Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Что скрывает администрация Лукьяновского СИЗО
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Что скрывает администрация Лукьяновского СИЗО

15:34 26.12.2017 201

44_mainКража личных вещей арестованных, торговля наркотиками, самоубийства и нечеловеческие условия содержания — такую ​​систему выстроили сотрудники СИЗО №13
Лукьяновское СИЗО 12 декабря 2017. Охрана входит в одну из камер, чтобы вывезти арестованного в суд, но находит его повешенным.
Через три дня в блоке, где содержатся несовершеннолетние, зафиксирована попытка вскрыть вены. Замять дело не удалось — ее взяли на контроль в офисе омбудсмена.
Два ЧП за четыре дня. Думаете, это кого-то взволновало? Нет. К таким событиям в Лукьяновском СИЗО и в Минюсте, который его курирует, очевидно, давно привыкли.

«Я не могу знать обо всех, кто повесился», — заявил пресс-секретарь Минюста Юрий Маслак на вопрос UA1, в курсе он по сложившейся ситуации. А на наше уточняющий вопрос: неужели в СИЗО ежедневно вешаются, то этот случай не рассматривается как исключительный? — пресс-секретарь просто отказался отвечать. Поэтому нам пришлось искать альтернативные источники информации, и мы их нашли.

По словам людей, которые уже вышли из Лукьяновского СИЗО, и тех, кто там находится прямо сейчас, вся система функционирования этого следственного изолятора выстроена таким образом, чтобы максимально жестко подавлять и «обрабатывать» арестантов, стимулируя их к нужным следователю показаний. А также зарабатывать на них — чем больше, тем лучше.

Например, во время обысков камер, в хронически больных арестованных отбирают медикаменты, оставляя, по сути, без медицинской поддержки и возможности не просто нормально себя чувствовать, но и, в буквальном смысле, выжить. А понравившиеся личные вещи охрана просто забирает себе.

В то же время, средняя температура в камерах примерно 12-13 градусов, света часто нет, поэтому люди сидят в темноте. А на облупленные стены, грибок и тяжелое спертый воздух здесь уже вообще внимания не обращают — это как само собой разумеющиеся приметы местного быта.

Собственно, об этом свидетельствуют многочисленные фото, размещенные в Facebook адвокатами, которые работают со своими клиентами в Лукьяновском СИЗО.

Подчеркнем: в таких условиях живут не преступники, а люди, которых только подозревают в совершении преступлений, но вину их еще не доказана. Часть их рано или поздно выходят на свободу без (хотя бы!) Извинений со стороны тюремщиков. Но выходят больными и искалеченными на всю жизнь.

«Да, там жопа, — признал в телефонном разговоре с UA1 Маслак. — Но вешаются, режут вены не поэтому ».

Тогда почему? И почему почти 400 народных депутатов признали условия содержания в СИЗО настолько ужасными, что проголосовали за пропорцию: год в следственном изоляторе равен двум годам в колонии?

Об этом в пенитенциарной службе молчат. Впрочем, как и в любой другой ситуации, когда всплывают неприглядные факты содержания подозреваемых под стражей.

В таких случаях Государственная уголовно-исполнительная служба Украины при Минюсте обычно уверяет, что ничего такого не было. А если и было, то давно. А если и не давно, то при прошлом руководстве СИЗО, а при новом такого не наблюдалось.

Примерно так проходит третий год «решительных реформ» в пенитенциарной системе.

тяжелое наследие

Лукьяновское СИЗО в Киеве один из старейших и с кучей проблем, оставшихся от предыдущей «преступной власти». Но вместо того, чтобы хоть как-то эти проблемы разгребать, начальство СИЗО еще больше их углубляет, одновременно существенно улучшая свое материальное положение.

Нужно доставить спиртное или наркотики? Не проблема — любые и в любом количестве. Взять хотя бы скандал с видео грандиозного празднования Дня рождения одного из арестантов Лукьяновского СИЗО, которое в октябре опубликовал экс-начальник Лукьяновки Сергей Старенький.

Стол в камере ломился от алкоголя, а праздник был настолько масштабным, что даже старожилы-хранители, которые видели, казалось бы, все, не могли такого вспомнить.

Что ответили в пенитенциарной службе? Правильно — такого не было, это все ложь. И вообще, это кадры из тюрьмы в Абхазии. Тогда в дело включилась Генпрокуратура, доказав, что такая гулянка в Лукьяновском СИЗО все же была, и видео новое, из Киева.

Но даже под напором доказательств чины из Госслужбы все отрицали, по поводу чего заместитель генпрокурора Евгений Енин заметил в одном из интервью: «Нам не до конца понятна позиция отдельных представителей Государственной уголовно-исполнительной службы, на наш запрос пытались доказать, что это видео является устаревшим, и якобы снятым несколько лет назад. Но мы провели опознание лиц, которые зафиксированы в кадре. Некоторые из них попали в киевскую Лукьяновке в июле-августе этого года ».

Похожая ситуация сложилась и с запросом UA1 по поводу жалоб арестованных на условия содержания, которые поступили к нам в редакцию. В Государственной уголовно-исполнительной службе нам категорически заявили, что все факты о невыносимых условиях в Лукьяновке — это ложь. И в камерах тепло, и свет есть, и арестованы довольны, вены массово не режут и не вешаются.

любимая работа

Подполковник внутренней службы Бунак был назначен начальником Лукьяновки приказом Минюста и 6 февраля 2017 приступил к работе. До этого он был начальником Запорожского СИЗО, а начинал в Криворожском следственном изоляторе, где проработал 14 лет.

За это время он успел заслужить среди коллег и подчиненных неоднозначную репутацию. На форумах, где сотрудники пенитенциарной службы обсуждают события на работе, зарплате и кадровые перестановки, Бунака вспоминают «незлым тихим словом», причем не всегда цензурным.

В частности, с его фамилией связывают стандартные схемы заработка в СИЗО: торговля спиртным, наркотиками, «освоение» бюджетных средств, получение денег любыми способами и методами.

Примечательно, что еще за «преступной власти» Бунак ушел на пенсию и, по его словам, работал на заводе, потом в банке. Но после скитаний на «гражданке» в условиях дикого капитализма, этот достойный гражданин решил, что все же лучшая работа — в СИЗО. И в 2011 году восстановился в пенитенциарной системе. Причем, не в крупнейшую в госсекторе зарплату.

Например, если верить декларации, за 2016 зарплата Бунака составила 76,5 тыс. Гривен — это меньше чем 6400 в месяц. Это, если действительно верить декларации.

Ведь сложно себе представить, что подполковник, владеет двумя земельными участками, домом, дорогим внедорожником и имеет наличными 120 тыс. Гривен и 17 тыс. Долларов, доволен такой зарплатой.

Конечно, можно предположить, что удовольствие Бунак получает от самой работы в СИЗО, ведь вопреки всяким домыслам злопыхателей, он не сколотил себе состояния на арестантах, что видно по его декларации. Но, к сожалению, этого не видно из декларации членов его семьи.

Жена господина подполковника Ирина и его сын Владислав категорически отказались предоставлять главе семейства отчет о своих доходах и имущественные права, и отражено в декларации Валерия Бунака.

А что скрывается за формулировкой декларации «Член семьи не предоставил информацию» можно только догадываться. Но учитывая, какие суммы денег проходят через СИЗО и насколько активно зарабатывают его сотрудники на предоставлении арестованным различных услуг, в семье Бунака могут быть очень интересные активы, способные вызвать интерес Генпрокуратуры.

Впрочем, интерес ГПУ должен вызвать и цепочку, по которому деньги из СИЗО идут в кабинеты Минюста. А о том, что они таки идут, говорят уже не первый год. Например, на форумах сотрудники пенитенциарной службы живо обсуждали, сколько Бунак «отвалил» денег за должность начальника Лукьяновки.

По этому поводу экс-начальник Лукьяновского СИЗО выразил свое мнение в Facebook: «Я когда прогнозировал Петренко — Павел Дмитриевич, игры с пенитенциаркою вас похоронят как министра и как политика. Уверен, что так оно и будет ».

И в этой ситуации министру и начальнику следственного изолятора уже вряд ли помогут бодрые отчеты о грандиозных успехах реформирования пенитенциарной системы. И красивые картинки одной-единственной отремонтированной в Лукьяновском СИЗО камеры, которую показывают иностранным правозащитникам. И кадровые перестановки начальства в виде перевода с должности с одной СИЗО в другой.

Создана совместными усилиями «успешных реформаторов» и продажных тюремщиков система, наконец, рухнет на их же головы.

По материалам: ua1.com.ua


  • Антон: Нечего не меняется в этой стране