Бывшие чиновники с нынешними. Рука об руку

57

Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.30.05-1Рассказ о том, как высшие руководители Генеральной прокуратуры Украины генпрокурор Юрий Луценко, его заместители Анжела Стрижевская и Евгений Енин торгуют уголовными делами. Циничные взяточники не подозревают, что совершают преступления под наблюдением западных спецслужб.
В феврале 2014 года вместе с экс-президентом Виктором Януковичем после Революции Достоинства из страны сбежало немало украинских топ-чиновников. Они оставили после себя роскошные имения, машины и огромные суммы денег. Новая власть обещала сделать все, чтобы возместить убытки в десятки миллиардов долларов, нанесенные украинскому народу представителями бывшего режима. Но ни одно из уголовных производств по беглецам не завершилось обвинительным приговором.

А министры Януковича собираются возвращаться домой. «Мы обязательно вернемся в нашу страну! Обязательно вернемся, можете записать, а я могу расписаться», — это свежее обещание главы правительства Януковича Николая Азарова. Таких обещаний много и они начинают воплощаться.

Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.18.30-1024x441
В процессе расследования журналисты Слідства.Інфо получили документальные подтверждения, что чиновники Генеральной прокуратуры Украины встречаются с бывшими чиновниками, чтобы договориться о результатах их уголовных дел. Эти материалы могут объяснить, почему дела движутся так медленно. И что позволяет якобы преследуемым государством экс-чиновникам чувствовать себя уверенно и заявлять о своем возвращении в Украину.

Первая ласточка
Первым уголовным делом против бывших должностных лиц, которое рассыпалась на глазах, активисты называют дело экс-министра экологии Николая Злочевского. Он же — владелец одной из крупнейших частных газодобывающих компаний в Украине.

В 2014 году Великобритания арестовала на счетах Злочевского 23,5 миллиона долларов, подозревая его в отмывании денег. Генпрокуратура Украины вдогонку возбудила уголовное дело. Впоследствии британцы сняли арест с миллионов экс-министра. Тогдашний заместитель генпрокурора Виталий Касько объясняет: иностранцы просто не увидели заинтересованность украинской стороны в продвижении дела.
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.23.45-1024x438
В Украине расследование дела Злочевского продолжалось — его подозревали в незаконном обогащении и отмывании средств в особо крупных размерах. Имущество беглеца — четыре дома, два земельных участка и автомобиль Роллс-Ройс — арестовали. Однако, в какой-то момент обвинения по делу изменили на «уклонение от уплаты налогов» одной из компаний группы Злочевского «Бурисма». Заместитель генпрокурора Евгений Енин считает такой ход удачным. Говорит, что сумма, которая поступила в бюджет, была рекордной: «Если не ошибаюсь, речь шла о 180 млн грн». Но если бы Украине удалось сработаться с британцами, вместо 180 млн в бюджет поступило бы более 600 млн гривен по сегодняшнему курсу, а в государственную собственность — его дорогостоящее имущество.

Дарья Каленюк из Центра противодействия коррупции считает, что нынешняя украинская власть подыгрывает бывшим чиновникам: «Такое поведение Генеральной прокуратуры по сливу уголовных производств не может быть бесплатным!».

Недавно, как сообщают СМИ, Николай Злочевский вернулся в Украину. Он — первый министр Януковича, к которому у официального следствия больше нет претензий. Но не единственный.

Запрет ареста
В сентябре 2017 года заработала специально созданная для управления имуществом сомнительного происхождения структура — Национальное агентство по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА).

«До этого всех устраивала схема, которая работала, когда активы, которые арестовывались, не получали никакого дальнейшего развития … и легко возвращались к своему владельцу», — рассказывает юридический советник Transparency International Ukraine Екатерина Рыженко.

Руководитель Нацагентства Антон Янчук рассказывает, что АРМА призвана сохранить и приумножить экономическую стоимость таких арестованных активов. Говорит, что агентство не выбирает, какое арестованное имущество брать в управление, — это решают следователи и суд. За несколько месяцев его работы в бюджет поступило более 600 тыс гривен.
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.28.26-1-1024x442
Антон Янчук, руководитель Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений

Сейчас наиболее известным делом агентства является управление активами, связанными с экс-министром доходов и сборов Александром Клименко, который в феврале 2014 года бежал в Россию — пришлось даже прорываться через границу. Тогда же против него открыли несколько уголовных производств. Рассмотрение дел еще продолжается, и уже этой осенью АРМА получила в управление арестованные активы Клименко, среди которых — несколько этажей в ТРЦ «Гулливер», квартиры в центре Киева и огромный недострой в пригороде. Кроме того, агентство продало несколько арестованных автомобилей.

Сам Клименко в скайп-интервью Слідству.Інфо назвал действия АРМА «бандитизмом» и «государственным рейдерством». На вопрос об имуществе экс-министр отвечает крайне неохотно, один из загородных домов своим не признает, а своим главным активом считает себя. «Я вообще считаю, что главным состоянием человека является он сам. Поэтому я оцениваю себя достаточно высоко и считаю себя бесценным», — объясняет свою позицию Клименко.

Его адвокаты сделали 36 попыток помешать Нацагентству управлять имуществом экс-министра, одна из которых была успешной. Суд запретил агентству управлять арестованными активами. В Transparency International Ukraine говорят, что это решение не соответствует закону и может парализовать работу АРМА в этом деле. Сейчас Нацагентво оспаривает это решение суда.

Спасительное письмо из ГПУ
Бывший министр финансов Юрий Колобов уже почти четыре года живет в Испании. В 2014 году, по его словам, он контактировал с новым руководством страны, а выехал из Украины осенью, когда «начали нарастать радикальные настроения».

Вскоре против него возбудили уголовное дело за выделение 220 млн гривен на создание линий телефонной спецсвязи, которые на самом деле должен был построить частный «Укртелеком». Колобов объясняет, что его ведомство сделало обычную, процедурную работу — после подписания документа президентом Януковичем выделило деньги. Однако Генеральная прокуратура инкриминировала Колобову хищение в особо крупных размерах по сговору с Януковичем и Азаровым.
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.31.38-1024x442
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.34.15-1024x442
Министр-беглец Юрий Колобов и его адвокат Игорь Фомин

В марте 2015 года Юрия Колобова арестовали в Испании и хотели передать украинскому правосудию. Экс-министр провел в испанской тюрьме 8 месяцев. Тогда же Колобов познакомился с Игорем Фоминым, своим нынешним адвокатом. И дело начало продвигаться быстрее.

До этого, в 2012 году, Фомин представлял интересы нынешнего генпрокурора Юрия Луценко, которого тогда осудили за превышение служебных полномочий. «Не так сложно вести переговоры со своим бывшим подзащитным, хоть он и Генеральный прокурор», — улыбается Фомин.

Впоследствии бывший министр вышел из испанской тюрьмы. Ему помогло письмо из украинской прокуратуры с подписью заместителя Генпрокурора. В этом документе от 15 сентября 2015 года говорилось, что Юрий Колобов фигурирует в деле как свидетель, а не подозреваемый. Позже ГПУ заявила, будто никогда не писала такое письмо и это, мол, подделка. А через несколько месяцев после этого Генпрокуратура начала расследование этой подделки. Впрочем, в ответ на недавний запрос Слідства.Інфо проигнорировала вопрос о виновных и не сообщила хотя бы о каких-либо результатах расследования. Заместитель Генерального прокурора Евгений Енин в интервью Слідству.Інфо ничего о результатах расследования поддельного письма прокуратуры также вспомнить не смог, хотя припомнил, что «подобный неприятный случай действительно имел место».
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.35.17-1024x426
С адвокатом Фоминым по делу Колобова вскоре изменили квалификацию, и экс-чиновника уже подозревали просто в служебной халатности, без злоупотреблений. А через несколько месяцев дело вообще закрыли — за давностью преступления. Теперь бывший министр может спокойно возвращаться в Украину.

Тайный визит
Эдуард Ставицкий, который до 2014 года был министром энергетики, тоже бежал из страны после смены власти. Быстро получил паспорт гражданина Израиля и новое имя — Натан Розенберг.

Правоохранители подозревали Ставицкого, который в 2007 году возглавлял госкомпанию «Надра Украины», в злоупотреблениях в процессе отчуждения земли. Речь идет о десятках гектаров в Межигорье под Киевом, где со временем Виктор Янукович построил огромный особняк с озерами, гольф-полем и зоопарком.

По информации, полученной журналистами, дело Ставицкого было готово для передачи в суд еще полтора года назад. Но в суд его передали только этой весной. Почему же этого не произошло сразу? Возможно, потому что именно тогда прокуроры пытались договориться с экс-министром. Для этого два заместителя генерального прокурора Украины отправились на тайную встречу в Израиль.

Осень 2016-го. В одну из гостиниц Тель-Авива заходит Эдуард Ставицкий, подозреваемый в тяжком преступлении в Украине. Он идет в сопровождении раввина Александра Левина, известного человека в киевской еврейской общине. Раввин проводит Ставицкого вглубь отеля, в один из номеров. Он возвращается и явно кого-то ждет. Вскоре в лобби отеля появляются два человека. Они здороваются с ребе. Это заместители Генерального прокурора Украины Анжела Стрижевская и Евгений Енин.
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.47.00-1-1024x463
Слідство.Інфо получило видеозапись, на которой видна, вероятно, неофициальная встреча Эдуарда Ставицкого с двумя заместителями Генпрокурора. Встреча состоялась 13 ноября 2016 года и продолжалась около часа. Журналисты Слідства.Інфо получили аудиозапись их разговора.

Кроме прокуроров, раввина и самого Ставицкого на встрече присутствовали украинские адвокаты подозреваемого экс-министра — Инна Рафальская и Игорь Бойко. А также израильский адвокат Евгений, фамилию которого на аудиозаписи расслышать не удается.

Во время разговора Евгений Енин сообщил, что обоих заместителей уполномочил на разговор сам генеральный прокурор: «Это все-таки есть предложение, что бы мы все-таки поговорили хоть какой то общий знаменатель. Потом набираем Юрия виталиевича [Луценко — Ред.] …»

Заместитель Генпрокурора Анжела Стрижевская объясняла, чем бывшему топ-чиновнику грозит заочное осуждение и почему лучше не менять статью по его делу, хотя Ставицкий на этом настаивал.

Ставицкий: Я понимаю, но то, что говорит Инна Владиславовна о переквалификации, другие варианты или вы стоите четко на позиции 191 часть 5 …

Енин: Ваши предложения?

Рафальская: У нас вопрос …

Стрижевская: Кстати, другие переквалификации ничуть не лучше …

Ставицкий: Не факт, вы же профессионал.

Стрижевская: Как раз факт, потому что они там предусматривают спецконфискацию.

Очевидно, Стрижевская не советует менять подозрение, чтобы имущество экс-министра и имущество его семьи не попало под спецконфискацию, а следовательно — не оказалось бы в бюджете Украины. Участники собираются перейти к условиям договоренности, но конкретикой этот диалог не заканчивается. А представители ГПУ уверяют: процессуальные вопросы не проблема, главное — достичь договоренности.
Стрижевская: Ну, давайте перейдем к условиям. На самом деле, если мы говорим о процедуре, то поверьте, процедура за нами и мы ее обеспечим.

Рафальская: Да, кто ищет, тот всегда найдет процедуру.

Далее Ставицкий долго рассказывает, что он не получал подозрения и вообще не считает себя виновным, а в какой-то момент участники встречи начинают обсуждать Луценко и украинский политикум. Аудиозапись обрывается на этих околополитических беседах.

Таким образом, журналистам доподлинно неизвестно, была достигнута договоренность между сторонами.

Эта встреча в израильском отеле могла быть попыткой склонить Эдуарда Ставицкого к сделке со следствием. Однако такое соглашение заключается только по официальной процедуре и предполагает определенные условия. Об этом во время интервью Слідству.Інфо рассказал сам Евгений Енин: «Обычно может быть выбрана так называемая нейтральная площадка, в том числе территория дипломатических или консульских представительств за рубежом».
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-17.25.29-1024x450
Гостиничный номер вряд ли можно считать местом для официальных переговоров. Кроме того, соглашение со следствием, по словам Евгения Енина, обязательно предполагает обличительные показания подозреваемого. Об этом во время встречи, как слышно из аудиозаписи, речь не шла, как и о любом ином шаге навстречу следствию со стороны Ставицкого. В течение часа собеседники обсуждали только, что Генеральная прокуратура может сделать для Ставицкого. Но в обмен на что? Этой информации на записи нет.
Znimok-ekrana-2018-06-09-o-08.47.47-1024x455
Именно в таком составе состоялась встреча представителей Генпрокуратуры с беглым министром Эдуардом Ставицким

Журналист Слідства.Інфо 12 раз во время интервью спросил Евгения Енина, встречался ли он с Эдуардом Ставицким в Израиле. Он избегал прямого ответа относительно официальных встреч, но сообщил, что неформальных встреч с Эдуардом Ставицким не было. Его коллега, Анжела Стрижевская, в телефонном разговоре с журналистом Слідства.Інфо отказалась комментировать встречу, пока идет следствие.

Еще одна аудиозапись, которой владеет Слідство.Інфо, могла бы прояснить истинные мотивы переговоров представителей Генпрокуратуры с Эдуардом Ставицким. Это — телефонный разговор между, вероятно, Ставицким и неустановленным лицом по имени Коля. Разговор состоялся в июне 2017 года, через семь месяцев после встречи в израильском отеле. В нем собеседники обсуждают посредничество Коли между Ставицким и Анжелой (можно предположить, что речь идет о заступнице генпрокурора Анжеле Стрижевской), вероятно, по уголовному делу Ставицкого.

Ставицкий: Скажи мне пошагово, что я должен делать. То есть, кто пойдет? Ты пойдешь?

Коля: Я, да.

Ставицкий: Ну, если ты, то это другой разговор … потому что, если посредники, то оно мне нахер не надо.

По словам Коли, перед его встречей с Анжелой подозреваемый экс-министр должен передать 200 — вероятно, тысяч долларов. Это якобы требование самой Анжелы.

Коля: Мы думаем так: я приду, скажу смотри … у меня с собой 200. Теперь вот у тебя есть номер телефона — держи трубку. Разговаривая с ним, определяйтесь, что вы делаете, а я исполняю.

Спросить Анжелу Стрижевскую о вероятности такой договоренности не удалось — она положила трубку во время разговора с журналистом Слідства.Інфо. Связаться с Эдуардом Ставицким через его адвокатов для получения комментариев также не получилось.
В мае 2018 года дело Ставицкого передали в суд — ему инкриминируют ту же статью, что и до тайной встречи в отеле в ноябре 2016 года. Теперь важно следить за продвижением дела Ставицкого в судах, чтобы понять, удалось ли сторонам достичь договоренности — формальной или неформальной.

По материалам: argumentua.com