Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Днепровский стрелок

15:30 21.08.2011 493

В последний день июля под Днепропетровском случился прелюбопытный случай. Среди белого дня из боевого оружия был обстрелян частный вертолет известного днепропетровского предпринимателя и журналиста Бориса Филатова. Уже событие. Далеко не локального масштаба.

Однако особая пикантность события кроется не в том, что у нас журналисты могут позволить себе летать на своих собственных вертолетах. И даже не в том, что в Украине по вертолетам в принципе иногда стреляют. Чего у нас только не бывает. Куда интереснее… реакция правоохранительных органов на явно выходящее за рамки законности и здравого смысла ЧП.

Для затравки начнем наше повествование с прояснения личности «днепровского стрелка». Вертолет Филатова обстрелял, скажем так, перезрелый (в смысле возраста) мажор — некий Мирон Сосновский, чей участок по воле случая оказался через забор с официально зарегистрированной вертолетной площадкой. При этом Мирон стрелял достаточно метко, с использованием оптического прицела. Были повреждены лопасть и обшивка двигателя. Выстрелил. Подумал. Очевидно, пожалел, что не сбил. И опять несколько раз выстрелил — уже после посадки вертолета. После чего успокоился, решив, что сможет добить в ближайшее время.

Нужно только прояснить реакцию правоохранителей на столь оригинальный способ мажорского развлечения. Сбивать пешеходов на спор или бить девочек в ресторанах уже не модно. Теперь в почете – стрельба по живым мишеням. Сосновский в этом смысле сорвал большой куш. Реакция правоохранительных органов оказалась абсолютно предсказуемой. Равнодушное и снисходительное пожимание плечами – мол, «а что, собственно, случилось?». Мальчик чуток заигрался. Пожурили и будет.

Мирон – сын хороших родителей – немножко похулиганил. А стрелковое оружие в его руках нужно воспринимать исключительно как аналог подростковой рогатки для стрельбы по воробьям. «Какое же тут уголовное дело? Разве кого-то убили? А пугать у нас можно и даже нужно. И вообще, нечего тут летать, кому попало, мешая отдыху добропорядочных граждан» — читалось в глазах иных стражей правопорядка. Потому как вся эта стрельба, по их мнению, следствие «мелких соседских дрязг», история почти по Гоголю.

Главный же аргумент милиции, которым она объясняет категорическое нежелание расследовать указанный вопиющий случай – «по вертолету стреляли не из огнестрельного оружия, а «всего лишь» из пневматики». Интересно, если обстрелять в Днепропетровске милицейскую машину из пневматики, они тоже будут квалифицировать преступление как банальную «хулиганку»? Очень толерантная милиция в Днепропетровске. Стреляй в кого хочешь. И даже «платить» за «отмывку» ничего не надо. Или все-таки надо?

Для сравнения. Буквально на днях в России возбуждено уголовное дело по статье «терроризм» только за то, что летчики были ослеплены лазерной указкой. А Сосновский, к слову, стрелял не из простой «пукалки», а из мощной пневматической РСР винтовки, предназначенной для охоты. Выстрел из такой винтовки запросто способен убить человека. И то, что экипаж вертолета остался жив – чистое везение.

Так где все-таки безопаснее жить – в Украине или в России? Риторический вопрос. У нас можно почти легально упражняться в стрельбе по летающим пилотируемым объектам. У них лазерная игрушка, ослепляющая пилотов – уже терроризм. И разве ж россияне не правы?

Разобравшись в сути самого инцидента, попробуем проникнуть в его подоплеку. Что же послужило причиной «днепровской стрельбы по вертолетам» и почему милиция на этот инцидент упорно закрывает глаза? По правде говоря, Борис Филатов – далеко не самый беззащитный гражданин Украины, которого следует как-то особенно опекать или оберегать. В его личной истории много экстремальных ситуаций. Т.е человек вполне способен за себя постоять. Но его пример нужен нам именно для того, чтобы нарисовать вполне конкретную картинку. Далеко не пастельных цветов.

Днепропетровск, судя по всему, быстро и безнадежно скатывается в некую абсурдную ментовско-криминальную реальность. Даже очевидные преступления днепровская милиция игнорирует. А следовательно, в городе банально нет полноценных правоохранителей. Свято место пусто не бывает – как известно. Поэтому и правит бал своеобразный закон «покупного» или «блатного» правосудия.

Прежде чем окончательно прояснить, почему милиция так рьяно защищает стрелка Сосновского, расскажем еще об одином показательном случае из недавнего прошлого Днепропетровска. Осенью 2010 года сын прокурора Жовтневого района Дмитрий Рудь сбил джипом насмерть трех женщин, а затем скрылся с места ДТП. Скандал был громкий, но не прошло и года, как убийцу выпустили из СИЗО под залог в 17 тысяч гривен. Женщины в могиле, а прокурорский сынок на свободе. Это и есть справедливость по-днепропетровски.

А вот теперь можно перейти к жизни и стрельбе Мирона Сосновского. Понять, почему этого человека так интенсивно и грязно «отмазывают» от очевидного, очень просто. Не нужно даже думать. Достаточно пары слов о легальных и теневых связях семейства Сосновских. Прежде всего, сам Мирон в свое время совершено правильно женился. Или вышел замуж? Так или иначе, но выбор пал на дочь зампреда горсовета Анатолия Буйвола, который в свое время отвечал за контроль над правоохранительными органами Днепропетровска.

Сам Буйвол (кроме, разумеется, фамилии) интересен еще как минимум двумя особенностями своей биографии. Первая – он родился в одном селе с Пашей Лазаренко. Земляки. И хотя Лазаренко впоследствии его особо никуда не продвигал, но землячество есть землячество. Вторая особенность биографии – еще во времена Союза Буйвол слыл типичным «селюком» (инженер по технике безопасности в колхозе таком-то, заместитель председателя колхоза такого-то и т.д.). Но уже на заре перестройки попал в структуры МВД и сделал отличную карьеру. Т.е. и тесть нашего Мирона – очень даже знатная личность. Вполне достойная того, чтобы вытягивать мужа дочери из болота.

Не менее эффектно сам Сосновский продвинул по жизни и своих собственных сыновей. Первый является начальником отдела областной прокуратуры. Чем не актив для того, чтобы «порвать» любую криминальную историю и спустить все на тормозах? Второй (вот ведь семья парадоксов) женат на дочери некоего Мазепы (Шуваева). «Мазепа» — ничего плохого сказать не хотим – но, по некоторым оперативным разговорам, считается главой ОПГ в Днепропетровской области. И сейчас пребывает в ранге «законника». В свою очередь Мазепа является доверенным лицом еще одного авторитетного человека Нарика (Петровского). Разве и это не актив, который позволит Сосновскому запросто обратить любую проделку в свою пользу?

Получается, что Сосновский Мирон, располагающий столь впечатляющими родственно-биографическими связями, вполне имел право (именно так – «имел право») стрелять по вертолету Филатова не только из какой-то там пневматики, но и из вполне боевого гранатомета. Чтобы наверняка. И чтобы в мелкие осколки. И чтобы с трупами. И разве ж не права днепропетровская милиция, которая делает все для того, чтобы огородить от неприятностей столь важного человека? Разве не обязана она (милиция) спустить резонансное дело на тормозах? Хотя факт стрельбы был. И просто написать, что никто не стрелял уже нельзя. А что можно? А можно попытаться представить, что стрелял не Сосновский, а кто-то другой. Благо, милиция с большим трудом возбудила дело не против Сосновского, а «по факту стрельбы неустановленными лицами».

Да-да, такой парадокс – пятеро свидетелей указывают на Сосновского Мирона, а милиция установить личность стрелка не в состоянии. Тут, кстати, еще Мазепа с Нариком подсуетиться могут – найдут «терпилу», который все возьмет на себя. Казалось бы, локальный конфликт. Разберутся. Или купят нужные решения.

А ведь речь в данном случае как раз не о сути конфликта между гражданином Ф. и гражданином С. Суть в крайне опасной тенденции. В Днепропетровске явно сложилась каста избранных, в сравнении с которыми выходки Ландика-младшего или Андрюши Ющенко выглядят едва ли не похождениями воспитанных джентльменов. Особенность днепропетровского беспредела кроется в крайне уродливом и даже публичном сращении местного криминалитета и местных правоохранительных органов.

Если «донецкие», которые родом из лихих 90-х, выросли в респектабельных бизнесменов и аккуратно переиграли Киев на политическом уровне, то «днепропетровские» после фиаско Лазаренко и отстранения Кучмы, скатились до уровня уличной бандитской гопоты. А учитывая, что сейчас несколько иные времена и нужна своеобразная юридическая легализация любых неправовых действий, в Днепропетровске наметился теснейший союз правоохранительных органов с местным криминалитетом. По сути, в городе (и регионе) сформирован замкнутый пул, где все друг друга знают, все завязаны каким-то общим темным прошлым и не менее темным настоящим.

«Днепропетровские», ощущая свою несостоятельность в качестве конкурентов на общегосударственном уровне, дополненную ментальной ущербностью в сравнении с «донецкими», сосредоточились исключительно на обеспределивании собственного региона. Мироны, мазепы, нарики и прочие «авторитеты», а равно подвизающиеся у них мальчиками на побегушках нардепы от БЮТ типа Вадима Коротюка , все те, кого в упор не замечают на киевском уровне, не говоря уже об уровне донецком, в своем родном Днепропетровске бесятся с жиру от безнаказанности. При этом они все больше сатанеют от осознания грустного, но непреложного факта: вне Днепропетровска они все, как вместе, так и порознь, не стоят и ломаного гроша.

Стоит отметить еще один аспект этой странной истории – демонстративную аморальность милицейско-криминального пула «днепропетровских». Возьмем упоминавшегося нами Рому Ландика, который никого не сбивал насмерть, и не обстреливал. Ландик, являясь сыном народного депутата, по своей дурости попал в позорный переплет, результатом чего стала его тотальная обструкция. «Донецкие» не стали спасать «своего» (хотя все возможности были). Тем самым они показали, что общественное мнение для них важно.

В Днепропетровске подобное в принципе невозможно. И убийца Рудь, и стрелок по живым мишеням Сосновский не могут нести априори какое-либо наказание. И только по той причине, что они изначально находятся вне закона – ребята уже в «пуле днепропетровских». Законы им не писаны, а репутация не важна. Поэтому, если вы вдруг в Днепре будете громко смеяться в кафе, и вас тут же оскорбят, или же, вас, подрезав на дороге, обвинят в неправильном вождении и изобьют – не спешите вызывать милицию. Скорее всего, противоправные действия в отношении вас окажутся «мелким хулиганством», не требующим никакой реакции правоохранителей. В этом городе можно безнаказанно лупить в казино даже милиционеров, было бы чем откупиться. И вообще, «зебры» рисуются, чтобы на них мажоры сбивали пешеходов, а вертолеты летают, чтобы по ним стреляли. Так что, стреляй Мирон Сосновский, стреляй…

obozrevatel.com

 


Реклама