыве Станислава все же осмотрели медики — и было зафиксировано подозрение на закрытую черепно-мозговую травму и внутреннее кровоизлияние. Но дело продолжили слушать: мол, под конвоем и в присутствии врачей в больницу его отправят, когда все закончится. Но стало известно, что время удержания без меры пресечения (а это 72 часа по нормам УПК) прошло — и обвиняемого отпустили, так и не выбрав меру пресечения, а судебное заседание перенесли на 2 марта.
И уже на следующий день Станислав Краснов, отвечая на вопросы журналистов в пресс-центре Национального союза журналистов Украины, сказал, что его арестовывали крымские работники «Альфы», которые в 2010 году проводили у него дома обыск по факту возможной «террористической» деятельности, а по мнению самого задержанного — за его проукраинскую позицию. Также он отметил, что во время задержания работники СБУ били и пытали его, говоря, что это «за Севастополь и за Крым».
Сказанное Гонтой ранее подтвердили представители общественности, заявляли о возможной расправе над ним. Кроме того, сам Краснов пояснил, что имел контакты со спецслужбами иностранных государств, однако не имеет права говорить, с какими именно и как это происходило, но подчеркнул, что работал только на проукраинскую позицию. Позже прокурор ГПУ Владислав Куценко отметил, что не исключает выдвижения новых обвинений Краснову и Шелест в случае, если будет обнаружено дополнительные факты из этого уголовного производства. Однако при этом прокурор не уточнил, речь идет об этой конкретной дело будут сформированы новые производства.
Кстати, после окончания судебного заседания, которое состоялось 1 марта, к корреспонденту АСН подошла группа активистов, — на условиях полной конфиденциальности — тоже хотели поделиться информацией и своими версиями происходящего. Поэтому сравниваем и анализируем.
Кто и почему к этому причастен
Версия 1: Агент спецслужб РФ
С начала этой версии придерживаются следственное управление СБУ и прокуратура. Она опирается на «определенные данные», прежде всего запись с видеорегистратора автомобиля, в котором могли перевозить взрывчатые вещества, а также опубликованную разговор с якобы российским куратором из ФСБ.
Однако активисты сразу заявили корреспонденту АСН, что обнародованный аудиозапись по своей сути не несет никаких доказательств, потому что в разговоре почти нет конкретных ссылок на какие-то данные, о которых говорят следователи. Отсутствуют и данные о готовящемся теракте, факт продажи оружия, которые должны быть опубликованы. И следствие молчит, на давая ответов на эти вопросы, как говорит и об источниках происхождения доказательств, ведь известно, что во время судебного процесса сторона обвинения не имеет права оперировать доказательствами, которые были получены незаконным путем.
Также активисты отмечают, что Станислав не мог иметь никаких разговоров со спецслужбами РФ, потому что просто не имел никаких данных полка «Азов». Это подтвердил и командир «Азова» народный депутат Андрей Белецкий: «Краснов никогда не был членом полка и не имел доступа к данным». Следовательно, возникает вопрос: какой он в таком случае «агент иностранной разведки»?
Версия 2: террорист
Когда стало известно, что Краснова уже арестовывали работники СБУ в мае 2014 за незаконное хранение оружия и боеприпасов, то удалось выяснить, что это уголовное производство было закрыто. Была апелляция — против Гонты и его якобы подельника были сняты все обвинения. Сейчас Краснова снова задержали за незаконное хранение, контрабанду и терроризм против государства.
Кроме того, те же активисты ГК «Азов» заявили, что Станиславу неоднократно угрожали именно работники силовых структур: мол, отправится к своему другу (речь идет об Александре Костенко, которого уже осудили на 20 лет заключения за якобы «убийства беркутовцев» на площади. — Ред.) в Крым, где обвинения против Костенко поддерживала сама «главный прокурор Крыма» Наталья Поклонская. А подозреваемый Гонта, как уверял собеседник из круга его знакомых, «не мог быть террористом хотя бы потому, что даже наличие взрывчатки оставляла открытыми несколько вопросов: где он ее получил, кто ее предоставил, объект планировалось взорвать, провокации он мог или хотел осуществить ». Как видим, вопросов без ответов в этой истории не становится меньше. Наоборот, каждый установленный факт пока только добавляет сомнений.
Версия 3: Жертва провокации
Этой версии активисты и наши источники придерживаются всего, о чем и писали в соцсетях. «Правда, провокация происходила в классическом, как говорят специалисты,« советском формате »: дезинформация, потом ловушка и арест. Именно таким образом Краснова окончательно пытались дискредитировать и отправить за решетку, найдя у него взрывчатку, гранаты и запалы », — отметил координатор« Черного комитета »Богдан Тицкий, когда говорил о похож на этот сценарий обыска по делу« васильковских террористов »2011 года.
Большинство знакомых Краснова выражала подозрения, что кто-то из правой организации или знакомых Станислава мог быть «информатором» одного из управлений СБУ — скорее всего, департамента «Т» (департамент защиты национальной государственности СБУ. — Ред.). Но при этом никто из них не говорил, о ком конкретно может идти речь. Но узнать интересные, как нам показалось, факты все же удалось.
Как оказалось, общественные активисты узнали водителя, голос которого звучал в записи видеорегистратора с Красновым и его девушкой Шелест. Об этом человеке (собеседник назвал его С.) можно сказать, что он достаточно известный в кругу политических активистов, был ранен на Майдане, воевал на Востоке в одном из добровольческих батальонов. Также источник сообщил, что 31 августа 2015 во время событий под Верховной Радой его задержала полиция, однако затем довольно быстро отпустила.
По данным нашего инсайдера, сам С. неоднократно говорил, что встречался с представителями СБУ и поддерживал довольно дружеские контакты, делясь информацией о пикеты, акции и о подготовке распространение определенных печатных материалов. Но самое интересное, что этого водителя тоже задержали сотрудники СБУ и снова его отпустили. Кроме того, как сообщил один из тех, кто мог знать С., свидетельство именно этого человека легли в основу обвинений против Краснова.
Активисты ГК «Азов» рассказывают, что после начала продуктовой и энергетической блокады Крыма некоторые чиновники высшего государственного уровня Украины, зарабатывали на торговле с аннексированной территории, начали испытывать колоссальные убытки. Именно поэтому всем активистам и гражданам, кто был на месте блокировки Крыму, неизвестные люди начали обещать «разобраться». И Краснов вполне мог попасть в этот «список».
«Аналитическая служба новостей» будет и в дальнейшем отслеживать, как будут развиваться события. Надеемся, что точки над «и» будут расставлены. Несмотря на то, что в «деле Краснова» может всплыть еще много информации, которая не понравится многим людям.

По материалам: ord-ua.com


Реклама

  • Ваня: Замнут это дело, как пить дать... Нациков у нас не трогают