Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > К чему может привести деградация окружающей среды на Донбассе
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

К чему может привести деградация окружающей среды на Донбассе

15:40 29.05.2017 396

f2 «Индустриальное развитие Донбасса привело к серьезным экологическим проблемам: Донецкая область занимает одно из первых мест в Европе и первое место на Украине по уровню деградации окружающей среды. Территория области в ходе индустриализации оказалась практически полностью вовлечённой в хозяйственный оборот. К 1991 году природно-заповедный фонд Донецкой области составлял лишь 0,6 % её территории (при европейских критериях не менее 5 %)», — именно так описывает экологическую обстановку в Донецкой области интернет-энциклопедия «Википедия» (российская редакция).

С начала военного конфликта на Донбассе ситуация в регионе ухудшилась. Многие крупные промышленные предприятия и шахты были остановлены и начали «резаться» на металл, а вопрос об экологической безопасности отошел на второй план. Последствия от боевых действий и непродуманного закрытия предприятий станут ощутимыми не сразу, но они могут спровоцировать настоящую экологическую катастрофу, которая коснется всей территории Донбасса. И не только Донбасса…

В начале мая 2017 года в Кабмине прошло межведомственное совещание, посвященное проблемам экологии Донбасса, техногенных и экологических рисков, вызванных вооруженной агрессией РФ. По его результатам вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко заявила, что «мы должны усилить внимание мира к экологическим вызовам и проблематике, требовать доступа международных экспертов ко всем предприятиям, которые имеют опасное производство, на временно оккупированных территориях, и которые сегодня рейдерски захвачены оккупантами и боевиками».

По ее словам, украинские переговорщики в Минске неоднократно поднимали вопрос режима тишины для проведения ремонтных и восстановительных работ на предприятиях, расположенных вблизи линии разграничения.

«Однако РФ и ОРДЛО не дают гарантий и не дают возможности нормально провести эти работы. Особенно остро стоит вопрос для Торецкого фенольного завода, Авдеевского коксохимического комбината, других стратегических и инфраструктурных объектов», — отметила вице-спикер.

Украинская сторона Центра по контролю и координации вопросов прекращения огня также констатирует, что руководство ОРДЛО не заинтересовано в обеспечении экологической безопасности региона.

«Несмотря на многочисленные обращения украинской стороны СЦКК к российской стороне СЦКК по содействию в предоставлении гарантий безопасности во время выполнения ремонтно-восстановительных работ на критических объектах гражданской инфраструктуры вблизи линии разграничения сторон на Донбассе, подконтрольное Российской Федерации руководство ОРДО систематически блокирует решения этих вопросов», — заявили в СЦКК.
Об основных экологических угрозах на оккупированных территориях Донбасса «ОстроВу» рассказал эколог, эксперт Zoї Environment Network Дмитрий Аверин.

— Оказывает ли влияние война на Донбассе на экологию региона?

— Любой военный конфликт оказывает серьезное влияние на экологическую безопасность региона, в котором он происходит. Наибольший экологический ущерб боевые действия оказывают на промышленные территории, такие как Донецкая и Луганская области. Нужно понимать, что Донбасс — это наиболее техногенно нагруженный регион Украины и Европы. Например, по данным статотчетности за 2013 год, в регионе объем выбросов в атмосферный воздух от стационарных источников составлял 44% от всего объема выбросов в Украине.

Боевые действия на востоке затрагивают практически все составляющие окружающей среды, начиная от атмосферного воздуха и заканчивая подземными и поверхностными водными источниками, почвами, ландшафтами, сельскохозяйственными землями, объектами природозаповедного фонда и так далее. Природная среда получает загрязнения в результате как прямого воздействия от ведения боевых действий, так и в результате косвенного воздействия, например, при возникновении перебоев в работе крупных промышленных предприятий, нарушении работы объектов критической инфраструктуры.

— До военного конфликта экологическая обстановка в регионе была контролируемой?

— Да, ситуация была более-менее под контролем. Конечно, природные ресурсы Донбасса эксплуатировались более двухсот лет, там сосредоточено большое количество экологически опасных предприятий, поэтому проблемы были и даже очень серьезные. Но до конфликта удавалось если не решать их, то хотя бы держать ситуацию под контролем.

— Какие опасные отрасли производства на сегодняшний день сосредоточены на Донбассе?

— В первую очередь, это металлургия, коксохимия, энергетика и горнодобывающая промышленность. На Донбассе расположены несколько крупных металлургических предприятий, которые, так или иначе, получили повреждения в результате конфликта. Это Макеевский, Донецкий и Енакиевский металлургические заводы, Алчевский металлургический комбинат… Кроме того, там находятся крупнейшие в Украине предприятия коксохимической отрасли — это Авдеевский коксохимический завод, который несколько раз останавливался в результате разрушений инфраструктуры и перебоев с электроснабжением, Макеевский, Ясиновский, Енакиевский и Алчевский коксохимические заводы, которые также получили значительные повреждения от обстрелов.

В результате боевых действий был нанесен ущерб производственному оборудованию Луганской, Славянской, Углегорской и Мироновской теплоэлектростанций, возникали перебои в работе Старобешевской, Кураховской и Зуевской ТЭС. Получили повреждения и предприятия химической отрасли — Лисичанский нефтеперерабатывающий завод, Донецкий казенный завод химических изделий, северодонецкий «Азот» и горловский «Стирол». Большую экологическую опасность так же представляют угледобывающие предприятия, которые наиболее уязвимы во время боевых действий, поскольку нуждаются в бесперебойном электроснабжении.

— Какие опасности несут повреждения таких крупных предприятий?

— Аварийное нарушение работы крупных промышленных предприятий, на мой взгляд, может оказать наиболее опасные и сложно прогнозируемые воздействия на окружающую среду региона. В результате разрушений производственной инфраструктуры и аварийных остановок предприятий риски таких воздействий значительно возрастают. Боевые действия сказываются на организации работы предприятий, так как нарушается работа очистных сооружений, резко меняются процессы снабжения предприятий и их технологические режимы. Из-за аварийных выбросов происходит загрязнение атмосферного воздуха, поверхностных, подземных вод и почв. Взрывы крупных технологических установок могут привести опасным воздействиям на население вблизи предприятий.

Например, в 2015 году в результате обстрела на Авдеевском коксохимическом заводе произошел пожар и утечка коксового газа. Снарядами были перебиты все четыре высоковольтные линии, которые питали предприятие, произошел залповый выброс коксового газа с большим содержанием бензола, сероводорода, аммиака. Многие знают о ситуации с Дзержинским фенольным заводом и его хвостохранилищем, которое находится практически на линии разграничения. В случае разрушения дамбы жидкие химические отходы могут попасть в реку Северский Донец и дальше по течению — в Азовское море.

Недалеко от линии разграничения находится также металлургический комбинат «Азовсталь». Его цеха и другие подразделения размещены на побережье Азовского моря. В случае повреждения дамбы, которая отделяет воды Азовского моря от шлаконакопителя, золонакопителя ТЭЦ и шлакового отвала, экологическая катастрофа просто неизбежна. Тревогу также вызывают отстойники и места захоронения опасных отходов на территории бывшего Горловского химического завода.

Одной из основных экологических проблем Донбасса является затопление угольных шахт из-за отсутствия водоотлива, особенно в районе Горловки. Это приводит к изменению режима подземных вод и влечет за собой целый ряд негативных экологических последствий. Не исключены подтопления и засоления почв, поскольку шахтные воды на Донбассе отличаются высокой минерализацией. Засоление почв приводит к выводу их из хозяйственной эксплуатации, повышается минерализация и радиоактивность подземных и поверхностных вод и так далее. Кроме того, подтопления провоцируют процессы проседания грунта, что может повлечь за собой нарушения целостности хвостохранилищ и разрушения наземных объектов, в том числе и экологически опасных.

— Из-за чего затапливаются шахты на Донбассе?

— На предприятиях из-за нарушения нормального режима работы, аварийного отключения электроснабжения, разрушения зданий, сооружений или насосного оборудования при обстрелах приостанавливается откачка шахтных вод. Кроме того, часть поврежденных или остановленных шахт на Донбассе демонтируется, оборудование режется на металл без какой-либо оценки экологических последствий.

— Известно примерное число шахт, которые уже затоплены?

— К сожалению, точное число таких шахт неизвестно. Более 20 шахт находятся под угрозой затопления, или уже полностью затоплены и не подлежат дальнейшей эксплуатации. Водоотлив не работает практически на всей территории от Горловки до Золотого.

— Как скоро местное население Донбасса почувствует негативные экологические последствия?

— Определенные изменения происходят и видны уже сейчас. В частности, в Донецкой области увеличилась водность рек, что может указывать на повышение уровня грунтовых вод, которые подпитываются шахтными водами. Эта вода попадает в поверхностные водные источники без очистки, поэтому происходит изменение концентрации солей, что в свою очередь влияет на качество питьевого водоснабжения и химический состав воды в реках региона.

Кроме того, при поднятии уровня грунтовых вод происходит подтопление территорий и вытеснение метана на поверхность, а метан — это взрывоопасный газ, который может скапливаться в подвалах и подъездах домов, что приводит к негативным экологическим последствиям и возникновению опасных ситуаций. Подобные явления уже возникали в Горловке в начале 2000-х гг в районе шахты «Кочегарка».

— В последнее время ОБСЕ акцентирует внимание на Донецкой фильтровальной станции, что в случае ее разрушения может произойти экологическая катастрофа. Какие существуют опасности в отношении этого объекта?

— Следует понимать, что на всех фильтровальных станциях очистка воды происходит с помощью хлора — активного вещества, которое очень опасно и для населения, и для окружающей среды. Поэтому, в случае повреждения емкостей с хлорсодержащими веществами в результате боевых действий может произойти выброс хлора, и, в зависимости от того, какой объем вещества будет находиться в хранилищах, последствия могут быть разные. Но, в любом случае, это будут очень серьезные последствия – загрязнение территории от эпицентра выброса может распространиться на несколько километров. Основная же опасность, вызванная обстрелами фильтровальной станции – это реальная гуманитарная катастрофа для населения региона, связанная с отсутствием водоснабжения для десятков тысяч людей.

— Существует ли опасность повышения радиации на неподконтрольной территории Донбасса?

— Такие риски существуют. Их, конечно, нельзя сравнивать с Чернобылем, но в Донецкой области расположено несколько объектов, нарушение которых может повлечь радиационное заражение значительных территорий. Во-первых, это шахта «Юнком» в г. Бунге ( ранее –Юнокоммунаровск), где в конце 70-х гг был произведен подземный ядерный взрыв в рамках эксперимента по снижению напряжения в горном массиве. И, поскольку сейчас происходит подтопление этой шахты, может произойти радиационное заражение шахтных вод, что в дальнейшем повлияет и на поверхностные воды. Во-вторых, на территории Донецкого казенного завода химических изделий расположено хранилище радиоактивных отходов Министерства обороны СССР, состояние которого вызывало опасения еще в 2000-х гг. Какая ситуация с герметичностью хранилища сейчас — неизвестно, особенно, учитывая то, что на территории завода произошло несколько мощных взрывов в 2014-2015 гг. Кроме того, сами шахтные воды отличаются повышенным содержание радионуклидов.

— Насколько этот уровень радиоактивности может быть вреден для людей?

— По шахтным водам, я думаю, он будет в рамках допустимого, но если говорить по этим двум объектам (шахта «Юнком» и Донецкий казенный завод химических изделий), — там ситуацию спрогнозировать сложно.

— Наблюдаются ли уже проблемы с питьевой водой на неподконтрольной территории Донбасса?

— Проблемы с питьевой водой на Донбассе начались еще с 2014 года. Во-первых, зачастую вода не проходит необходимые стадии очистки и содержит патогенные вирусы и бактерии, которые могут стать причиной возникновения различного рода кишечных инфекций, особенно в теплые периоды. Во-вторых, возникают постоянные перебои с подачей воды из-за разрушения инфраструктуры канала Северский Донец — Донбасс, который обеспечивает водой большую часть Донецкой области, насосных и фильтровальных станций, магистральных и распределительных сетей. Например, Мариуполь, который до конфликта получал воду по Южнодонбасскому водоводу, сейчас ощущает постоянные перебои с подачей воды из Северского Донца. Городу приходится использовать воду из Старокрымского водохранилища, которая имеет очень высокую минерализацию и низкое качество. В-третьих, из-за ухудшающегося качества поверхностных вод, снижается и качество питьевых вод.

— Всегда ли можно на глаз различить питьевую воду плохого качества?

— Не всегда. В случае химического загрязнения воды можно не почувствовать разницы, а при радиоактивном заражении вообще не происходит изменения вкуса, цвета и запаха.

— Действительно ли те шахты, которые сейчас затапливаются, становятся уже непригодными для дальнейшей эксплуатации?

— В некоторых случая это действительно так, но некоторые шахты все-таки можно будет восстановить. Например, в Макеевке несколько шахт были подтоплены, но водоотлив был восстановлен и сейчас они эксплуатируются. Все зависит от уровня затопления шахты, уровня повреждения оборудования и так далее.

— Насколько длительный процесс восстановления засоленных почв?

— Почву после засоления сложно рекультивировать. При восстановлении водоотлива шахт уровень грунтовых вод снизится, но процесс восстановления почв будет длительным и дорогостоящим. К сожалению, засоление может стать необратимым из-за экономической нецелесообразности рекультивационных работ. Сейчас еще возможно минимизировать ущерб, нанесенный природной среде Донбасса, однако, если мы потеряем время, (а в 2014-2015 внимание экологической безопасности региона практически не уделялось) многие негативные процессы, происходящие сейчас там, могут стать необратимыми.

Я думаю, что часть территорий Донбасса может стать непригодной для жизни в течение 5-10 лет из-за невозможности экономической эксплуатации. Прежде всего, это коснется тех территорий, которые находятся вблизи линии разграничения, территорий в районе Горловки, Торецка, Дебальцево, Золотого, а в случае серьезной экологической катастрофы, например, химического загрязнения рек Северский Донец или Кальмиус, мы можем получить загрязнение всей акватории Азовского моря.

— Актуален ли вопрос эвакуации местного населения с неподконтрольной территории?

— Вопрос об экологической миграции, возможно, станет актуальным в среднесрочной перспективе, если не принять меры для минимизации экологических последствий конфликта уже сейчас. Пока на повестке дня стоят вопросы миграции населения из-за боевых действий.

— Существуют ли риски для подконтрольной территории Украины?

— Конечно, существуют значительные риски. Прежде всего, это касается загрязнения реки Северский Донец, которая является основной питьевой артерией для Донецкой и Луганской областей. В нее впадают реки Казеный Торец и Кривой Торец с притоками, и в случае их загрязнения мы получаем загрязнение не только Северского Донца и Дона, но и Азовского моря. В Азовское море также впадают реки Кальмиус, Миус, Грузской Еланчик. Существует также опасность засоления орошаемых земель не только на территории Украины, но и на территории Ростовской области.

— Что сейчас делается украинской стороной для предотвращения экологической катастрофы?

— В 2014-2015 году для решения экологических проблем, возникающих в результате конфликта, не было политической воли, гражданские и военные по-разному воспринимают эту проблему. Сейчас, наконец-то, эта тема становится актуальной и для власти и для общества. Прежде всего, в этом направлении активно работают Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц и Министерство экологии и природных ресурсов Украины, различные международные организации.

Например, по запросу Министерства экологии, координатор проектов ОБСЕ в Украине сейчас ведет работы над проектом по исследованию ущерба, причиненного окружающей среде в результате вооруженного конфликта на востоке Украины. Этот проект предусматривает натурные исследования состояния окружающей среды, разработку приоритетов экологической безопасности для Донецкой и Луганской областей и разработку информационной системы для оценки экологических рисков в зоне конфликта. Кроме того, Министерством по вопросам временно оккупированных территорий создана рабочая группа по оценке и решению экологических проблем на востоке Украины, разработан проект программы восстановления и развития мира в восточных регионах Украины, в котором мероприятия по охране окружающей среды выделены в отдельный раздел – это очень позитивный сигнал.

Насколько я знаю, в Донецкой области сейчас финансируются мероприятия по закупке и монтажу автоматизированных постов для контроля качества атмосферного воздуха на подконтрольной территории, что, в случае возникновения аварийных ситуаций на предприятиях, позволит получать оперативную информацию о состоянии атмосферного воздуха. Кроме того, планируется установка автоматизированных постов контроля качества поверхностных вод в местах водозаборов на реке Северский Донец.

Также постоянно проводятся работы по восстановлению электро- и водоснабжения, укреплению дамб и так далее, но тут не все зависит от украинской стороны, поскольку для проведения ремонтных работ необходимо согласовывать режим тишины в СЦКК с российской стороной. Однако для решения накопившихся экологических проблем и минимизации экологических рисков необходим стратегический подход.

— Что еще можно сделать с украинской стороны для того, чтобы взять ситуацию под контроль?

— Чтобы получать оперативную информацию для принятия решений необходимо значительно увеличить финансирование государственной системы экологического мониторинга в Донецкой и Луганской областях, увеличить количество постов наблюдений и расширить перечень контролируемых веществ. Необходимо оценить экологические риски и ущерб, причиненный окружающей среде на востоке, разработать стратегию минимизации экологических последствий боевых действий и начать ее выполнение.

Уже сейчас необходимо провести исследования уровня подтопления шахт в Донецкой и Луганской областях, определиться с финансированием и восстановлением водоотлива, ремонтом разрушенных очистных сооружений и дамб. Это достаточно дорогостоящие мероприятия, и речь идет о сотнях миллионов гривен.

— Я так понимаю, для этой работы необходим доступ на неподконтрольные территории?

— Конечно. В перспективе, для сохранения Донбасса, вместе с международными организациями и партнерами, мы все же должны найти способы координации усилий для организации таких работ. А пока нужно начать работы на территориях, подконтрольных правительству, ее там, поверьте, достаточно.

По материалам: ostro.org


Реклама

  • Игнат: Перспектива не радужная