Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Что не так с госбанками в Украине?
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Что не так с госбанками в Украине?

16:15 01.09.2016 409

ahmetovВ начале 2016 года у руководства Укрэксимбанка стало одной большой проблемой меньше.
После двух лет судебных разбирательств банк, наконец, смог полностью вернуть последнюю часть кредита, выданного одиозной компании «Ветек Медиа Инвест» Сергея Курченко в октябре 2013 года.
Средства, полученные в госбанке, «младоолигарх» потратил на покупку Украинского Медиа Холдинга, который ранее принадлежал экс-главе администрации Президента Борису Ложкину.
Кредитная линия объемом $160 млн, из которых фактически было использовано $80 млн дол, была предоставлена «Ветеку» на 10 лет, но уже через три месяца после оформления кредитного договора компания перестала обслуживать кредит, и с тех пор Укрэксим боролся за возврат средств.
Впрочем, это всего лишь один из примеров выдачи кредитов лицам, связанным с политическим руководством страны. Ощадбанк также в разное время активно кредитовал ActiveSolar братьев Клюевых, и убыточные государственные предприятия.
Подобные действия госбанков — это еще и проблема для всех налогоплательщиков в Украине. За дыры в их балансах приходится платить девальвацией и высокой инфляцией.
Что мешает решить эту проблему, и кому это выгодно?
«Главная проблема государственных банков — активное кредитование в прошлом бизнесов политически влиятельных лиц”, — говорит собеседник в руководстве Национального банка.

Эта практика существовала весь период независимости Украины, но сильно активизировалась с 2010 по 2013 год, говорит бывший замминистра финансов Артем Шевалев. Он перечисляет полдесятка методов, с помощью которых оформлялась выдача сомнительных кредитов в госбанках.
Первый — выдача необеспеченных кредитов на астрономические суммы, или под фиктивные залоги.
Тогда Ощадбанк и Укрэксимбанк выдали по 2 млрд грн необеспеченного кредита (оформленного в виде выкупа облигаций) неизвестной компании ООО «ЕСУ». Компания, которая, как оказалось позднее, принадлежит SCM, уже дважды реструктуризировала свои облигации, то есть, отказалась возвращать кредит государству.
Каков же общий итог? Из 10 млрд грн, полученных государством от приватизации «Укртелекома», 4 млрд грн взяты из другого государственного кармана. Второй — распространенный метод — выдача кредитов, которые нарушают все мыслимые нормы по концентрации активов в одних руках.
Таким, к примеру, стал кредит Ощадбанка на $600 млн, выданный «группе компаний» ActiveSolar, близкой к Андрею Клюеву.
«Это — слишком большая концентрация кредитных ресурсов для одной группы, исходя из общего кредитного портфеля нашего банка», — отмечает председатель правления Ощадбанка Андрей Пышный.
По его словам, сейчас Ощадбанк получил судебные решения, которые вступили в силу, по взысканию задолженности в полном объеме с компаний-должников, которые владеют солнечными электростанциями на территории Крыма. «Начато исполнительное производство по принудительному исполнению судебных решений», — подчеркнул глава правления.
Третий метод — завышенная оценка залогов. Так, несколько лет назад Ощадбанк выдал компании «Три О», управляющей столичным ТРЦ «Гулливер» $460 млн кредита, в то время как рыночная стоимость залогового имущества составляла едва половину от этой суммы, говорит собеседник ЭП, близкий к руководству госбанка.
pol
Четвертый метод — выдача кредитов по заниженным ставкам.
«Ставки по многим кредитам, выданным в предыдущие годы, не оптимальны», — говорит о кредитных ставках Андрей Пышный.
Глава Ощадбанка утверждает, что кредитный портфель за последние два года был приведен в соответствие с требованиями регулятора как по залогам так и по доходности. «Сегодня могу утверждать: для государственного и корпоративного секторов ставки Ощада на рыночном уровне», — заверил он ЭП.
Пятый пример — выдача кредитов в разрез с официальной стратегией госбанков.
Укрэксимбанк не ответил на запрос по данной теме, но по словам источника ЭП, близкого к руководству, финучреждение годами финасировало компанию «Агентство офисного строительства”, которому принаделжит огромный недострой на углу Воздухофлотского проспекта и проспекта Победы в Киеве.
То есть, банк в течении длительного времени использовал значительные ресурсы неэффективно, и не на поддержку экспорта, как предусмотрено статутными документами банка.
Это далеко не полный перечень всех тех инструментов, которые позволяют менеджменту госбанка нерационально использовать ресурсы госбанка.
«Кредиты выдавались как по звонку от «руководства», так и по чисто коррупционным мотивам», — говорит Шевалев.
Хотя механизмов административного давления на госбанки много, ключевая проблема тут одна: плохое корпоративное управление.
«Возможность осуществления административного давления на государственные банки, как и на другие государственные предприятия, существует. Прежде всего, из-за несовершенства системы корпоративного управления «, — подтверждают в Минфине.
Кто заплатит
Это отражается и на размере проблемных активов банков. По данным Национального банка, доля проблемных кредитов в общей сумме кредитов, предоставленных банками, на 1 апреля 2016 составляла 28,9%, или 404 млрд грн.
При этом, в Укрэксимбанке доля проблемных кредитов составляла 39,2%, в Ощадбанке — 47,5%. Частично, большой рост проблемных кредитов обусловлен девальвацией, аннексией Крыма и войной на Востоке Украины.
В Минфине говорят: этот показатель выше, чем по системе, но он сопоставим с другим крупными банками, включая те, что входят в состав иностранных банковских групп. «Например, доля проблемных кредитов Укрсоцбанка составляет 47,2%, Райффайзен банк Аваль — 44,1%”, — отмечают в министерстве.
Но частично такой объем «проблемки» в госбанках спровоцирован и бездумной политикой кредитования в предыдущие годы. К примеру, не предоставь Ощадбанк огромный кредит ActiveSolar, его потери из-за аннексии Крыма были бы вовсе не так существенны.
«Именно военная агрессия, аннексия Крыма спровоцировали огромные потери Ощадбанка в Крыму, а концентрация риска на одной группе компаний ActiveSolar сделала их значительной составляющей в этих потерях. Если бы существовавшие в банке нормативы по концентрации кредитов в одних руках жестко соблюдались, такая ситуация была бы невозможна», — говорит Пышный.
Только в 2016 году на докапитализацию госбанков было потрачено 14,3 млрд грн. Всего же с 2008 года общие расходы составили 88,5 млрд грн, или 8,7 млрд дол по курсу гривны на момент докапитализации.
Хотя докапитализация «госов» финансируется не напрямую из госбюджета, а в виде выпуска облигаций внутреннего госзайма (ОВГЗ), , что увеличивает размера государственного долга, возвращать который нужно украинцам. Не говоря уже о том, что постепенная монетизация ОВГЗ Национальным банком также может приводить к усилению давления на курс гривны.
Что делать
Шевалев говорит, что после революции с порочной практикой начали активно бороться, а по зависшим кредитам прошлых лет банки пытаются активизировать судебные действия, хотя и сталкиваются с проблемой неэффективности украинской судебной системы.
Но сегодня недостаточно поменять менеджмент и открыть уголовные дела. Нужно обеспечить, чтобы вне зависимости от развития политической ситуации в Украине, госбанки больше никогда не могли принимать политически или административно мотивированных решений. А для этого надо поменять саму систему корпоративного управления банками.
Функцию «предохранителя» должны играть наблюдательные советы в госбанках. Формально, они есть и сейчас, но на деле свою функцию не выполняют. Их работа регулируется Законом «О банках и банковской деятельности», он же предусматривает квотный принцип формирования наблюдательных советов (по 5 членов от Президента, КМУ, Верховной Рады).
«В большинстве случаев в состав таких наблюдательных советов попадают должностные лица, которые не являются профессионалами банковского дела. Более того, такие члены получают от КМУ так называемые задачи на голосование, то есть фактически они ограничены рамками мандата, который предоставляет КМУ», — объясняют проблему в Минфине.
Второй проблемой является то, что сейчас сложно предоставить члену наблюдательного совета банка достойное материальное вознаграждение за его работу — закон запрещает. «Очень сложно привлечь к управлению профессионалов, не оплачивая их услуги», — констатирует Пышный.
Поэтому, вместо гаранта качества управления банком, в лице набсоветов украинцы получают гаранта политического вмешательства.
Чтобы изменить ситуацию, прошлый Кабмин предложил ликвидировать квотный принцип, и назначать все 7 членов набсоветов госбанков по результатам конкурсного отбора. Проект закона об этом был разработан в рамках подготовки “Основ стратегического развития государственніх банков”, был поддержан международными кредиторами (Всемирный банк, ЕБРР), и вместе с “Основами” утвержден в феврале 2016 года.
«Мы считаем целесообразным обеспечить деятельность наблюдательных советов государственных банков на основании рекомендаций ОЭСР и Европейской комиссии исходя из следующих принципов: назначение в состав наблюдательных советов независимых членов; рыночные механизмы оплаты труда; создание специализированных комитетов наблюдательного совета», — говорят в Минфине.
Новый Кабмин переутвердил этот проект еще в апреле. Но прошло уже 4 месяца, а на рассмотрение Верховной Рады законопроект еще не подан.
«В настоящее время совместно с представителями международных финансовых организаций (ЕБРР, МВФ, Всемирный банк, МФК) и общественности мы проводим работу по наработке соответствующих положений законопроекта», — объясняют задержку в Минфине.
По информации ЭП, «доработать» хотят, прежде всего, с точки зрения независимости набсовета: Минфин предложил отказаться от первоначальной идеи пригласить в набсоветы по 7 независимых членов, предложив формулу 5 независимых + 2 зависимых от президента и Кабмина.
«При этом мы понимаем, что Рада, скорее всего, будет настаивать на еще меньшем числе независимых членов набсоветов», — говорит собеседник, участвующий в доработке законопроекта.
По его словам, не исключено, что в итоге формат набсовета составит вообще 3+6. То есть, от идеи полностью независимых профессиональных набсоветов банков фактически решено отказаться.
Параллельно отодвигаются и сроки создания независимых набсоветов. Если в начале года говорилось об июне-июле 2016 года, то теперь сроки значительно откладываются.
«Мы планируем уже до конца этого года сформировать профессиональные и свободные от политического давления наблюдательные советы», — говорят в Минфине.
Между тем, задержка с реформированием госбанков выгодна кому угодно, только не экономике и гражданам Украины. Хотя в целом за последние два с половиной года ситуацию удалось серьезно исправить, возможности для административного влияния на работу госбанков, и тем более для коррупционного влияния, по-прежнему остаются.
Каждый месяц промедления создает риск дальнейших манипуляций в госбанках.
«Например, банки могут на свое усмотрение провести реструктуризацию кредита, продлив срок погашения займа, скажем, на 50 лет под 1% годовых. И поскольку это всего лишь реструктуризация кредита, Минфин об этом уведомлять никто не обязан, так что государство как собственник о таких ситуациях, скорее всего, даже не будет знать», — говорит Шевалев.

По материалам: epravda.com.ua


Реклама