Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Диссертационный скандал: Плагиат жены министра загнал МОН в тупик
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Диссертационный скандал: Плагиат жены министра загнал МОН в тупик

14:38 01.07.2016 478

киПытаясь оправдать жену вице-премьера, обвиненную в плагиате и псевдонауке, Министерство образования и науки загнало себя в тупик. Смогут ли руководители МОН найти из него выход без потерь для репутации? Очевидно, ни один диссертационный скандал (а их за последние годы у нас прокатилось столько, что и не счесть) не приобрел бы такой громоподобной огласки.
О «блестящих» научных способностях быстроиспеченного доктора наук из «кулька» М. Поплавского острословы-интеллектуалы в соцсетях постят остроумными шутками. Например, такими: «Списывание из одного источника — это плагиат, из двух — компиляция, из многих — диссертация».

Страсти и жаркие споры вокруг позорной истории с докторской диссертацией Екатерины Кириленко в который уже раз достигли точки кипения после того, как спецсовет Д.26.004.18 Национального университета биоресурсов и природопользования (НУБиП) на повторном заседании под председательством ректора С.Николаенко, приняв во внимание заключение экспертной комиссии Харьковского педуниверситета, подтвердила докторскую степень супруги вице-премьера Вячеслава Кириленко.

Собственно, надежды на другое развитие событий были напрасны. Особенно после того как стало известно, что диссертационное дело Е.Кириленко передали на повторное рассмотрение в тот же спецсовет, где проводилась защита. «…І щуку кинули у річку»? Подобное решение с точки зрения логики кажется абсурдным и очень напоминает практику советских времен, когда жалобу в вышестоящую инстанцию возвращали тому, на кого жаловались.

В публикации «Псевдонаука на потоке» (ZN.UA, №3, 2016 г.) приведен ответ МОН на запрос нашего еженедельника относительно дальнейших действий министерства в деле Е.Кириленко. Напомним: «В соответствии с пунктом 41 Порядка присуждения научных степеней, утвержденного постановлением Кабинета министров Украины 24 июля 2013 г., №567, МОН может лишить этих степеней лиц, которым присуждены научные степени, на основании решения специализированного ученого совета, где проводилась защита.

Но, учитывая ситуацию, Министерство образования и науки направит для рассмотрения обращения Пархоменко Т.С. и текст диссертации Кириленко Е.М. в специализированный ученый совет того учреждения, которое определит Аттестационная коллегия МОН на своем следующем заседании в феврале 2016 г.».

Ситуация действительно пикантная. Обнародование материалов о масштабном плагиате и псевдонауке в диссертационной работе, а также учебнике и пособиях г-жи Кириленко вызвало бурную реакцию ученых и работников просвещения, для которых понятие «академическая честность», «научная этика» — не пустые слова. Они требовали лишить Е.Кириленко докторской степени, указав, помимо прочего, на многочисленные формальные нарушения при прохождении работы.

Но как сама плагиаторша, так и ее супруг В.Кириленко, в подчинении которого находится вся гуманитарная сфера, отвергают обвинения, усматривая в этом политический заказ.

Аттестационная коллегия утвердила решение отослать диссертационную работу на экспертизу в Харьковский национальный педагогический университет им. Г.Сковороды. В апреле поменялось руководство МОН — Сергея Квита, который обещал разоб­раться с этим диссертационным скандалом, освободили от должности, министерское кресло заняла Лилия Гри­невич (кстати, однопартийка В. Кири­ленко), до этого занимавшая пост председателя парламентского комитета по образованию и науке.

Эксперты из ХНПУ «по результатам углубленного изучения материалов исследования Кириленко Е.М.» выдали на-гора положительный вывод — диссертационная работа «является самостоятельным научным исследованием». (См. «Харьковские эксперты не обнаружили плагиата в докторской диссертации жены вице-премьера Кириленко», ZN.UA, 13.05.2016). Правда, все же признали, что 1,4% основного текста диссертации «тождественна» (внимание: новое определение плагиата!) текстам статей других авторов.

Понятно, что все ожидали, каким же будет решение МОН.

На информационный запрос ZN.UA (от 25.04.2016) на имя нового министра нам поступил ответ из департамента аттестации кадров, основное содержание которого сводилось к тому, что в соответствии с уже упомянутым пунктом 41, «материалы относительно наличия текстовых заимствований без ссылки на источник» в диссертации Е.Кириленко, в том числе вывод харьковских экспертов, отослан в специализированный ученый совет НУБиП «для рассмотрения». И далее сообщалось, что после принятия решения соответствующим спецсоветом воп­рос будет рассматривать Аттеста­цион­ная коллегия (АК) МОН. Дата заседания АК не была указана. В конце апреля ее перенесли на май, а в мае (кажется, 12-го) вопрос о деле Кири­ленко был снят с повестки дня. Л.Гри­невич проинформировала членов коллегии, что он будет рассматриваться «в законодательном поле», т.е. спецсовет НУБиП рассмотрит диссертацион­ное дело повторно, «в публичной плос­кости», а уже после этого его передадут на рассмотрение АК.

О публичности красноречиво свидетельствует хотя бы следующий факт: главному апеллянту в этом деле Татья­не Пархоменко, доктору философских наук, заведующей кафедрой культурологии КНУКИ, сообщили о заседании спецсовета в НУБиП за пять минут (!) до его начала. (Письмен­ное сообщение еще не пришло, а по номеру телефона, который дали Т. Пархоменко в канцелярии НУБиП, когда она регистрировала свое апелляционное заявление, никто в течение почти трех недель не отвечал). Кроме г-жи Пархоменко, на «спектакль», главным режиссером и ведущим которого выступал ректор университета Станислав Николаенко (кстати, земляк г-на Поплавского) смогли попасть Ирина Егорченко (кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института математики НАН Украины) и Светлана Благо­детелева-Вовк (кандидат экономичес­ких наук, председатель совета ОО «Точка Роста: образование и наука»), также подававшие апелляции относительно диссертации Е.Кириленко.

Есть аудиозапись заседания спецсовета НУБиП по поводу повторного рассмотрения диссертации Е.Кири­ленко. Приводим отрывок из него.

«Светлана Леонидовна Благо­детелева-Вовк:

— Подтверждаете ли вы в работе то, что эксперты обнаружили 1,4% плагиата?

Светлана Николаевна Амелина (председатель комиссии):

— Это не является плагиатом. По формулировке «есть тождественный» и «есть совпадения». Мы руководствуемся этими формулировками, принятыми в данном случае, и были зафиксированы результаты статистического анализа на 1,4%.

Благодетелева-Вовк:

Так тождественность или совпадение 1,4%?

Амелина:

1,4% указано в выводах экспертного совета как тождественность.

Благодетелева-Вовк:

Как тождественность… А вы как эксперт… Какая у вас цифра?

Амелина:

— Мы не определяли. Мы эксперты-люди, а это был статистический анализ, осуществленный по результатам программы, поэтому если мы говорим об анализе с помощью программного обеспечения, то у нас получается такая картина.

Благодетелева-Вовк:

— И второй вопрос: использовали ли вы в своей экспертизе результаты, которые в «Украинской правде» написали г-н Шарапов, доктор физ.-мат. наук, и Якубовский Дмитрий, кандидат.

Амелина:

— Да, мы их рассматривали час­тично…

Благодетелева-Вовк:

— У них 6% в тексте диссертации на основании сравнения всего с тремя источниками, которые они исследовали. То есть вы приняли эти результаты во внимание, но отрицаете их?

Амелина:

— Мы рассматривали текст и примеры, которые были приведены.

Благодетелева-Вовк:

— То есть вы отрицаете вообще факт наличия тождественности, сов­падений в работе Екатерины Кири­ленко?

Станислав Николаенко:

— Вы же не допрашивайте человека. А вы хотите здесь допрос устроить».

Председательствующий на заседании неоднократно обрывал выступающих на полуслове. Екатерина Кири­ленко держалась уверенно и в который раз заявила, что обвинения безосновательны. Апофеозом словоблудия и угодливости стало выступление одного из профессоров НУБиП, который, в частности, сказал: «лучшей защиты докторской диссертации никогда не видел, не слышал… Если Станислав Николаевич вспомнит, то с уважаемой Екатериной Михайловной познакомил меня (кажется, это был февраль месяц). Он меня вызвал, дал материалы мне, я их забрал и через неделю (Ни­колаенко что-то пытается сказать. — Прим.ред.) рецензию на ваши материалы дал…».

Нужны ли комментарии? И какого решения можно теперь ожидать от Аттестационной коллегии и МОН?

Всей этой трагикомической истории с докторской диссертацией могло бы не произойти, если бы у г-жи Кириленко не было такого влия­тельного мужа — политика и главного гуманитария страны. Все вузы и их ректоры находятся в сфере влияния вице-премьера по гуманитарным воп­росам. Многим работникам просвещения памятен громкий скандал, разгоревшийся в Уманском государст­венном педагогическом университете, когда на должность ректора пытались вернуть тестя лидера партии «За Украину!» Вячеслава Кириленко Михаила Мартынюка, который в свое время, после Оранжевой революции, уже возглавлял этот вуз. «Войну» за ректорское кресло активно поддерживал народный депутат, заместитель председателя партии «За Украину!» О.Медуница. Воевал против просвещенцев, массово ставших на защиту действующего ректора, и заместитель губернатора — руководитель аппарата облгос­админист­рации Виталий Коваль, который не просто возглавлял Черкасскую областную организацию партии «За Украину!», а был помощником Вячеслава Кириленко. Об этом писали СМИ, и работники просвещения откровенно говорили, что члены партии «За Украину!», прикрываясь лозунгами Майдана о люст­рации, пытаются устраивать на «хлебные» места родственников и сотоварищей. «Кулек» Поплавского как раз и оказался тем самым «теплым» мес­том для жены В.Кириленко. А за пуб­ликациями и диссертациями разве дело станет…

Но когда уже все складывалось так, что, казалось, комар носа не подточит, всплыла история с плагиатом. И не только с ним. Она выявила такое, о чем многие даже не догадывались, а именно: полную неспособность ( или нежелание?) ведомства, которое отвечает за качество диссертационных исследований, противостоять плагиату и псевдонауке. Для этого грязного потока не существует преграды в виде профессиональных и неподкупных экспертов. Работа Е.Кириленко вообще прошла мимо экспертного совета ГАК. Принимая диссертационное дело, не обратили внимания даже на формальные упущения. Об этом идет речь, в частности, в апелляционных жалобах, которые в МОН почему-то не рассматривают по сути. Руководство министерства пытается выкрутиться из ситуации, замять дело, вместо того, чтобы откровенно и честно, не манипулируя словами и сроками, сказать: да, в данном случае речь идет о серьезном конфликте интересов и коррупционных действиях. Ведь во всем мире плагиат считается проявлением коррупции, с псевдоучеными ведут бескомпромиссную борьбу университеты и правительства. Известны примеры, когда ученой степени доктора наук в других странах лишали министров, в частности министра образования ФРГ А.Шаван (по решению университета Генриха Гейне в 2012 г. была аннулирована диссертация, защищенная еще в 1980-м). В цивилизованных государствах ответственность за плагиат не имеет срока давности, а попустительство и угождение высоким должностным лицам со стороны ученых недопустимо. Если бы подобная история с плагиатом в диссертации супруги вице-премьера произошла в стране, где исповедуют гуманитарные ценности, принципы академической честности и этики, да и просто человеческой порядочности, то это однозначно стоило бы ему должности. Не говоря уже о том, что диссертацию аннулировали бы и псевдоученую дисквалифицировали.

А у нас ученых, пытающихся своей незапятнанной репутацией и научной честью противостоять коррупции в этой сфере, всячески успокаивают, приглашая для разговоров в МОН, игнорируя их справедливые требования. Чтобы противостоять этому, небезразличные к будущему нашего образования и науки ученые создали группу под названием «Дисергейт».

«После всего, что мы пережили в последние годы, совесть не позволяет молча наблюдать, как порочится то, что во всем мире считается святая святых, — говорит профессор Татьяна Пархоменко. — Недавно состоялась акция ученых, организованная проф­союзом НАН Украины. Когда мы направились к Кабинету министров, проходили мимо стенда с фотографиями Героев Небесной сотни. Среди них — фотографии студентов, отдавших свою жизнь за лучше будущее тех, кто остался жить. Я тоже прошла Майдан, мой сын также прошел его полностью, и когда мы там стояли, то думали, что стоим действительно за честь, достоинство и справедливость. А оказалось — за министерское кресло и докторскую степень Кириленко.

В моем университете (КНУКИ) уже год совершенно официально студенты магистратуры (а их около
400 чел.) учатся по учебнику «Наука і культура» г-жи Кириленко, который на 95% является плагиатом. И, в частности, обязательной для изучения является тема, известная вам как учение о лептонах. Этот учебник (кстати, изданный в прошлом году) обязателен для использования студентами. Я ничего не смогла сделать, хотя обращалась к руководству, чтобы снять этот псевдокурс, представляющий собой по сути кальку и плагиат с российского курса «Концепция современного естествознания». Кириленко только название изменила на «Культура и наука». Она называет свой курс мультидисциплинарным, а студенты — просто мультиками. Курс навязан «свыше». И этот курс, и учебник создавались для того, чтобы Е.Кириленко защитила докторскую диссертацию. Учительница русского языка и литературы вначале переквалифицировалась на философа, как и ее супруг, а теперь еще и докторскую по педагогике защитила в аграрном вузе. Ведь со степенью по педагогике у нас можно читать что угодно».

Ирину Егорченко и других научных работников также приглашали на разговор в министерство.

«МОН заявляет, что ничего сделать с этим уже невозможно, предлагают какие-то шаги, рассчитанные на очень продолжительное время — «когда заработает НАОКВО из приличных людей» или «когда примут соответствующее постановление Кабмина». Кириленко примет постановление, чтобы лишить степени его жену?

После позорного повторного заседания спецсовета НУБиП мы подали апелляцию 16 июня. С ответом могут не только медлить — его могут просто не дать. На нашу предыдущую апелляцию относительно фиктивных публикаций ответа не было. Спецсовет НУБиП отказался рассматривать этот вопрос. Николаенко нам откровенно затыкал рты, — рассказывает Ирина Егорченко. — В действительности МОН лукавит. У него есть полномочия отменить степень даже из-за нарушения процедур, которых в этом случае очень много. Но, насколько мы понимаем, принято политическое решение ничего не делать, уговаривать общественность молчать, придумывать бессмыслицы об отличии терминологии в физике и педагогике и предлагать какие-то конгрессы по терминологии.

МОН и политики создали институционный тупик тогда, когда решение может быть только одно — немедленно лишить Екатерину Кириленко ученой степени на основании действующих нормативных документов, которых для этого вполне достаточно. Тем более что и она сама, и псевдоэксперты плагиат фактически признали, но просто изменили определение, с чем на данный момент согласился МОН, признав выводы как экспертные, а не как фальсификацию.

— Неужели сейчас не существует законных рычагов повлиять на ситуацию?

— Мы настаивали на возможности применить пункт 46 Положения «Об утверждении Порядка присуждения научных степеней», где сказано: «Определение процедуры рассмотрения вопросов, связанных с аттестацией научных кадров, которые не урегулированы законодательством, возлагается на Аттестационную коллегию МОН». Но ведь там все зависимы…

В стране легализованы плагиат и преподавание полного бреда… Если сейчас эту чуму (плагиат и псевдонауку, а также агрессивных невежд, которые это продвигают) не остановить, страна потеряет даже остатки репутации.

— Вы говорите о многочисленных нарушениях процедурных требований. Каких именно?

— Вот их перечень:

1) недостаточное количество публикаций;

2) фиктивные публикации (как минимум один журнал с ISSN, принадлежащий другому журналу), еще один — ISSN настоящий, но журнал фиктивный (продаются муляжи «авторам» статей);

3) публикации в профессиональных журналах не по тем специаль­ностям;

4) в качестве зарубежных публикаций записаны две статьи в научных изданиях КНУ им. Т. Шевченко;

5) к экспертизе ХНПУ нет протокола спецсовета о назначении экспертов, нет протокола утверждения;

6) на момент защиты К. Кирилен­ко монография ее докторской диссертации не поступила в библиотеки (например, в НБУ им. В. Вернадского она поступила 25.04.2016 г., через полгода после защиты диссертации и после того как разгорелся скандал);

7) фиктивные справки о внедрении».

Особенно беспокоит ученых новое определение плагиата. То есть, получается, что его, плагиата, у нас практически не существует, и списывать, и подавать диссертации, которые являются набором копипастов с чужих работ, с незначительными правками либо вообще без них отныне разрешено.

На днях должно состояться заседание Аттестационной коллегии. Каким будет решение? Ведь если вывод спецсовета НУБиП будет официально признан, и докторская степень останется за Е.Кириленко, это станет смертным приговором для украинской науки и образования. Недавно начался внешний аудит научной системы Украины, который проводят зарубежные специалисты. Как они расценят этот диссертационно-коррупционный скандал?

Один из ученых, комментируя результат повторного рассмотрения диссертационного дела Е.Кириленко, написал в ФБ: «Вчера специализированный ученый совет НУБиП досрочно завершил международный аудит научной системы Украины». Метко сказано.

По материалам: cripo.com.ua


Реклама

  • Иван Петров: а почему бы не подать в суд? Порошенко под микроскопом разглядываем, а клан Кириленко неприкасаемый?