Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

АТО от первого лица

17:40 22.08.2014 500

INSIDER начинает цикл «АТО от первого лица»: непосредственные участники операции будут рассказывать о своем опыте — от боевых до психологических и бытовых подробностей.

Подполковник Владимир Шилов вернулся из отставки и возглавил добровольческую роту «Донецк» в составе батальона «Днепр-1». Сейчас он ранен осколком гранаты навылет. Мы договорились о встрече на Контрактовой, поскольку Шилов не очень знает Киев. Шилов сильно хромает, но не мог не зайти в киоск, чтобы купить три пачки сигарет.

Нет мужиков со стальными яйцами

— Я все-таки двадцать два года проработал в Донецке в милиции. По роду оперативной деятельности приходилось общаться и с верхами, и с низами. В 2011-м вышел на пенсию, но бывших не бывает, особенно оперативных.

Когда начались эти непонятные телодвижения, мы со своими, обладая информацией, стали искать контакты людей, которые могут влиять на ситуацию. У меня был телефон заместителя Авакова, не буду озвучивать, кто это. Я звоню, говорю: будет захват! Будет захват! Будет захват!

Говорю: дай команду начальнику РОВД, пускай оружейку вынесут и выгрузят. Не дайте им оружие… (клацает языком): «Нема юридичних підстав. Нема юридичних підстав». Докладывали даже о том, как на нас лично выходила российская разведка и предлагала золотые горы, предлагала нам (!).. захватить ОГА – реакции никакой. Реакции — ноль. Понимаете, надо было принимать жесткие решения. Брать на себя ответственность. А никто этого не сделал. (Ухмылка.) Как ото по-американски: «Нет мужиков со стальными яйцами».

Если в Одессе это задавили, если в Днепропетровской и Запорожской области это задавили, то там сейчас не гибнут тысячами люди.

Монако в Лугандонии

— Многие мои сослуживцы – бывшие, действующие – перешли на сторону ДНР. Нет никакой идеологии, есть деньги. Да, многие ездили в Россию в отпуска, говорили: «Да, у-у-у, менты там живут!». Да, правильно, живут, потому что там жесткое полицейское государство построено. А как живет остальной народ? Монако в Лугандонии? Это даже не надо быть экономистом. Надо просто разумно подумать, что если Украина прекращает дотировать Донецкую область, то где дешевле покупать уголь — в Польше или на Кузбассе. Что у нас конкурентоспособно в Донецкой области? На что они надеются? Вот мы заберем у олигархов предприятия, вот мы построим рай на земле. А на чем строить рай, мля?

Квадратные глаза из-под масок

— Приходится общаться с сепаратистами, конечно. Захватили человека, с которым я работал, допрашивали и отпустили. Он сказал, сильно заинтересованы мной. Тогда уже захватили ОГА. Я говорю: набери их. Он говорит: пойдешь? Я говорю: лех-х-хко!

Мы зашли в ОГА, тогда была организация «Каскад». Они сидели в масках, я — без маски. Я им разложил ситуацию. Они сидели с такими квадратными глазами. Я им сказал, что они пушечное мясо и нихрена не соображают. Четко, подробно.

Они говорят: а что нам теперь делать? Я говорю: вы видели фильм «На Дерибасовской хорошая погода…»? Так вот, говорю, господин Кац предлагает сдаться. Мы еще потом запустили им дезу… Не знаю, кто это был, организация потом растворилась.

Мне плевать, кто меня заказал

— Или поступает информация, что упорно ищут мою жену и семью. Говорю: кто ищет? Называют фамилию. Бывший мой сослуживец. Звоню: «Привет, Игорек». Он так: «Ы». — «Говорят, упорно моих ищешь?»

А он возглавляет службу безопасности беркутовцев, которые базируются прямо напротив ОГА. У них существует пыточная, где людей просто… есть хорошее украинское слово: катують. Не пытают, а катують. Пятки жгут, и так далее.

Говорю: «Игорек, ты упорно ищешь мою семью? Ты ж меня знаешь?» — «Д-да». — «Так вот, если что-то случится с моей семьей, я твою семью вырежу просто до седьмого колена. Я тебе клятвенно обещаю».

Он говорит: «Володя, вот на тебя поступил заказ от Гиркина». — «Да, — говорю, — мне плевать, чей это заказ». Я на то время уже занимался образованием роты «Донецк».

Ребятки, у нас людей нет

— То есть как. Тогда еще не было ДНР, лишь здания захватывали. Мы увидели, что вся наша информация уходит впустую. Было принято решение об образовании добровольческих подразделений – «Донецк-1», «Донецк-2», «Артемовск».

Я утверждал, что нам не дадут создать эти образования прямо в Донецке. Некоторые советники министра, типа Антоши Геращенко, тогда кричали мне: «Тут же такие люди!» Я: «Да-а-а?». И что в результате? Сами видите.

Словом, когда мы окончательно засветились, было принято решение уйти в Днепр. Я говорю: «Ребятки, чего мы будем формировать батальон?» Там же сначала давали штаты: две-е-е тыщи человек! Пятсот человек!

Я говорю: «Ребятки, у нас людей нет. Давайте сформируем действующее подразделение, которое начнет действовать уже сейчас». Ми сформировали роту, решили, что командовать буду я, решили, что для убыстрения всех процессов нам необходимо войти в состав «Днепр-1». С выборов действуем: Сватово, Бердянск, Мариуполь и так далее. И вы знаете, к моему большому сожалению, милиционеров очень мало. То есть сейчас мои ребята стали милиционерами – они социально защищены. Но тех, кто изначально пришел из милиции, – единицы, хотя я надеялся на обратное.

Черепашка-ниндзя

— У «Донбасса» хватило людей на целый батальон, говорите? Скажем, я не хотел бы разговаривать об этом подразделении…

— Почему?

— Потому что меня посчитают не патриё-ё-ётом. Господин Семенченко – знаете, в блатном мире есть такое выражение: «С-с-сука». Тот, кто на крови других… Какие доказательства вам нужны? Когда люди на Карловке погибли – он за два дня до этого в Фейсбуке написал, что они будут ехать через Карловку, всех по дороге бить, уничтожать.

Можете меня цитировать. Я это говорю всегда и везде. Мне уже из МВД неоднократно угрожали, мол, если ты будешь продолжать деятельность против Сени Семенченко, который является национальным героем, который получил ранение в попку и, по нашей информации, получил его не в боевой обстановке… которого сам президент беспокоится о здоровье… который создает непонятный образ черепашки-ниндзя…

Антон Геращенко мне сказал: «Если будеш продолжать, я тебя разжалую, я тебя уволю». Я говорю: кого, меня, пенсионера? Да пошел ты в задницу. Я — подполковник милиции еще с 2001 года. Мне сказали: если бы не твой язык – ты бы давно стал генералом. Я говорю: генералом, с ваших рук? Никогда, ни за что! А вообще добровольческие батальйоны – все разные. Начинание правильное, но только делать надо все согласно закону. И пока закон не будет во главе всего этого – порядка не будет.

Их растащили собаки

— Да, я с сепаратистами общаюсь. Но это ж не говорит о том, что я предатель. Был такой случай, чего я общался. К нам в тыл зашла группа «охотников» подразделения «Беркут». Убила двоих из «Правого сектора». Ну, мы их, естественно, тоже раскрошили.

Образовалось три трупа. Холодильников у нас нет. Жаркая погода. Я увидел, что нашивка «Беркут». Я знаю, кому звонить. Набираю человека. Говорю: «Юра, привет». — «Привет». — «Живой?» — «Живой». — «Ну и я живой пока». Говорю: «Юра, — называю фамилии, — твои бойцы?» — «Да». — «Ну, все дело в том, что их уже в живых нету. Заберете?» На следующий день договариваемся на обмен на нейтральной зоне – там метров восемьсот. Я гружу трупы в машину, говорю: «Подъезжаю метров на четыреста, подгоняйте машину, я вам отдам. Хорошо? — «Хорошо».

Вот мы простояли час. Справа началась стрельба. Слева началась стрельба. Я звоню, говорю: пацаны, я ж не бронебойный. Смотрите, табличка «Донецк», метров за 15 остановка. Я выкладываю трупы на остановку и ухожу. Так их никто не забрал. Их собаки растащили.

Нам не дают оружия

— Ранили меня в числе других в прошлый четверг [14 августа] на Бирюзовой. Это жилмассив в Кировском районе города Донецка. По нашей информации, там была дырка, и мы решили в очередной раз провести разведку.

 Пришло сообщение на телефон нашего человека, когда мы уже двигались. Он просто телефон не открыл. Люди сообщали, что туда нельзя. Там ночью зашли две батареи «Града», которые отработали по частному сектору в Петровском районе, будто бы это украинские войска.

Мы напоролись на их боевую охрану. У нас семь раненых. Я, вроде, самый тяжелый, но уже бегаю, как горный козел.

В чем проблема? Против нас работают снайпера и тяжелые пулеметы с дальнего расстояния. У нас на вооружении автоматы, гранатометы и один трофейный пулемет. В принципе, противодействовать в огневом противостоянии мы не можем.

Если по нам стреляют издалека – что мы можем сделать? Стрелять можно по лишь определенным мишеням. Просто жечь боеприпасы? Зачем?У МВД нет тяжелого оружия. Требуем более тяжелое вооружение у Минобороны. Вот почему я бегаю. Приходится.

Я удовлетворил ваше любопытство? Спасибо, что уделили мне время.

По материалам:  theinsider.ua


Реклама