Антикоррупционный портал job-sbu.org > Письма в редакцию > Какие выводы были сделаны после взрыва на Углегорской ТЭС. Стало ли безопаснее жить в Украине?
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Какие выводы были сделаны после взрыва на Углегорской ТЭС. Стало ли безопаснее жить в Украине?

20:00 05.09.2017 1 022

Многие техногенные аварии, которые происходят в стране можно предотвратить. Для этого необходимо просто выполнять предписания законодательства и прислушиваться к инстинкту самосохранения. Тогда аварий, подобных тем что произошли на Углегорской ТЭС, можно будет избежать.

4 года назад в Светлодрске Донецкой области произошла одна из самых крупных техногенных аварий на энергетическом объекте за всю истории независимости Украины. 29 марта 2013 года в энергоблоке № 2 ТЭС Углегорской ТЭС начался пожар. В результате пожара работа ТЭС была временно остановлена, убытки составили 173,5 млн. гривен в ценах 2013 года.

На станции были разрушены четыре (из семи или все работающие на угле) энергоблока, погиб один и пострадали 13 работников предприятия (восемь из которых были госпитализированы). По данным ГСЧС, была уничтожена крыша и перекрытия здания на площади 1600 кв. м., временно обесточен Новолуганский фильтровально-очистительный комплекс, поставлявший питьевую воду в г. Светлодарск и с. Новолуганское (15 тыс. жителей). В г. Светлодарск без теплоснабжения и горячей воды осталось 2 школы, 4 детских сада, 1 больница, 180 жилых домов (всего нарушены условия жизнедеятельности 12,5 тыс. жителей).

Естественно, что был еще и экологический ущерб, который всегда сопутствует подобного рода техногенным происшествиям. Что в итоге имеем сейчас?

До начала военных действий в Донецкой области на станции велись восстановительные работы. В частности в октябре 2013 был введён в эксплуатацию первый отремонтированный энергоблок (энергоблок № 1), 13 ноября 2013 был введён в эксплуатацию второй энергоблок (энергоблок № 4, начавший работу с нагрузкой в 100 мегаватт). 27 ноября 2013 года Кабинет министров Украины уменьшил финансирование работ по ликвидации последствий пожара на Углегорской ТЭС, что замедлило выполнение ремонтно-восстановительных работ. На момент аварии стоимость восстановления и модернизации станции оценивали в 300 млн. грн. Фактически станция до сих пор полностью не восстановлена.

Комиссией, по итогам расследования, тогда было установлено, что причиной пожара стало самовозгорание угольной пыли при разгерметизации пылесистемы. Как и положено, был найден конкретный виновный. Им стал машинист-обходчик котельного оборудования Углегорской ТЭС, который нарушил правила безопасности при выполнении работ с повышенной опасностью, повлекшее гибель людей (ч.2 ст. 272 УК Украины).

Можно ли было предотвратить подобную аварию? История, как говорят классики, не имеет сослагательного наклонения, но делать выводы из подобных ситуаций обязанность и государства, и непосредственных владельцев объектов на подобии ТЭС или, если говорить языком законодательства, объектов повышенной опасности.

Могла ли случиться подобная трагедия, если бы на станции скрупулёзно соблюдались все нормы безопасности, а сама она была оборудована современными системами защиты?

Вполне возможно, что аварию можно было бы предотвратить, ну или максимально минимизировать (локализировать) возможные негативные последствия. На той же Углегорской ТЭС, в рамках следствия проводилось расследование в отношении должностных лиц теплоэлектростанции, по установлению их возможной вины в необеспечении надлежащего состояния безопасности на предприятии. Т.е. вопросы с обеспечением системами и средствами безопасности на момент аварии были.

С определенной уверенностью можно смело заявить, что подобные аварии могут повторяться. Почему? Если вы откроете, например, раздел сайта «Центрэнерго» (в структуру которой входит упомянутая ТЭС) под названием «Промышленная безопасность», вы поймете, что этот вопрос в структуре деятельности предприятия далеко не на первом плане и носит скорее декларативный характер.

Взять к примеру такой аспект, как обязательное оборудование подобных предприятий системами раннего обнаружения угроз возникновения чрезвычайных ситуаций и оповещения населения. На сайте предприятия есть только упоминание о том, что Украинским научно-исследовательским институтом гражданской защиты разработал ГСН (государственные строительные нормы) В.2.5-76:2014 «Автоматизированные системы раннего обнаружения угрозы возникновения чрезвычайных ситуаций и оповещения населения». И не слова о том на каких объектах она внедрена, на каких уже получен акт о начале работы!!!

Подобные системы достаточно эффективно позволяют выявлять угрозы еще на ранних этапах. Благодаря датчикам и анализаторам они способны сигнализировать о возможном катастрофическом сценарии развития ситуации (увеличении концентрации газов, вредных веществ, отклонении конструкций от проектных параметров и т.п.). В итоге, ситуация просто купируется на самых ранних этапах. Вместе с соблюдением правил безопасности это сводит к минимуму риски техногенных аварий, а значит сохраняет человеческие жизни и имущество.

Но, тем не менее, дела с внедрением подобных систем (несмотря на то что это предусмотрено Кодексом гражданской защиты) обстоят не очень хорошо. И не только на «Центрэнерго». В соответствии с данными ГСНС, по состоянию на конец 2016 года в Украине полностью оборудованы (приняты в эксплуатацию) этой системой только 8% или 481 из необходимых 6108 объектов. Например, в такой промышленной области как Днепропетровская этот показатель не выше 1%.

Поэтому, с прискорбием, следует отметить, что аварии по масштабу сравнимые с той, что случилась на Углегорской ТЭС, и намного меньшие будут и в дальнейшем происходить на объектах повышенной опасности. К сожалению, мы так и не сделали необходимые выводы из ситуации, произошедшей 4 года назад, по прежнему остаемся государством, которое плохо учится даже на своих собственных ошибках.

Письма в редакцию: Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org


Реклама