Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Что мешает вернуть деньги украденные Януковичем
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Что мешает вернуть деньги украденные Януковичем

16:42 26.12.2016 440

1482749110_1482213046За неполные четыре года правления Виктора Януковича из Украины было выведено 30-40 миллиардов долларов. Такую цифру озвучил министр юстиции Павел Петренко на международной конференции, посвященной возврату незаконных активов. «На сегодняшний день ни одна копейка из этих средств не возвращена украинскому народу и украинскому бюджету», — констатировал он. Статистика экспертов отличается от нулевой суммы Минюста: за два с половиной года расследования преступлений режима Януковича украинской власти удалось вернуть всего 250 тысяч гривень.

Где деньги

«Основная причина — это очень низкий уровень расследования экономических преступлений, по которым произошли аресты активов. Для того, чтобы вернуть средства, нужно доказать их преступное происхождение, то есть нужен приговор суда», — объяснила ЛІГА.net директор Центра противодействия коррупции Дарина Каленюк.

По информации Госслужбы финансового мониторинга, по бывшим чиновникам режима Януковича с марта 2014 до октября 2016 года было подготовлено более пятисот материалов и выявлено подозрительных операций на сумму 176 миллиардов гривень.

В Украине на счетах физических и юридических лиц, связанных с Януковичем и его окружением, заблокированы средства в эквиваленте 1,54 миллиардов долларов США. А за рубежом, по сообщениям финансовой разведки других стран, заморожены активы на общую сумму 107,19 млн долларов, 15,87 млн евро и 135,01 млн швейцарских франков — в Австрии, Великобритании, Латвии, на Кипре, в Италии, Лихтенштейне, Швейцарии и Нидерландах.

Статистика блокированных средств выглядит достаточно убедительно. Но вот суммы, физически возвращенные в бюджет, остаются сверхнизкими, говорится в аналитическом отчете Центра противодействия коррупции. Изначально предполагалось, что средства от реализации конфискованного имущества будут передаваться в целевой фонд бюджета на нужды обороны и безопасности. В 2015 году бюджетные ожидания по этой статье составляли 1,5 млрд грн, а вышло как всегда: чуть больше 100 тыс, или 0,0067%. На 2016 год власть заложила в бюджет сумму в 7,7 млрд грн — к сентябрю получила 150 тыс, или 0,0019%. И, несмотря на такой слабый результат, чиновники не теряют оптимизма: на 2017 год Кабмин заложил в бюджет 10,5 млрд грн возврата активов, полученных преступным путем.

«Текущая сумма возвращенных активов фактически стремится к нулю. И это прекрасно показывает, насколько эффективно государство занимается этим вопросом», — говорит ЛІГА.net адвокат, управляющий партнер «Василь Кисиль и партнеры» Андрей Стельмащук.

При этом, напоминают аналитики ЦПР, все три года государство крайне неэффективно управляло арестованным имуществом, что привело к массовым прецедентам их разворовывания. Самый яркий пример — резиденции Пшонки и Януковича.

«Мы начали разбираться, кто же управляет Межигорьем, и выяснилось, что никто, — рассказывает Каленюк. — Юридически никто это имущество не описывал, не оценивал, не отвечает за его сохранность. Дом Пшонки уничтожен, разворован. Золото Ставицкого: помните роскошные часы? Недавно мы выяснили, где они находятся. На складе одного из государственных предприятий. Как их прокуратура в 2014 году в мешочках туда привезла, так это имущество где-то и лежит. И неизвестно, сохраняют ли свою стоимость эти часы за десятки, а то и сотни тысяч долларов, или раскручены на мелкие детальки. Еще один яркий пример — нефтепродукты Курченко, которые были арестованы, а потом реализованы по очень сомнительной схеме, и государство получило за них копейки».

По словам Каленюк, в Украине до сих пор четко никто не знает, что арестовано, кто арестовывал, какова стоимость этого имущества и что с ним дальше происходит. И уж тем более неизвестно, с чего снят арест, кем и на каком основании.

«Это или саботаж, или халатность в судебной системе. Мы уже были несколько раз свидетелями того, как аресты на имущество вовремя не продлевались. Или вспомните австрийские активы Клюева — насколько нам известно, они перепроданы китайцам. Из-за нерасторопности органов следствия, которые в нужный момент не продлили судебный запрет на отчуждение. А это огромные средства», — напомнил ЛІГА.net исполнительный директор Transparency International Украина Ярослав Юрчишин.

Все такие данные по активам, считают специалисты, должен аккумулировать специальный реестр, который планируется создать на базе нового Национального агентства по возврату и управлению активами, полученными незаконным путем.

Что может агентство

Создание агентства по возврату активов Верховная Рада предусмотрела еще в ноябре прошлого года, но его руководитель был назначен только месяц назад. В конкурсе на это место победил заместитель министра юстиции Антон Янчук. На новое ведомство возлагаются две основные функции: поиск незаконных активов (и не только режима Виктора Януковича) и управление конфискованным имуществом. Задача-минимум — сохранить, а лучше приумножить его стоимость.

«Такого функционала не было никогда ни у кого из государственных органов власти. Хотя аналогичные агентства уже много лет работают во всех странах-членах ЕС. Амбициозно, какой-то первый позитивный результат может быть показан уже через год. Через полгода максимум агентство сможет выполнять преимущественное большинство своих функций. А это представительство интересов государства в иностранных судах, аналитика, систематизация практики, внесение предложений в законодательство», — отметил он.

Первые 30% штата нового агентства Янчук рассчитывает набрать до конца марта 2017 года, а к сентябрю укомплектовать его на 90%. Искать и управлять активами будут юристы, менеджеры, бывшие следователи, финансисты. «До 150 человек будет абсолютно достаточно», — уверен Янчук.

Пока же у агентства нет ни помещения, ни счетов и возможности взять его в аренду и провести ремонт, ни материально-технических средств. Еще один традиуионный вызов для новых структур — получить полный доступ ко всем государственным реестрам в Украине и к базам данных аналогичных агентств в странах Европейского Союза.

5 вопросов: каким будет Нацагентство по арестованным активам

В беседе с ЛІГА.net Антон Янчук рассказал, как агентство, в его представлении, будет работать на практике: «Следователь обращается к нам и дает фабулу: условно, открыто уголовное производство, и есть все основания считать, что существуют доходы от преступления, найдите. Причинно-следственные связи: как, от кого, кому, когда, куда, на каком основании определенный актив переходил. Эта информация принимается, создается небольшая рабочая группа, которая за счет доступа к реестрам в Украине и за рубежом, за счет собственного опыта изучает ситуацию, анализирует и составляет вывод. Его суть сводится к следующему: или да, найден доход от преступления, или нет, доход отсутствует. Это в части поиска. Дальше следователь берет материал и использует его в пределах уголовного производства. Если там действительно нашелся актив, он подает ходатайство в суд об аресте. Гипотетически по окончанию уголовного производства этот объект может стать объектом спецконфискации».

При определенной креативности преступника может быть выстроена любая механика движения актива, и следователь объективно в силу своего опыта не сможет ее проанализировать, — Антон Янчук

Янчук уверен, что с поиском и управлением активами Януковича агентство тоже сможет помочь Генпрокуратуре, если следователи обратятся с соответствующим запросом. На вопрос ЛІГА.net, почему прокуратура не может справиться сама, Янчук ответил: «В первую очередь, работа правоохранительных органов — установить, есть ли состав преступления. И они этим должны заниматься. При определенной креативности преступника может быть выстроена любая механика движения актива, и следователь объективно в силу своего опыта не сможет ее проанализировать. Простой пример. Условно, есть дом. Им владеет частное лицо. Этот дом можно внести в уставный капитал юридического лица. Собственником станет юридическое лицо. После этого можно создать ему искусственные долги. Кредиторы пустят его в банкротство, и получат дом в качестве ликвидационной массы. Собственниками станут уже кредиторы. Дальше может быть что угодно. На основании договоров, судебных решений, комплексных инструментов та или иная вещь может менять десятки собственников так, что это выглядит законно, и цепочку очень сложно проследить, поскольку речь идет о применении абсолютно разных отраслей знаний, корпоративного права, финансового права, судебных процессов. Чтобы в этой совокупности обстоятельств увидеть целостную картинку, надо специализироваться на этих вопросах. Такая практика существует в других странах, механизмы разработаны. Просто этого раньше не было в Украине».

В Центре противодействия коррупции объясняют, что создание агентства закрывает законодательные дыры, существовавшие в сфере возврата активов. «Следователю теперь не надо думать, куда же передать эти десять часов Ставицкого, не надо идти и описывать Межигорье. Следователь, когда видит сложный актив, обращается в агентство: я накладываю на него арест, мне надо его описать и оценить, — вы занимайтесь этим, а я буду доказывать вину человека. И тогда включается агенство, привлекает экспертные учреждения, междунаролный опыт, все это оценивает, описывает, а после решения суда об аресте управляет. Все это отражается в реестре конфискованного имущества, и мы сможем посмотреть, что реально делают правоохранительные органы. Кто из них что арестовал и что потом произошло. Через этот инструмент мы сможем увидеть и манипуляции со стороны правоохранительных органов, потому что будет видно, с чего был снят арест, по чьей инициативе и бездеятельности», — говорит Дарина Каленюк.

Основная проблема — в том, что агентство никак не сможет влиять на качество расследования, заставить ГПУ принять свои материалы или искать активы по своей инициативе. «Влиять на них мы не сможем, — признался Янчук. — Но лично я это не считаю это проблемой, в этом и заключается логика предохранителя. Если бы агентство могло на собственное усмотрение, условно, прочитать что-то в интернете и идти искать, то в этом был бы коррупционный риск. Механика работы агентства такова, что оно начинает выполнять свои функции только по обращению следователя, прокурора, следственного судьи или суда. Давить на следователя или прокурора, чтобы он обращался в национальное агентство, мы не вправе».

Следствие ведут

«Орган, который занимается аналитикой и сотрудничеством с иностранными юрисдикциями, действительно нужен. Другое дело, что этот орган не может вести самостоятельное расследование — это первый его недостаток. Второй недостаток заключается в том, что он не координирует работу всех остальных участников, а только реактивно реагирует на их запросы. Поэтому, если ставить вопрос, появился ли в Украине единый орган, который отвечает за возврат активов — то нет, не появился», — считает Стельмащук.

Сложность заключается в том, что в Украине надлежащим образом не расследуются дела против Януковича и его окружения, объясняет Стельмащук. «В противном случае мы бы уже видели хоть какой-то результат. Конечно, это вопрос не одного года и не двух, но прошло уже почти три года, и до сих пор нет ни одного приговора, ни понимания, куда идет расследование. На это могут влиять несколько факторов. В первую очередь, это недостаток политической воли. Могу также допустить, что Генеральной прокуратуре не хватает кадров, которые могли бы квалифицировано этим заниматься. И третье, отсутствует координация между теми органами, которые задействованы в процессе. Это и Минюст, и Генпрокуратура, и теперь новое Агентство по поиску и возвращению коррупционных активов . Кто-то из них должен быть лидером этого процесса», — подчеркнул он.

Частные компании вместо прокуратуры: как вернуть активы Януковича

В октябре 2014 года Верховная Рада приняла закон, которым разрешила процедуру заочного осуждения беглых чиновников и самого Януковича. Однако, по подсчетам Центра противодействия коррупции, по состоянию на 1 декабря 2016 года специальное досудебное расследование было начато только в трех уголовных производствах. В некоторых случаях следствие даже не удосужилось сообщить о подозрении, и бывшие чиновники являются свидетелями в делах или вообще не имеют процессуального статуса.

«В Украине доминирует то, что в западном мире называется conviction-based — концепция возврата активов, то есть ключевую роль в вопросе возврата играет уголовный процесс в отношении лиц, похитивших актив, — объяснил ЛІГА.net Андрей Стельмащук. -У нас не развита концепция non-conviction-base (без приговора суда) возврата активов, полученных преступным путем, когда преследуется украденный актив, без привязки к субъекту. Поэтому понятно, что для того, чтобы вернуть активы, надо расследовать дела и выносить приговоры, доказывающие, что средства были выведены из Украины преступным путем».

Качество работы прокуроров над делами Януковича вызывает серьезные сомнения, отмечает Ярослав Юрчишин. Это достаточно сложный уголовный процесс, который требует системной работы. Но подходы прокуратуры не изменились: на одном следователе могут висеть несколько десятков дел, которые для его статистической отчетности совершенно равноценны, поэтому он с большим энтузиазмом примется за легкое дело. «А такие сложные дела, как кейс Януковича или убийства на Майдане, откладываются. Структура Генеральной прокуратуры у нас тоже крайне неустойчивая. Поэтому постоянно меняются прокуроры, которые ведут эти дела. Буквально на днях мне коллеги сообщили, что встречались уже с третьей группой прокуроров, которая по новой начинает расследовать дела из коррупционного списка и, в частности, дела Януковича», — подчеркнул он.

Еще одна проблема — это слабая работа со свидетелями. Представитель ФБР Карен Гринуэй, которая в течение 18 месяцев расследует дело Януковича, утверждает, что украинские политики не хотят рассказывать, как работали схемы экс-диктатора.

«Наши партнеры из ФБР настаивали на том, что в таких делах чрезвычайно важны показания участников схем, то есть людей, которые или пострадали от коррупции, или были промежуточным звеном в схемах вывода средств. Как это было в газовом деле Онищенко, где двое, кажется, фигурантов согласились сотрудничать со следствием, получили смягченный приговор и сейчас дают показания, которые позволяют раскручивать это дело. Но этого мало. Например, в делах итальянской мафии или контрабанды наркотиков в США и Латинской Америке большинство обвинений основаны на показаниях участников схем», — отметил Юрчишин.

Наиболее активный кейс Януковича, по словам Юрчишина, держится под контролем генпрокурора Юрия Луценко — это обвинения в формировании преступной группировки с целью захвата власти. Но это дело мало касается коррупционных действий Януковича. И даже если в деле будет вынесен приговор, вряд ли он поможет вернуть активы.

В сентябре Луценко вывел часть дел по Януковичу из департамента специальных расследований ГПУ, объяснив это «исключительно нежеланием господина Горбатюка передавать экономические дела по Арбузову, Клюеву, Азарову, Януковичу-младшему на заочное осуждение». Так будет лучше, убеждал он: под новым управлением до конца года прокуратура передаст в суд большое дело Януковича и его преступной группировки, в том числе по разворовыванию экономики.

Луценко прекрасно понимает, что это одна из лакмусовых бумажек его эффективности как генпрокурора. Но этот пиар — скорее следствие институциональной неспособности прокуратуры эффективно работать. Ему надо хоть что-то говорить обществу, потому что спрос дикий, — Ярослав Юрчишин

«Учитывая то, сколько времени осталось, я думаю, это пиар, — говорит Юрчишин. — Луценко прекрасно понимает, что это одна из лакмусовых бумажек его эффективности как генпрокурора. Но этот пиар — скорее следствие институциональной неспособности прокуратуры эффективно работать. Ему надо хоть что-то говорить обществу, потому что спрос дикий. По последним данным, 89% украинцев считает, что власть неэффективно борется с коррупцией. А символом коррупции является Янукович. Но, поскольку прокуратура пока не в состоянии дать адекватный результат, пиара в ее работе больше, чем достижений.»

По материалам: from-ua.com


Реклама