Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

История одного ДТП

09:30 29.08.2011 374

На фоне многочисленных уголовных дел относительно ДТП с участием мажоров, которые заканчиваются ничем, одно из них, хотя и через семь лет, получило логическое завершение. Приговором Мука­чевского горрайонного суда и постановлением Апелляционного суда Закарпатской области сын экс-заместителя губернатора Закарпатья Александр Дядченко, по вине которого погибла 19-летняя девушка, шесть лет проведет за решеткой.

В вынесении именно такого приговора не последнюю роль сыграло поведение подсудимого, который, пытаясь избежать ответственности, неоднократно менял показания, годами уклонялся от суда и делал все, чтобы настроить против себя потерпевших.

Авария произошла еще 24 марта 2004 г. в Мукачеве. 23-летний начальник отдела Му­ка­чевской райгосадминистрации Александр Дядченко, двигаясь по ул. Росвиговской на не­­заре­гистрированном мотоцик­ле «Яма­ха», выехал на встречную полосу и столкнулся с «Жи­гу­лями» седьмой модели. В результате 19-летняя пассажирка мотоцикла Яна Чернявская получила несовмес­тимые с жизнью травмы и через два часа умерла в больнице. Сразу после ДТП А.Дядченко попытался забрать мотоцикл и убежать, однако ему не позволили это сделать свидетели.

По факту аварии Мукачевс­кий горотдел милиции возбудил уголовное дело. К тому времени А.Дядченко уже находился под следствием: против него возбуди­ли уголовное дело за попытку похищения автомобиля (ч. 3 ст. 289 Уголовного кодекса), которая предусматривала от 10 до 15 лет ли­шения свободы с конфиска­цией имущества. Однако через три месяца, в июне 2004 г., дело закрыли из-за отсутствия состава преступления.

Отец Александра, Виктор Дядченко, с 2002-го до конца 2004 г. был заместителем председателя Закарпатской облгосадминистрации. В те времена силовые структуры были под тотальным контролем областной власти и, при ее желании, закрывали и не такие дела. Однако, несмотря на то что родители погибшей девушки долго не могли найти адвоката, а сын заместителя губернатора делал все, чтобы избежать ответственности, расследование понемногу продвигалось. Объяснение этому может быть только одно — уголовное дело стало надежным крючком, на котором тогдашний губернатор Иван Резак держал одного из самых преданных своих подчиненных Виктора Дядченко.

«Я немного знал Александра Дядченко, — рассказывает отец погибшей девушки Леонид Чер­нявс­кий, спортивный тренер по профессии. — Он ходил ко мне в тренажерный зал, вскоре стал встречаться с Яной. Я не возражал — это ее личное дело. Лишь когда узнал о нем немного больше (поскольку вел себя Алек­сандр как мажор), старался отсоветовать дочь от этого знакомст­ва. Со временем она и сама хотела прекратить отношения. А в тот день, как рассказали подруги, они поссорились и разош­лись. Однако Александр после работы дождался Яну на останов­ке, подвез домой и уговорил покататься на мотоцикле. Дочка очень красивая была, он не хотел разрывать отношения. Чем фактически убил ее…

Потом вечером, узнав, что Яна умирает в больни­це (мы еще ничего не знали), Александр вместе с родст­венниками пришел к нам. Сказал, что попал с Яной в ДТП, но, дес­кать, «ничего страшного». Был и на похоронах. Я сказал тогда: «Если виноват — будешь отвечать, а не виноват — что ж, всякое бывает. Будет следствие, разберемся». Не знал еще всех обстоятельств. А через несколько дней пошел на место аварии, нашел многих свидетелей — это спальный многолюдный район…

Он же гонки на встречной полосе устроил. На незарегистрированном мотоцикле, без шлемов… Двое ребят на другом мотоцикле обогнали Александра с Яной, это его задело, и он кинулся их догонять. Одна женщина слышала, как Яна кричала: «Саша, что ты делаешь? Не гони!» А он, обогнав «конкурентов», повернулся к ним и громко рассмеялся. По встречной полосе двигались «жигули». Первый мотоцикл сумел обогнуть авто справа, а Александр резко свернул влево и на скорости столкнулся с правой передней частью легковушки. Двое ребят на «восьмерке», проезжавшей мимо, остановились и забрали Яну в больницу. Она в машине еще смогла спросить: «Где я? Что случилось?» И потеряла сознание.

А Александр хотел забрать мотоцикл и убежать, но другие водители не разрешили. Тогда он пошел с места ДТП пешком и вернулся минут через двадцать переодетым. Потом говорил, будто пытался помочь Яне. Неправда. Ее отвезли в больницу посторонние люди. Сам он туда пошел лишь для того, чтобы разведать, чем все закончится. Не назвал врачам ни себя, ни Яну. Когда после смерти дочки нам отдавали ее украшения и другие вещи, в документе так и было написано: «неизвестная девушка».

Врачи сказали, что Яна будто под танк попала — печень, поджелудочная железа и одна почка разорваны, тазобедренный сустав поломан, бедро — тоже, тяжелая травма головы. У нее не было шансов выжить… Когда я узнал обо всем этом, сказал Александру, чтобы ноги его возле нас не было. Через несколько дней пришла его мать, спросила: «Во сколько вы оцениваете свою дочку?» Мы выгнали ее из дома. Отец тоже приходил, и прямо с порога: «У меня нет денег, но я буду помогать, всегда буду рядом…» — «Разве у вас кто-то что-то просит?» — спрашиваю в ответ. — «Ты пойми, — объясняет, — мы в такой ситуации через ту сволочь, которая носится по дороге…» Это он, оказывается, водителя «семерки» имел в виду, который спокойно ехал по своей полосе и ничего не нарушал».

Через несколько месяцев следствия А.Дядченко выдвинули обвинение в нарушении правил безопасности движения, что послужило причиной смерти потерпевшей (ч. 2 ст. 286 Уго­лов­ного кодекса). Дело передали в суд. Подсудимый свою вину ка­тегорически отрицал — утверждал, что ехал по своей полосе с небольшой скоростью, а на встречную выехал во избежа­ние наезда на какую-то женщи­ну, которая переходила улицу. И даже нашел двух лжесвидетелей, своих давних знакомых, которые «случайно оказались на месте ДТП и тоже видели женщину, которая вышла на проезжую часть».

При том, что другие участники и свидетели аварии никаких пешеходов не видели и описывали причины ДТП совсем по-друго­му. На суде А.Дядченко вел себя уверенно и даже публично заявил отцу Яны: «Кто меня посадит — ты? Я Дядченко!» Однако вскоре ситуация резко изменилась, и от его самоуверенности не осталось и следа. После «помаранчевых» событий и смены власти бывший заместитель губернатора В.Дядченко сам попал под следствие, был арестован и позже осужден в деле печальноизвестных мукачевских выборов. Он получил пять лет лишения свободы с отсрочкой приговора (о чем «ЗН» подробно рассказывало в материале «Главный фальсификатор» в июле 2006 г.: http://zn.ua/articles/47428 ).

Суд в деле Дядченко-млад­шего тоже пошел быстрее и скоро приближался к завершению. В мае 2005-го перед самым провозглашением приговора, когда судья вышел из совещательной комнаты, сторона защиты, поняв, что подсудимый сейчас получит реальное заключение, добивается перерыва в судебном заседании (адвокату вдруг стало плохо). После чего А.Дядченко исчезает на долгие четыре года.

Его объявили в розыск, но, вопреки тому, что знакомые неоднократно видели беглеца в Мукачеве, задержать его почему-то никак не удавалось. Только в феврале 2009 г. подсудимый сам явился в суд — чтобы попросить амнистию «в связи с болезнью». В амнистии было отказано, однако на основании предъявленной справки о целом букете болезней А.Дядченко не взяли под стражу, ограничившись подпиской о невыезде. Со временем выяснилось, что справка была липовая, дальнейшая комплексная медицинская экспертиза установила, что подсудимый здоров.

Судебное разбирательство продолжалось целый год (дело несколько раз передавали другому судье, после чего начинали рассматривать сначала). И только в феврале этого года Мукачевский горрайонный суд вынес приговор. На последнем заседании А.Дядченко, снова увидев реальную перспективу попасть за решетку, резко изменил показания. Стал утверждать, что оговорил себя под влиянием милиции и недобросовестных адвокатов (при том, что у самого юридическое образование) и что на самом деле никакой женщины, переходившей дорогу, не было. Однако этим он только настроил против себя прокуратуру и суд. Приговор — шесть лет лишения свободы и триста тысяч гривен моральной компенсации родителям погибшей девушки. Осужденного, который до этого находился на подписке о невыезде, взяли под стражу прямо в зале суда.

Его адвокаты подали апелляцию, которая рассматривалась на протяжении пяти заседаний. А.Дядченко продолжал настаивать, что на следствии и предварительном судебном слушании оговорил себя. Теперь картина ДТП в его интерпретации выглядела так: на самом деле никакой женщины не было, а по встречной полосе он двигался потому, что на его полосе проводился ремонт. Увидев «жигули», Александр остановился возле обочины, после чего легковушка сама наехала на него. Таким образом осужденный и его адвокат пытались отправить уголовное дело на дорасследование, однако это не сработало.

Скоро выяснилось, что ремонтные работы в то время на улице не велись, а экспертизы еще в начале следствия установили, что, независимо от того, была женщина-пешеход (на чем настаивал подследственный) или ее не было (на чем настаивали другие участники и свидетели аварии), А.Дядченко все равно виновен в ДТП. Учитывая, что подсудимый так и не признал своей вины, не раскаялся, длительное время уклонялся от суда и не компенсировал причиненный преступлением материальный и моральный ущерб, Апелляционный суд оставил в силе приговор Мукачевского горрайсуда в части наказания. А в части возмещения родителям погибшей девушки моральной компенсации в триста тысяч гривен отменил из-за ненадлежащего оформления гражданского иска и направил на новое судебное разбирательство.

«Вопрос получения денег для нас не принципиален, — говорит Леонид Чернявский. — Если мы отсудим их, все равно отдадим на благотворительность. Не хотим от этих людей ничего, у нас с женой все есть, кроме дочки, которой уже не вернуть. Принципиальность в другом — в наказании за преступление. Александр так и не сделал никаких выводов из того, что натворил. Пока был на подписке, продолжал носиться по городу на автомобиле, нарушая правила, — я лично видел это неоднократно. На суде он вел себя вызывающе, пытался обижать нас.

Он так и не постиг, какое страшное горе причинил. Некоторые «посредники» неоднократно пытались убедить нас простить Александра, ведь прошло уже столько лет. Но человеку можно простить, только если он сам просит об этом и раскаивается. Ничего этого и близко не было — лишь желание любой ценой избежать ответственности, переложить вину на других…»

Автор материала пытался встретиться с осужденным, чтобы получить комментарий, но тот передал через руководство следственного изолятора, что не желает общаться с журналистом.

Окончательную точку в деле А.Дядченко поставит суд, в который его адвокаты готовят кассацию.

По материалам cripo.com.ua

 


Реклама