Чего ждать завтра? Бютовца с заточкой и кастетом?

24

Представляете это страшное зрелище? 70-летний кандидат педагогических наук Юрий Гнаткевич бросается с заточкой на главу «Укрспецэкспорта» Дмитрия Саламатина. Ольга Боднар, на вид – подросток лет 14, впечатывает кастет в висок двухметрового Петра Цюрко.

Нет, это не плод извращенной фантазии автора. Это – заявлениеПартии регионов.

«Никто не забыл как в апреле текущего года, когда всплыли наружу и стали достоянием общественности коррупционные детали и криминальная подоплека газовых договоренностей Тимошенко, сторонники БЮТ организовали массовое побоище в стенах парламента с использованием дымовых шашек. Сегодня, когда Генеральная Прокуратура только возбудила уголовно дело по факту незаконной растраты правительством Тимошенко сотен миллионов долларов от продажи квот на выброс парниковых газов, бютовцы запасли в качестве своих основных «аргументов» металлические цепи, арматуру и замки. Чего ждать завтра? Бютовца с заточкой и кастетом?» — Говорится в нем.

«Применив излюбленный приём торпедирования парламентской работы – блокирование президиума, зачинщики беспорядков вели себя агрессивно, вызывающе, стремясь вызвать физическое противостояние, — утверждают «регионалы». — И когда возникла спровоцированная ими банальная потасовка, бютовцы были готовы пустить в ход припасенный заранее боевой металлолом. Эффективная и целенаправленная работа парламентского большинства по законодательному обеспечению административной, налоговой, пенсионной и других реформ категорически никогда не устраивала сторонников Ю. Тимошенко, которые, будучи при власти, довели страну до катастрофического социально-экономического и финансового состояния, превратили власть и бюджет страны в источник личного коррупционного обогащения».

«Вчера это было просто по-зверски»

В четверг БЮТ блокировал работу парламента, выражая свой протест против уголовного дела, возбужденного в отношении Юлии Тимошенко. Ее обвиняют в нецелевом использовании средств, полученных от реализации Украиной «парниковых» квот в рамках Киотского протокола.

До вечера Рада не заработала, «бютовцы» решили заночевать там, чтобы продолжить блокирование в пятницу. По их рассказам, к окончанию времени пленарных заседаний они уже знали, что представители большинства готовятся штурмовать зал: как всегда перед парламентской дракой, те вернулись вечером в ВР без галстуков – верный признак. Минут за пятнадцать перед штурмом в зале погасили свет. Журналистов попытались вывести с ложи для прессы.

На видео, снятом телеканалом СТБ, видно, как в зал с матами вламывается непонятно почему оказавшийся в Раде Саламатин. Прокладывает себе путь сначала с помощью кресла, потом – с помощью кулаков, уже явно не видя, в кого они попадают. Доходит до кресла спикера, и возвращается тем же способом на несколько шагов назад. Все это время удары получает оказавшийся на пути Саламатина Гнаткевич. Он нагнулся и закрывает голову руками.

Сначала Саламатина пытается удерживать за руку «бютовец» Михаил Волынец. Не бьет, не толкает, а именно держит. «Регионал», похоже, этого даже не замечает. Когда он вырывается, Волынец оборачивается к только что открытому «регионалами» входу в президиум. Все это происходит в считанные секунды. На Волынца падает его коллега по фракции Василий Кравчук, которого избивает другой «регионал» — Цюрко, крупнее «бютовца» раза в два. Волынец так же мгновенно реагирует, пытаясь закрыть Кравчука, – «регионал» переключается на него. Потом продолжает бить Кравчука и отбиваться от Волынца. Наконец, бросает в последнего стулом, разбивая ему голову.

Пятеро «бютовцев» пребывают в больнице, двое из них, по словам их коллег, – в тяжелом состоянии. Еще один – Владимир Бондаренко, в пятницу пришел в раду с сильно ушибленной рукой.

«Вчера это было просто по-зверски. Реально по зверски», — вспоминает Ольга Боднар, присутствовавшая тогда в зале. «Они сами не знают, зачем они это делали. Я с ними разговаривала, спрашивала: какова целесообразность этого побоища? Вам нужно было, чтобы там был труп Гнаткевича? У него было давление 280. Ему 70 лет. Я могла там трупом остаться. Я была за трибуной, и вышла оттуда раньше, чем все произошло, минут на пятнадцать. Я перебралась в зал, потому что отключили Интернет. Я представляю, что было бы, если бы эта толпа налетела на меня. Они не смотрели, кто там. Им было все равно. Они уже ничего не видели, просто чувствовали запах крови», — рассказывает она «ОстроВ».

В БЮТ уверены, что все произошедшее было бы невозможным без поддержки высшего руководства «регионалов» и участия спикера Владимира Литвина. Владимир Бондаренко подчеркивает, что кроме депутатов, в приступе принимал участие уже упомянутый Саламатин и министр экологии и природных ресурсов Николай Злочевский.

«Управление государственной охраны, которое контролируется Литвином, сделало три вещи, которые не нужно было делать, чтобы не светить своего руководителя. Во-первых, удаление журналистов с третьего этажа. Второе – отключение освещения в зале. А теперь давайте проведем эксперимент. Замкните эти двери, дайте четверым здоровым мужикам лом, и пусть они их откроют. Эксперимент покажет – их открыть без ключа так быстро невозможно», — говорит Бондаренко.

Вооружены замками и очень опасны

«Регионалы» в пятницу зачастую выглядели откровенно глупо, противореча сами себе и выдвигая все более несуразные аргументы в свое оправдание. О Михаиле Чечетове, которому парламентские корреспонденты объявили бойкот, нет даже речи – лично автор этих строк ничего умного от него не ожидала.

К слову, как реально оппозиционная сила в этот день себя проявили даже не БЮТ и не НУНС, покинувшие заседание Рады через полчаса после его начала, во время выступления лидера фракции ПР Александра Ефремова. Проявились журналисты – за два с половиной года работы в парламенте корреспонденту «ОстроВ» еще не приходилось слышать так жестко ставящихся вопросов, в такой согласованности и с таким напором. Впрочем, нельзя было заметить, чтобы их визави это сильно угнетало. Кто-то просто пересказывал, видимо, отработанный набор аргументов, кто-то сразу начинал хамить.

«Там такие хлопцы, что не успели зайти наши, и началась разборка… — Начал было рассказывать замглавы ПР Владимир Рыбак. — Среди них был Бондренко, который в два раза больше по размеру любого нашего депутата. Я считаю, что другого варианта не было. Сегодня, вы видите, идет нормальная работа, ничего не случилось, нормальная обстановка, теперь пусть следственные органы дают оценку всем этим делам».

— А кто-то из Ваших депутатов пострадал? У кого-то из них есть хоть один синяк? – Спросила у него журналистка.

— Конечно, есть. А вы что думаете?

— У кого? – Поинтересовался «ОстроВ».

— А что, я должен сейчас раздевать и смотреть? Конечно есть, — ответил Рыбак, и повернулся к другим журналистам, задавшим вопрос.

Партия регионов часто блокировала трибуну в прошлом. Чем вы лучше «бютовцев», что вы могли это делать, а они – не могут? — Снова поинтересовался у него «ОстроВ».

— Мы до определенного момента, когда давали возможность, высказывались и принимали какие-то решения, — что он хотел сказать, понять было непросто, пришлось уточнять.

— Вы месяцами иногда блокировали Раду.

— А вы что, забыли, когда они выключали свет здесь, щитовые блокировали, и так далее? Вы еще не родились, а я уже был здесь в парламенте. И я видел, что делалось, понимаете?

— Приведите пример, пожалуйста.

— Я еще раз говорю, вы еще в детский сад ходили, а я видел, как они себя вели.

— Приведите пример.

Рыбака снова отвлекают другие журналисты. «Я еще раз повторяю, журналисты, которые стоят рядом, просто не хотят это видеть и слышать…», — заявляет он, хотя спрашивали его не о журналистах.

— Мы же вас просим: приведите пример, — снова вмешивается «ОстроВ».

— В зал были занесены просто бандитские орудия, по-другому их назвать нельзя…

— Вы видели, чтобы ими пользовались?

— Не перебивайте… А то вас лишат аккредитации, — раздается над ухом. Надо отметить, что это нормальная работа: ни журналист, ни политик не обидится, что его перебили на вопросе или ответе – такое случается часто.

— Откуда вы?

— Из пресс-службы.

— Из какой пресс-службы?

— Партии регионов.

Это уже становилось интересно: пресс-служба Партии регионов угрожает парламентскому журналисту лишить его аккредитации.

— Представьтесь, пожалуйста.

— А почему я вам должна представляться?

Короче, она так и не представилась. А Рыбак – так и не ответил. В очередной раз выслушав в просьбу «ОстроВ» привести пример подобного побоища, после «Вы кто такая?» и ответа «Журналист» он не нашел ничего лучше, чем заявить, что «Я следствие для вас лично не собираюсь вести». «Причем тут следствие? Вы делаете утверждения, не подтверждая их ничем», — этот вопрос летел уже вслед уходящему Рыбаку.

«Давайте не обострять ситуацию. Я помню, как я вытаскивал Рудьковского, всего в крови, в порванной рубашке… Много таких случаев было и раньше», — за примеры взялся однопартиец Рыбака Владислав Лукьянов – его даже не пришлось просить.

В общем, главных аргументов против «бютовцев» у «регионалов» нашлось целых три.Первый – что «бютовцы» страшно боялись ожидавшегося в пятницу выступления в Раде министра финансов Федора Ярошенко, который должен был рассказать миру о результатах аудита деятельности Тимошенко. Которые, между прочим, страна и так обсуждает, с подачи самих аудиторов, уже месяца два. На самом деле выступление министра было явно приурочено к началу уголовного преследования экс-премьера – то есть, это был акт чистой воды пиара.

Второй – что эти «головорезы» однажды пришли в Раду даже с дымовыми шашками. Третий – что в этот раз они еще и принесли с собой те самые цепи, замки и арматуру – якобы, чтобы использовать их как оружие в драке. Замок – оружие «бютовца». Как утверждают сами «бютовцы», они принесли эти вещи, чтоб блокировать двери в зал заседаний. Видеозапись СТБ показывает, что ни у кого из оппозиционных депутатов не было в руках ни цепей, ни арматуры, ни, тем более, замков. Зато видно, что ручки двери, ведущей в зал, изнутри действительно завязаны цепью. Звучали еще утверждения, что это «бютовцы» напали на «регионалов»…

— Если бы они хотели применить это оружие, они, наверное, его применили бы. Вы видели хоть одного человека с цепью в руках? – Спросил у Лукьянова «ОстроВ»

— Я думаю, эта шайка казнокрадов не в состоянии применить оружие…

Александр Ефремов на вопрос «ОстроВ» о том, что, при наличии видео, где видно, как «регионалы» избивают «бютовцев», и наличии конкретных пострадавших, только с одной стороны, «регионалам», быть может, следовало бы хотя бы извиниться, ответил: «Если бы мы начали этим вопросом заниматься, то и вы в том числе научились бы задавать другие вопросы. Потому что когда разбрасывались дымовыми шашками, и чуть не спалили этот зал, то тогда вопросы задавались, почему-то, немножко в другом направлении».

— Тогда были пострадавшие и со стороны власти, и со стороны оппозиции…

— Тогда были десятки пострадавших, и отравленных, и под капельницей с инсультами люди лежали.

— То есть, никто не будет извиняться?

— Я ответил на этот вопрос.

«Я сидела на третьем ряду, когда это происходило. – Депутат от Партии регионов Ирина Горина вспоминает драку с дымовыми шашками при ратификации «харьковского соглашения». — Понимаете, в принципе этого не должно быть. Я никого не оправдываю, но у нас была такая подборка: в парламенте Японии, Кореи, Англии, Франции бывают такие вещи, когда мужчины дерутся. То есть, у нас не папуасское государство. Безусловно, такого не должно быть, и стремиться нужно к тому, чтобы так не выясняли отношения. Это плохо. Но оценку этому должны давать правоохранительные органы».

Женщины от ПР были более откровенны, и более корректны. Юлия Левочкина тоже проводит аналогию с действиями оппозиции в день ратификации «харьковского соглашения». Но на напоминание «ОстроВ» о том, что тогда тоже были жестоко избиты представители оппозиции, но что тогда все-таки была драка, а в четверг — побоище, депутат только пожимает плечами: «Ну, видимо, физически сильнее, как это можно еще комментировать?».

«Нам нужно уважать друг друга, нужно применять более цивилизованные, нормальные методы, — замечает, впрочем, она. — И нет оправдания ничему, что происходило бы в таком контексте. Я вам скажу так: пока мы не будем уважать друг друга внутри парламента, нас никогда не будут уважать граждане Украины… Меня вся эту ситуация огорчает. Мне стыдно не за своих коллег, я думаю, что они выполняли то, что должны были выполнять, мне стыдно, прежде всего, за себя, потому что я все равно часть этого парламента».

Дело не в БЮТ

«Бютовцы» утверждают, что среди штурмовавших зал ВР «регионалов» был Артем Пшонка – сын Генерального прокурора, друга почетного лидера Партии регионов, Президента Виктора Януковича. Заявления пострадавших депутатов теперь будет расследовать прокуратура…

«Это «нападение на государственного деятеля». Это СБУшная статья, до 12 лет. По этой статье одно уголовное дело расследовалось по отношению ко мне как пострадавшему, — рассказывает «ОстроВ» Владимир Бондаренко. — В 2004 году на меня было осуществлено нападение той же бандитской группой, которая уничтожила Гонгадзе и вывозила Алексея Подольского на Черниговщину. Сгорела моя машина, была стрельба. Все это, сколько могли, заминали, а потом генерал Петр Опанасенко (который недавно, как только начали раскручивать «дело Пукача», случайно умер) раскрыл это дело, все эти люди находились в России – сейчас, наверное, они уже тут. Прокурором Киевской области был очень порядочный человек, дело было почти завершено, потом его сняли…».

Можно поддерживать или не поддерживать БЮТ, любить или не любить его лидера или отдельных депутатов, но дело ведь на самом деле не в них. И даже не в наглой лжи, которая так возмутила коллег – а некоторые из них в четверг были непосредственными свидетелями событий в Раде. Как там сказал на брифинге Александр Ефремов? Мол, посоветовались, и решили, что лучше как-то разогнать хулиганов-«бютовцев», но обеспечить нормальную работу парламента, и принять очень важные для страны законы, ведь интересы одного человека – не идут в сравнение с интересами государства. Нужно ли проводить параллели?

Одно из самых популярных высказываний, которое по поводу и без цитировали украинские политики, в том числе и «регионалы»: «В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем. Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Юлия Абибок, «ОстроВ»