Крымский блокпост

48

Блокпост на Перекопском перешейке еще не помечен на карте, но уже стал полноценным пограничным пунктом, напоминающим линию фронта. Сражений там пока нет, но бойцов и военной техники столько, что вряд ли кто-то захочет увидеть их в действии.

Проезжающие через КПП водители видят лишь малую часть реальной картины. Вдоль дороги стоят чуть больше десятка огромных полевых палаток и примерно столько же автомобилей. Для пущей убедительности на проезжей части красуется БТР.

Рядом расположены полевой госпиталь и импровизированная кухня, где женщины из расположенного неподалеку Армянска готовят еду и лечат простывших солдат. Оккупирован и бывший пост ГАИ, в котором теперь расположен штаб «Самообороны».

Этот полевой городок растянулся на полукилометровом участке дороги, в самом начале которого молодые бойцы в масках осматривают авто и заставляют водителей снимать видеорегистраторы и прятать телефоны.

Часто, конфликтные ситуации создают сами «путешественники». Они либо пробуют что-то снять на телефон, либо, проехав 20 метров, снова цепляют регистратор. В таких случаях бойцы становятся агрессивными – на фото и видеосъемку здесь реагируют плохо.

Для журналистов исключения делают редко:

— Тут остановили французских телевизионщиков, из Симферополя возвращаются, что с ними делать?
— Вывести из машины, начать досмотр. Цифровые носители изъять, — доносится из рации проходящего мимо солдата.

Некоторым корреспондентам все же удается проскочить без особых проблем. Почему так происходит – непонятно. Судя по всему, главными факторами являются политические взгляды СМИ и настроение командира.
— Татуировка «Небесная сотня», да если бы она там была одна. Эта с*ка вся обколотая была. А вторая – сразу видно наркоманка, причем с большим стажем.

Так отзываются о задержанных «Беркутом» активистках автомайдана Екатерине Бутко и Александре Рязанцевой женщины, помогающие солдатам на кухне и в медпункте. Бутко там, почему-то, называют журналисткой «5 канала».

Девушки были задержаны на КПП 9 марта вместе с другими активистами. Их доставили в Севастополь и отпустили лишь через два дня.

Быстро осмотревшись, вы не заметите военной техники, хотя видеозаписей ее передвижения в сторону поста достаточно много. Лишь погуляв по территории некоторое время, можно сложить полную картинку.

Сразу за обочиной, на которой стоят палатки, находится небольшая земляная горка, скрывающая лесопосадку. Эта горка тянется вдоль дороги, и именно за ней находится большая часть техники.

БТРы, Тигры и ЗИЛы с огромными спутниковыми тарелками стоят между деревьями накрытые камуфляжной сеткой. Посчитать их издали сложно, но подойти поближе не получится – через каждые 10-20 метров виднеются каски патрульных.

С противоположной стороны дороги огромное поле, обычно, поросшее травой. Метрах в ста от обочины видны земляные насыпи, в которых, присмотревшись, можно разглядеть дула и колеса спрятанных боевых орудий.

Перпендикулярно дороге лежит Перекопский ров – это огромный овраг, отделяющий Крым от материка. Историки утверждают, что он вырыт еще римлянами около 2 тысяч лет назад для защиты от набегов кочевников. Его использовали как стратегический объект во многих войнах, в том числе и в Великой Отечественной.

Сегодня на нем так же расположились солдаты. Они мелькают по всей его длине, прячась в окопах и под камуфляжем. Там же, вкопанная боевая техника, туда же, пообедав, направляются «зеленые человечки» со снайперскими винтовками и огромными пулеметами.

Еще неделю назад на КПП стоял взвод севастопольского «Беркута» вперемешку с окрестными жителями. Сегодня ситуация изменилась – на территории почти нет гражданских. 95% людей, находящихся там, бывшие или настоящие военнослужащие, а также казаки.

Самооборона Майдана против них – дети с водяными пистолетами. Чечня, Афганистан, Сирия это лишь небольшой перечень горячих точек, в которых довелось побывать этим бойцам. В полевых условиях они чувствуют себя как дома. К оружию относятся бережно и с любовью.

— Они тут рядом совсем, не больше 5 километров осталось, — говорит один из солдат об украинских военных.
— Может, марш-бросок ночью сделаем, языков приведем? — компания хохочет.

На самом деле, к украинским солдатам здесь относятся лояльно. А вот к действующей власти и уже мистическим «бандеровцам» испытывают лютую ненависть. Бойцы «Беркута» часто вспоминают Майдан.

— Там обычные пацаны сидят, они просто выполняют приказ. Прислали бы сюда это, так называемое правительство, с ними бы я поговорил по душам. И Грушевского заодно бы припомнил.

Кроме серьезной техники на территории блокпоста десятки ящиков со стрелковым оружием, касками, бронежилетами и патронами. Выглядит как новое, ранее вряд ли использовалось.

— Один выстрел сделал, и солидол полез со всех щелей, — рассказывает парень, чистя свой автомат.

От недостатка еды здесь тоже не страдают. Жители окрестных сел и городов постоянно пополняют запасы провизии. Возле кухни виднеются сотни банок консервации, баклажки с питьевой водой и пакеты с продуктами.

Связь и навигация тоже хорошо организована. У каждого бойца при себе рация, а любые передвижения или действия согласовываются с командиром. Между собой все общаются хорошо, но не обходится без инцидентов.

— Е**ные казаки, вечно от них все прятать надо, — жалуется один из «беркутовцев», занятый поисками молотка.

Боевой опыт «пограничников» Крыма дает о себе знать. Большинство настроено радикально. Они спокойны и сдержаны, на все 100% уверены в своем преимуществе и правоте взглядов.

Желание пострелять из автомата по водителям из западных регионов, усмиряет отсутствие приказа. Тех, кто не придерживается инструкций, отправляют домой.

Пообщавшись с ними на равных, невольно проникаешься уважением. И страхом. Независимо от результатов референдума эти люди готовы стоять там месяцы и годы. И хорошо если просто стоять. Ведь в любой момент может прозвучать приказ, и кто знает, что взбредет в голову командиру, для которого жизнь без войны смертельная скука.

По материалам: theinsider.ua