Чернобыль спустя 32 года. История 86-летнего дедушки-самосела, живущего в зоне отчуждения

169

1Через 32 года после катастрофы на ЧАЭС Чернобыль до сих пор называют «городом-призраком». Сейчас здесь во время дежурств проживают около трех тысяч сотрудников администрации зоны отчуждения, спасателей и правоохранителей. Кроме них в городе поселилась сотня самоселов. Они не боятся радиации, их не пугает тишина, единственное кто мешают – туристы.

Чорнобильська катастрофа

26 апреля 1986 на четвертом реакторе АЭС в Чернобыле произошел взрыв, равнозначен последствиям 500 атомных бомб, сброшенных в 1945 году на Хиросиму.

Зимой 2000 года Украина официально приняла решение об окончательном закрытии станции. В тот день остановили последний действующий энергоблок №3, и перед атомщиками встала новая задача: превратить Зону отчуждения в экологически безопасное пространство.

На самом деле радиация не имеет ни цвета, ни запаха, ни вкуса, но все ее боятся. Как все происходит на самом деле? Вы попадаете на опасную территорию, но ничего чрезвычайного не заметите. Воздух здесь кажется чистым, напоминают о катастрофе таблички с предупреждениями, которые повсеместно размещены в наиболее загрязненных участках Зоны.

Допустимая норма для сотрудников в 20 раз превышает норму для обычного населения. Например, в сверхсовременной лаборатории — Государственном специализированном научно-производственном предприятии «Чернобыльский радиоэкологический центр» — люди получают в среднем 5 тыс грн. Все они работают вахтовым методом: две недели находятся в зоне, а две недели восстанавливаются, пишет Знай.

Радиация не распространяется равномерно вокруг ЧАЭС, а оседает островками. Некоторые участки 10-километровой зоны в разы опаснее, чем территория, прилегающая к АЭС. Туристические маршруты относительно безопасны, местами радиация не превышает 18-20 мкР / час. Для сравнения, радиационный фон Киева на сегодня составляет 11 мкР / час.

Сама Зона состоит из трех частей: 30-километровая зона отчуждения, из которой в обязательном порядке были отселены все население, 10-километровая зона вокруг станции, где до сих пор сконцентрировано высокие показатели радиоактивного загрязнения, и особая зона — промышленная площадка ЧАЭС.

Как в Чернобыле выживают самоселы?

«Украинская правда» побывала в зоне отчуждения и пообщалась с одним из самоселов, 86-летним Леонидом Петровичем Рындюк. Он вернулся в Чернобыль 25 лет назад. И остался.

Уже больше месяца он ужинает сам — 40 дней назад похоронил жену. Детей у них не было. Теперь единственная живая душа рядом — сосед, его тезка, к которому Леонид Петрович ходит в гости просто через город. Тот помогает по хозяйству, а еще с ним можно порыбачить и поболтать.

Дедушка живет в районе, который местные называют Подолом. Он расположен у самой реки Припять. Сейчас здесь проживает всего трое жителей. Опрятные дворики, тюльпанами и огородами бросаются в глаза на фоне улиц с покосившимися домами, в которых уже 32 года за хозяина — природа.

— В этом доме я родился, она еще при царе Горошко, когда людей было немного, строилась. Был у нас хороший дом на Кирова ( улица в центре Чернобыля — УП) , и по глупости продали, — вспоминает Петрович.

Он до сих пор сам печет хлеб, все остальное, необходимое для жизни, — продукты, дрова зимой, воду — ему приносит сосед.

Несмотря на сложившиеся стереотипы у людей вне зоны, в Чернобыле работают два магазина. Кроме того, некоторые из местных выезжает за покупками в соседний Иванков.

Петрович признается: ему не бывает одиноко. В свое время он специально бежал из Киева в тишину, в родительский дом. Но, судя по тому, что быстро отпускать нового гостя ему не хочется, стареньком все же не хватает общения.

— Тогда все молчали, никто ничего не говорил. Оно ночью взорвалось. Я 26 апреля приехал именно из командировки, из Киева. Иду на кладбище, смотрю, думаю: «Чего так много машин?». Я не имел представления тогда, что такое респираторы, а здесь стоит человек в нем.

1,1

Когда шел назад, автобусов уже стояло кто знает сколько! Я тогда поехал в Киев, а меня диспетчер спрашивает: «Сколько радиации у вас?». Отвечаю: «Мишка у меня нет, я ее не мерил».

Леонид Петрович всю жизнь работал крановщиком на Пятитонный машине. Вспоминает: после аварии на ЧАЭС около полуночи их «привлекли» в Чернобыль.

Тогда на реке стояли 18 кранов со всей Украины. С их помощью грузили песок, цемент и щебень, которыми засыпали четвертый энергоблок.

После тех времен в реке осталось «кладбище кораблей» — наиболее радиационные судна оставили в воде. Затем их еще долго резали и сдавали на металлолом любители легкой наживы.

1

— Я был военнообязанный, куда бы я уехал? Многие побежали на следующий день. А на крановщика … не так, чтобы рвался кто сюда. После аварии по радио говорили, что здесь такая радиация, сто лет нельзя будет в Чернобыль ездить. И то они сами ничего не знали, — говорит дед.

В Чернобыле он отработал в 1986-1987 годах. Затем к пенсии — на кране в Киеве. А в 1993 году снова вернулся в родной город.

Если сейчас добраться Чернобыля — цель многих «сталкеров», то после аварии лесными дорогами несмотря на запрет в город возвращались те, кого эвакуировали.

Кто-то хотел забрать вещи, кто-то — снова поселиться в собственном доме, несмотря на высокий уровень радиации.

Со временем самоселы таки вернулись в дома вокруг Чернобыля. Некоторые приехал и в самое «город-привод». Чтобы получить официальное разрешение на проживание, они устраивались на работу в зону отчуждения, в частности, на ЧАЭС.

Чорнобиль

9 10

26 апреля

2 3 4

26 квітня

5 68