Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Дело Политковской и дело Гонгадзе: параллели
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Дело Политковской и дело Гонгадзе: параллели

15:00 31.08.2011 385

Когда, выступая на суде в качестве свидетеля, я говорил о том, что за Анной Политковской было установлено «двойное кольцо» наблюдения, я имел в виду именно то, что сейчас нашло свое воплощение в обвинении, предъявленном экс-подполковнику МВД Дмитрию Павлюченкову. На момент убийства Анны он на пенсии (ушел в 2007-м по состоянию здоровья) не был, он был действующим сотрудником секретного подразделения ГУВД Москвы — начальником отделения 4-го отдела ОПУ. То есть отвечал за «наружку».

И когда в августе 2007 года прошли первые аресты, фактически подтвердилось то, о чем ранее только догадывались: спецагенты МВД приторговывали своими полномочиями, осуществляя частным порядком «слежку по найму» — за конкурентами, женами и любовницами. Средняя такса — 100 долларов за час работы профессионала высокой квалификации на спецтранспорте, снабженном «непроверяйкой».

Вопрос: к скольким трупам привела подобная практика? — еще пока открыт. Потому что сотрудники МВД не интересовались «глупостями»: зачем и кому нужны маршруты передвижения, места жительства и проведения досуга тех, за кем их попросили вести наблюдение. Сказал начальник — сделали, получили деньги — выбросили из головы. Их статус — особо секретные оперативные сотрудники, их фото нет в картотеках, они все на спецучете, они, по сути, невидимки. И это лучшая «крыша» из всех, какая только может быть. Именно эти «невидимки» и начинали слежку за обозревателем «Новой».

…Дмитрия Павлюченкова задержали 23 августа, после того как он пришел в здание Следственного комитета на очередной допрос в качестве свидетеля. Там ему и предъявили обвинение в том, что он, используя свое служебное положение, «поручил своим подчиненным наблюдение за журналисткой с целью выяснить маршруты и время ее ежедневных передвижений по городу. В последующем Павлюченков приобрел оружие, разработал план и определил роль каждого из соучастников при подготовке и совершении убийства. Полученная Павлюченковым информация и орудие убийства были переданы непосредственному исполнителю Рустаму Махмудову и его пособникам, которые за несколько суток до преступления обеспечивали слежку за передвижениями Анны Политковской».

И вот здесь стоит кое-что объяснить. Дело в том, что будучи еще свидетелем перед первым судебным процессом, который, как известно, окончился оправдательным приговором после соответствующего вердикта присяжных и был отменен Верховным судом, — так вот, будучи свидетелем, Павлюченков на самом деле говорил правду. Только не всю.

Насколько теперь можно предположить, он сдал тех участников преступления, которые вряд ли будут давать показания, и технично обошел вопрос о своей роли в преступлении. Он был вообще единственным, кто давал показания по существу. Что рассказывал Павлюченков? Он говорил о том, что к нему в сентябре 2006 года якобы обратился бывший капитан РУБОПа Сергей Хаджикурбанов с предложением «поработать по журналистке». И он, Павлюченков, якобы отказался, но ему известно, что в состав преступной группы входят братья Махмудовы — Ибрагим и Джабраил, а также некто Наиль, которому передавали оружие. Эти сведения стали подтверждаться объективными доказательствами: биллингами, машиной, на которой подвозили киллера к месту преступления, и проч.

Когда Павлюченков в зале Московского окружного военного суда, освобожденном от публики ради секретного свидетеля, давал свои — очень невнятные, впрочем, — показания, Хаджикурбанов не выдержал. Он выкрикнул в сторону потерпевших и их представителей что-то вроде: вы лучше на этого деятеля обратите внимание. Но не добавил ни слова больше. Потому что говорить дальше — значило хоть в чем-то, но признаваться. То же и с братьями Махмудовыми, которые, уж конечно, не могли давать показания. Ведь загадочным Наилем оказался их родной брат Рустам, находившийся в федеральном розыске с 1998 года1, а еще одним предполагаемым участником преступной группы — был их дядя, криминальный авторитет Лом-Али Гайтукаев.

Вообще, это была такая спаянная группа товарищей, сложившаяся где-то в начале 2000-х. Сотрудник секретного подразделения ГУВД Павлюченков, сотрудник «этнического» отдела УБОПа Хаджикурбанов2, сотрудник «этнического» отдела УФСБ по Москве и Московской области Рягузов3, Лом-Али Гайтукаев… Они часто собирались то в кафе в Сверчковом переулке (рядом со зданием, где работали Рягузов и вторая жена Павлюченкова), то в ресторанах восточной кухни на Покровке. И решали какие-то свои проблемы. Рустам-Наиль сначала был на побегушках, потом стал заниматься крышеванием контрафакта и серой растаможки (в частности, окучивал один из московских универмагов, за что потом чуть не поплатился должностью офицер Рягузов). Рустама Махмудова, человека, находившегося в розыске и жившего по поддельным документам, выручали из лап гаишников сотрудники Павлюченкова, а Рягузов даже взял его с собой на спец-операцию в Ростов, очевидно, в качестве агента.

Тучи стали сгущаться после неудачного покушения на украинского предпринимателя Корбана — киллер оказался лохом: не заметил, что предупрежденная о возможном покушении жертва пересела в бронированный «мерс». Корбана в Украине уважают, в том числе и в Службе безопасности. Потому преступление было раскрыто, правда, до процесса дожил один только киллер, даже «бешеный Макс» — Курочкин, имевший связи с липецкой братвой и украинским криминалом, был убит снайпером на выходе из здания суда. Вроде бы Курочкин и был заказчиком покушения, а организатором — Лом-Али Гайтукаев. Впрочем, последнее — точно, поскольку именно за это преступление Гайтукаев был арестован в августе 2006 года, а затем осужден.

Гайтукаев, как и его старый приятель Атлангериев4, попал в поле зрения старшего следователя по особо важным делам Гарибяна еще в период расследования убийства Пола Хлебникова. Версия причастности к убийству Анны Политковской этой гоп-компании также отрабатывалась следствием, а потому устанавливались все их связи и контакты. Так «установился» и Павлюченков, который, по версии «Новой газеты», был как минимум информирован об обстоятельствах покушения на Корбана.

Почувствовав пристальное внимание к себе, этот опытный в делах следственных и оперативных человек, прекрасно понимающий, какое дело расследует группа Гарибяна, просто взял и дал показания. Сам. Первым. Но не на всех. На Хаджикурбанова, который, выйдя на свободу 22 сентября 2006 года, по всей видимости, заменил севшего Гайтукаева. Хаджикурбанова Павлюченков сдал, скорее всего, еще и потому, что остался ему должен крупную сумму денег (интересно — за что?), а Хаджикурбанов со своими друзьями принялись о долге настойчиво напоминать5. Сдал братьев Махмудовых. Полунамеком — Наиля-Рустама. И не сдал — Гайтукаева и тех своих подчиненных, что занимались «наружкой». Логично — иначе вляпался бы сам.

Нестыковки в его показаниях ощущались, подозрения на его счет были, но не было фактов. Потому что кроме Павлюченкова, показаний не давал никто.

Теперь появились и факты, и показания. Мы в свое время расскажем все подробности — когда это уже не повредит следствию.

Вот такой получается клубок из ментов и бандитов. Если его распутать до самого конца, то, вполне возможно, вскроются обстоятельства многих преступлений, в том числе, быть может, и громких убийств.

1Задержан в мае 2011 года в ходе спецоперации в чеченском селе Ачхой-Мартан, ему предъявлено обвинение в непосредственном убийстве Политковской. То есть он, по версии следствия, — киллер. В розыске он находился за похищение человека и вымогательство.
2В 1999 году он задерживал Гайтукаева за хранение наркотиков, так и познакомились. Однако к этому времени Гайтукаев, насколько известно «Новой», уже был осведомителем ФСБ. По крайней мере, документально доказано, что он летал вместе с группой высокопоставленных офицеров в Чечню.
3Он тоже первоначально обвинялся в причастности к убийству Политковской, но затем обвинения были сняты, а на скамье подсудимых вместе со всеми остальными он оказался по другому эпизоду — похищение бизнесмена Поникарова.
4Тоже член лозаннской преступной группировки, члены которой были тесно связаны с ФСБ еще в начале 90-х прошлого века. Был похищен в январе 2007-го в центре Москвы неизвестными силовиками и увезен в Чечню в багажнике машины. С тех пор о нем ничего не известно.
5Это противостояние закончилось заявлением Павлюченкова о вымогательстве и посадкой Хаджикурбанова на новый срок.

По материалам ord-ua.com

 


Реклама