Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Как получают госпомощь переселенцы
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Как получают госпомощь переселенцы

14:26 28.05.2015 651

34857 Два брата-пенсионера пришли в одно из отделений пенсионного фонда в Харькове, чтобы переоформить пенсию. Чиновник им заявил, что нужно ехать через линию фронта за справкой о «горячем стаже». Дедушки уехали. На обратном пути одном снесло голову, другой получил порцию осколков в грудь …

А выписку так и не взяли — архив в тот день не работал. Хотя на самом деле никаких справок с оккупированных территорий переселенцам брать не нужно.

Чиновники любят издеваться над людьми, и чем беззащитнее человек, тем больше соблазна создать для него бюрократический ад, который превращается в реальный. Одинокие мамы с детьми, многодетные семьи, инвалиды, пожилые люди часто остаются без государственной помощи, потому что не могут выполнить прихоти чиновников.

По словам волонтеров «Станции Харьков», которые занимаются переселенцами в Харькове, причин для рискованных поездок много и систематизировать их сложно. Волонтер Надежда Рындина делится историями переселенцев, историями, рассказанными со слезами, полными болью, отчаянием, злостью: «Парню, который прошлым летом переводился в Харьковский вуз из Луганска, посоветовали „съездить домой и взять военный билет и приписное“, которые остались в общежитии, вероятнее всего, к тому времени уже занятого боевиками. Парня едва отговорили …
Поездка в Донецк за выпиской о горячем стаже закончилась для двух братьев-пенсионеров трагически. На обратном пути попали под обстрел: одному снесло голову, другой получил осколки в грудь … А выписку так и не взяли — архив в тот день не работал.

Женщине-инвалиду пришлось продолжать справку об инвалидности. С ее городком тогда не было даже автобусного сообщения, а пропуск в зону АТО ждала 3 недели. Справку выдали 12 ноября. А через несколько недель на заседании совета Министерства социальной политики было решено признать инвалидами только тех, кто имеет справку, выданную до 7 ноября; по крайней мере, так ей сказали харьковские чиновники.

Студентке 5 курса киевский вуз предложил или пересдать все экзамены за 4 года, или привезти из Луганского университета зачетную книжку. Мама студентки пешком дошла до Луганска, за продукты выкупила у голодных учителей молодой республики зачетку. Далее — на попутках до Моста Жизни, спуск по канатной лестнице … И, наконец, документы доставлены! Но не у всех студенток есть мамы-Рэмбо …».

Волонтеры vs «собесы»

Анастасия Бондаренко, юрист-волонтер «Станции Харьков», помогает переселенцам во всех «бумажных делах». По ее опыту, наибольшие проблемы возникают в Управлении труда и социальной защиты (т.н. «собесе» — прим. ред.).

Так, по словам Бондаренко, едва ли не каждая вторая мама-переселенка, что обращается по поводу оформления статуса малообеспеченной семьи, слышит там ответ: «У Вас не хватает справки о составе семьи. Без нее мы не сможем начислить вам выплаты». А такую ​​справку может выписать только паспортистка ЖЭКа по месту проживания, то есть в месте боевых действий.

Руководитель «собеса» в Московском районе города Харькова Лариса Анжей объясняет: «На статус малообеспеченных имеют право не только переселенцы, а все граждане Украины. И правила его оформления сейчас едины для всех. Как правило, с переселенцами в этом моменте у нас возникают вопросы. Потому что закон один для всех, исключений для переселенцев нет».
Количество справок — фиксированное, работники «собеса» не имеют права изменить его самостоятельно, а никаких изменений в их рабочие инструкции в связи с появлением в стране категории «переселенцев», по их словам, внесено не было.

На самом деле, перечень справок, выписок, подтверждений и актов, которые могут попросить предоставить различные государственные службы, очень большой, и не предусмотришь, какой именно службе, на каком этапе и что именно может не хватить.

В ряде случаев служащие требуют предоставить на самом деле ненужные документы, трактуя законодательство по своему усмотрению, и только вмешательство юристов спасает переселенцев от рискованного решения — вернуться за ними в зону боевых действий. Анастасия рассказывает:»Я прошу у чиновников письменный ответ со ссылкой на действующее законодательство, какой список документов и откуда я должна привезти. И о чудо! — внезапно документов начинает быть достаточно!«.

Не редки в практике волонтеров-юристов и обоснованные ответы, с подробным объяснением, почему та или иная льгота не может быть предоставлена. С точки зрения закона, вроде бы, все правильно. Впрочем, проблем переселенцев такие ответы не решают. По мнению моих собеседников, причина в «неоткалиброванности» государственных законов под войну.
Мы обратились за комментарием к министру социальной политики Павлу Розенко, он рассказал: «На самом деле все урегулировано. Никаких документов с неподконтрольной территории никто не имеет права требовать. Это самодеятельность местных органов власти. В различных постановлениях Правительства прописан исчерпывающий перечень справок, которые должны предоставить переселенцы. Никаких дополнительных справок требовать никто не имеет права».

Мы искали этот список на сайте министерства.Там много информации для переселенцев, но одного сводного списка необходимых справок, о котором говорил министр, мы не нашли. Он бы был очень нужен при общении с чиновником, которых хочет отправить пенсионера перейти линию фронта.

Недействительные

Несмотря на заверения министра, по приблизительным подсчетам Анастасии, каждый 7-й переселенец таки отправляется добывать нужные документы в зону АТО. Хотя совсем не факт, что дом, ЖЭК или государственный архив еще существуют. Или же просит родственников-знакомых «с той стороны» как-то передать необходимые документы.
А по возвращении переселенцев ждет разочарование: полученные в так называемых ЛНР-ДНР документы не имеют никакой юридической силы в Украине. Анастасия Бондаренко утверждает, что это происходит давно и системно: учреждения в Украине раз за разом требуют привезти документы из дома, а учреждения в «республиках» регулярно выдают — за взятки. Об их фиктивности знают с обеих сторон, впрочем, ситуация не меняется, и на мнение министра чиновники не обращают внимания.

Волонтеры говорят, что это большое счастье, если им удается перехватить переселенцев в момент появления в их голове этой «светлой идеи» — поехать на опасную территорию за справкой.
Но часто к волонтерам люди приходят постфактум, когда уже съездили, вернулись и возмутились: оказывается, документ, который они раздобыли, рискуя всем, — не более, чем просто бумажка и никак не помог решить их вопрос.

«Каждая ситуация с документами имеет свою нюансы, и пока каждый вопрос решается в отдельном порядке и обычно в ручном режиме.

Закон „Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц“ носит декларативный характер, а инструкции по практическому его выполнения не прописаны», — утверждает Анастасия Бондаренко.
Интересно, что и Анастасия Бондаренко, и Лариса Анжей знают и озвучивают одинаковые рецепты, как вдохнуть в закон признаки жизнеспособности. Например, обе рассказывают, что справка о составе семьи легко заменяется специальным актом о количестве членов семьи.

Нужно только соответствующее распоряжение Министерства социальной политики, которое бы узаконивало эти акты. Однако, работники государственной сферы своими идеями с киевским начальством не делятся, объясняя: «Это не в нашей компетенции. Если такие сообщения приходят в Киев, токакая-то реакция должна быть с их стороны». А волонтеры, которые готовы вместе с властью работать над превращением закона в действенный механизм, не испытывают от власти взаимности.

По материалам: argumentua.com


Реклама