Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Что делать с государственным Приватбанком
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Что делать с государственным Приватбанком

15:35 14.02.2017 260

SONY DSC

SONY DSC

После национализации Приватбанка количество государственных банков увеличилось до четырех. Остальные — Ощадбанк, Укрэксимбанк (всегда были государственными) и Укргазбанк (был национализирован за предыдущего кризиса 2008 года).
Владельцами Ощадбанка и Укрэксимбанка является Кабинет Министров. Приваттанку и Укргазбанка — Министерство финансов.
В результате, как собственник, государство заняло более половины рынка в подавляющем числе сегментов клиентов и продуктов — 51% активов, 60% депозитов граждан клиентов, 70% платежных карт.
Такое изменение конфигурации на рынке требует пересмотра подходов к регулированию банков, изменения государственной политики в отношении финансового сектора и стратегии владения банками.
Некоторые из этих функций потенциально конфликтуют, следовательно требуют согласования позиций всех заинтересованных сторон — Национального банка, Антимонопольного комитета Украины, Кабинета Министров, Министерства финансов и других.

Конфликт государства как собственника и как регулятора
Доля рынка государственных банков свыше 50% говорит о доминирующем положении государственных банков на многих рынках.
 В связи с этим АМКУ мог бы попытаться выяснить, почему ставки в некоторых государственных банках вдвое выше ставки сопоставимых по размеру частных банков. Как это влияет на возможности привлечения депозитов последних? Также он мог выразить свою позицию, влияет на конкуренцию наличие особых гарантий по депозитам от государственных банков.
Антимонопольной комитет вместе с НБУ должны ответить, как в долгосрочной перспективе предотвратить появление других банков, которые будут «too big to fail», и как уменьшить долю государственных банков на рынке.
Попытки АМКУ и НБУ урегулировать эти вопросы могут осложнить выполнение функций государства как собственника банков в лице КМУ и Минфина, поскольку нивелируют некоторые их конкурентные преимущества относительно частных банков. Итак имеем потенциальный конфликт государства как собственника и как регулятора.
Государство выполняет функцию надзора, в том числе отслеживая выполнение банками экономических нормативов. Как надзиратель государство заинтересовано в том, чтобы нормативы одинаково выполнялись, как государственными так и частными банками. Но как владелец она хотела бы особых правил для своих банков.
Например, считать кредиты государственных банков государственным предприятиям кредитам связанным лицам. Итак имеем потенциальный конфликт государства как собственника так как регулятора и наблюдателя.
Государство как собственник четырех государственных банков должен думать, как максимизировать их совокупную эффективность. Государство может объединить банки, специализировать их на различных сегментах, или позволить им конкурировать между собой, продать один или несколько из них.
В противоположность специализации и потенциальному объединению банков, конкуренция между собственными банками невыгодна государству как собственнику. Но специализация и объединения противоречит целям АМКУ, который должен предотвращать ограничению конкуренции. Итак имеем еще один потенциальный конфликт между государством как регулятором, и как собственником.
Конфликт государства как собственника и как полисимейкеры
Государство как полисимейкеры на рынке банковских услуг заинтересована в развитии банковского сектора для экономического роста. Банки кредитовать бизнес, стимулируя таким образом инвестиции и рост производства, занятость и, как следствие, повышение благосостояния граждан.
У государства как полисимейкеры соблазн стимулировать кредитование, особенно государственных компаний, через государственные банки, что может привести к ухудшению качества их кредитных портфелей. Результат — потенциальный конфликт государства как собственника и полисимейкеры.
Одной из задач полисимейкеры, которое также влияет на благосостояние граждан — обеспечение равного доступа к финансовым услугам, или финансовое инклюзивность.
Так, согласно исследованию G 20 Financial Inclusion Indicators, в Украине 53% населения имеют банковский счет против 78% в Польше. Так что есть потенциал для повышения финансовой инклюзивности. Но из государственных институтов должно гарантировать 100% доступ к финансовым услугам для всех слоев населения и бизнеса?
Сейчас эту функцию государство неявно выполняет через Сбербанк и Укрпочту как социальную, финансируя ее за счет доходов других направлений (конфликт государства как полисимейкеры и как владельца).
Конфликт государства как полисимейкеры и регулятора
Описанная выше потенциальная политика стимулирования кредитования экономики государственными банками приводит к неравным правил игры для государственных и частных банков, следовательно закладывает дополнительный конфликт государства как полисимейкеры и как регулятора.
Другое искушение полисимейкеры — установление ограничений, замаскированных под защиту благосостояния граждан. Именно так было во время попытки ограничить перечень банков, которые могли обслуживать зарплатные проекты государственных учреждений — его окрестили «зарплатным рабством».
Такие действия не только ограничивают конкуренцию (конфликт государства как полисимейкеры и регулятора), но и права граждан, пользователей банковских услуг.
От вопросов стратегии
В этой колонке мы сформулировали несколько потенциальных проблем, конфликтов, касающихся финансового сектора и государственных банков, стали особенно актуальными после национализации Приватбанка.
Пути их решения должны найти отражение как в стратегии развития сектора в целом, так и стратегии государственных банков. Мы готовы к активному участию в их обсуждении и разработке.

По материалам: epravda.com.ua


Реклама