Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Архитектурное наследие Киева
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Архитектурное наследие Киева

15:38 18.01.2017 352

3F77729A-6673-4625-8227-F2A83B93E003_w610_r0_sБездействие власти становится убийственным. Столичные памятники — прошлое, которое следует хранить ради будущего, медленно погибают. Украинские законы охраняют частную собственность значительно лучше, чем исторические памятники и шедевры архитектуры.

В центре украинской столицы — десятки заброшенных исторических зданий. Это часть истории и национальной идентичности, которую так важно сохранять для будущих поколений. Она может полностью исчезнуть. Значительное количество исторических и архитектурных памятников давно перешла в частные руки иногда недобросовестных владельцев. Дома часто доставались им за бесценок, а теперь просто стоят, разрушаясь. Впоследствии на месте заброшенного здания можно будет возвести коммерческую современную недвижимость или просто перепродать бесценную землю в исторической местности. Государство при этом не просто праздно отстраняется — мол, бессильно против частной формы собственности. А нередко просто банально не знает и не может установить, кто является реальным владельцем здания. На практике максимальное наказание за невыполнение так называемого охранного договора и разрушение памятника — это штраф…

Кому принадлежит исторический Киев и что будет с культурными сокровищами украинцев — в специальном расследовании программы «Схеми», совместном проекте Радіо Свобода и канала «UA:Перший».

В 1990 году ЮНЕСКО предоставила статус объектов всемирного наследия соборам Святой Софии и ансамбля Киево-Печерской лавры.

Они имеют и так называемые охраняемые территории — так называемые буферные зоны.
Это означает, что часть Киева вокруг этих памятников обеспечивает сохранение исторической среды памятника ЮНЕСКО — например, в этих зонах запрещено новое строительство, не связанное с исторической застройкой. А обо всех действиях, состоянии и намерениях что-либо делать в буферной зоне надо информировать специальный комитет ЮНЕСКО.

Частный замок

К этой зоне относится и, например, дом Подгорского на Ярославовом Валу. Киевляне знают его как «Замок Барона», но это историческая путаница.
A1C9942B-9803-4431-B1C0-3224B5216D25_w610_r0_s
Усадьба Подгорского (так называемый «Замок барона») в центре Киева на Ярославовом Валу. Дом конца XIX века

Одной из самых красивых достопримечательностей Киева могло бы и не быть. Ведь именно на его месте сначала запланировали возвести Владимирский собор, но потом планы изменились. В середине XlX века участок перекупил польский шляхтич Подгорский.
«Он решил поразить горожан и заказал проект такого дома, который был бы похож чем-то на французские романтические замки. Но! Ни один владелец, который владел этим имуществом, здесь не жил», — говорит историк, младший научный сотрудник Национального музея истории Украины София Грабовецкая.

Никогда не жили здесь и нынешние владельцы — бизнесмен-миллионер, экс-депутат Киевского городского совета Александр Лойфенфельд и его дочь Инна. Историческое здание перешло в руки современного миллионера типичным способом: с 1990-х годов он начал скупать квартиры в доме одну за другой. По документам, это здание до сих пор жилое.
A82CD932-6BBC-412D-993E-4596FE309864_w610_r0_s
Бизнесмен-миллионер, экс-депутат Киевского городского совета Александр Лойфенфельд

«Но он сейчас стоит закрытый, не используется, находится в неудовлетворительном техническом состоянии», — отмечает начальник дирекции эксплуатации жилищного фонда КП «Киевжилспецэксплуатация» Евгений Кравченко.

Однако Александр Лойфенфельд другого мнения: «А чего вы сейчас занимаетесь этим вопросом, что он у меня в неудовлетворительном состоянии? У нас здание в нормальном состоянии. При царе строили так, что оно 200 лет будет стоять. Пока стоит только 100».

В 2014 году Верховный суд Украины создал прецедент. Когда столичная прокуратура пыталась доказать, что некоторые помещения дома продали Лойфенфельду незаконно, суд не только не истребовал дом в коммунальную собственность, но и признал, что дом якобы не является памятником. Что, по сути, полностью развязывает руки владельцу — он может перестраивать дом по собственному усмотрению или вообще снести его. Сам же владелец утверждает, что просто боролся за свою собственность.

Мэр Киева Виталий Кличко назвал лишение исторического здания статуса памятника недопустимым и пообещал «в сжатые сроки» разобраться. «Схемы» поинтересовались у него, что сделано за два года и почему дом до сих пор не занесен в Государственный реестр недвижимых памятников Украины.

В Министерстве культуры также разъяснили, что уже два года вообще не вносили новых памятников — мол, таким образом оберегали памятники от схемы искусственного изъятия судами из Реестра.

«Так сложилась наша судебная практика, и сейчас сложно сказать, под влиянием каких условно «факторов» она формировалась. Сейчас на подписи у министра приказ, в котором среди памятников есть улица Ярославов Вал, 1», — отметила заместитель министра культуры Тамара Мазур в декабре 2016 года.

Однако в приказе, который вскоре появился, не оказалось дома Подгорского. После нескольких напоминаний, практически под Новый год Министерство все же внесло дом в реестр.

«Схеми» поинтересовались у главы аппарата КГГА, почему городские власти, зная владельца дома, не можгут с ним договориться и заставить отреставрировать памятник.

«Давайте еще раз скажем честно, что если никто не напоминал господину Лойфенфельду или другим лицам о необходимости сохранения объектов культурного наследия, в том числе после соответствующего решения суда, то, пожалуй, те разговоры, которые ведутся с 2011 года о его сносе, они как бы уже состоялись», — отметил руководитель аппарата КГГА Владимир Бондаренко.

Сейчас киевская власть утверждает, что настроена не допустить разрушения дома любым способом. Однако придется договариваться с частным владельцем, ведь о выкупе городом речь не идет.
8B8EE66E-BEAF-4402-8D41-310D406658D7_w610_r0_s
«Я даже не могу представить, сколько сегодня может стоить экспертная оценка этого здания. Владелец продает его за 4 миллиона долларов. Ну понимаем?» — добавляет Владимир Бондаренко.

Да и сам владелец говорит, что продавать памятник передумал. И, похоже, расставаться с домом не настроен вообще.

«У еврея отбирать вообще ничего нельзя. Никому. Ни еврею, ни русскому, ни украинцу, нельзя ничего отбирать по законам религиозным. Нельзя создавать евреям проблемы. А если нам создавать проблемы, то будут и проблемы у государства. Не потому, что евреи плохие, а потому, что вы нарушаете религиозные вещи», — отметил бизнесмен, экс-депутат Киевсовета Александр Лойфенфельд в комментарии «Схемам».
5E134C5D-D0AD-4D81-86BE-504FE450D4EA_w610_r0_s
Он обещает отреставрировать дом тогда, когда пройдет финансовый кризис. Теперь его обязывает и закон.

Будет ли высотка?

Метод приобретения целого дома — через скупку отдельных квартир — достаточно распространен. Именно так компания «Грааль», которую СМИ связывают с братьями Табачниками, приобрела и известный дом на Грушевского, 4б.

11FF2961-FCE3-4161-9748-78BBF098CB50_w610_r0_s
«Этот дом был построен в XIX веке. После чего пережил две войны, революции. Он является примером, по сути, первичной застройки улицы Грушевского. И этих домов осталось несколько штук», — говорит основатель МОО «Художественная платформа» Николай Марусик.

В начале 2000-х годов, когда Дмитрий Табачник руководил парламентским комитетом иностранных дел, а его брат Михаил — коммерческими структурами, связанная с последним фирма «Грааль» представила скандальный проект так называемой реконструкции Европейской площади — с гостиничным комплексом высотой 160 метров на месте старой застройки.
7B9D67EF-86A7-4083-AF11-E491E869236D_w610_r0_s
«Схеми» спросили у новоназначенного главного архитектора Киева, возможно ли такое строительство в центре Киева и имеет ли он влияние на ситуацию?

«Я помню всю историю этого проекта. Я заинтересован в том, чтобы эта дыра заполнилась хорошей архитектурой, полноценной, были тактично найдены объемы. Я не знаю, что хотят построить высотку. Да, в конкурсе выиграли высотки. Но я не встречался еще с инвесторами. Хочешь ты построить 80 этажей? Ну приди, покажи, послушай», — говорит Александр Свистунов.

Но руководство «Грааля» регулярно приходит в КГГА — продлевать аренду земельных участков на Европейской площади. «Схеми» спросили у директора ООО «Грааль», которая всячески отрицает причастность братьев Табачников к проекту. Так кто же стоит за будущим строительством?

«Инвестор этого проекта очень мощный, который вложил очень много денег в Украине. Это Офер Керцнер, которого признали инвестором прошлого года. Вот он владелец этого проекта», — заявила директор общества Ирина Окунева.

Офер Керцнер, почетный консул Украины в Израиле, на запрос «Схем» по финансированию проекта на Грушевского так и не ответил.
А пока частный владелец годами улаживает с властью бумажные дела, в доме-памятнике устроили сквот — люди понемногу ремонтируют его, греются печкой, так как все коммуникации, которые они пытались провести, отрубит владелец — в «Граалеь» знают о них. Однако люди все же считают историческое здание памятником и не собираются отдавать его под снос.

Дело Михельсона

В прошлом году усадьбе Михельсона на Пушкинской, 35-37, исполнилось ровно 120 лет. Сейчас заходить сюда можно только в каске и с разрешения частного владельца.
D6A593C8-E26D-40F7-8B2C-63B8AF6F7B23_w610_r0_s
«Уже после возведения этого здания его приобрел известный киевский предприниматель Фридрих Густавич Михельсон. Он, с одной стороны, зарабатывал строительными материалами, а с другой — их использовал и для собственного строительства. Он покупал усадьбы в центральной части Киева и застраивал их большими комплексами. У него в Киеве было недвижимости на несколько миллионов, а тогда весь бюджет Киева составлял 4-5 миллионов», — рассказывает киевовед Михаил Кальницкий.
B8A05DC6-B926-4584-A1DC-71D0FB3C10DD_w610_r0_s
За целый век усадьба Михельсона неоднократно переходила из рук в руки. И вот нынешний владелец — фирма «Дом на Пушкинской», которая принадлежит малоизвестному предпринимателю Татьяне Чорнак — вместе с компанией «НЕСТ» готовит совместный проект реставрации усадьбы.

«Это будет жилье, элитное жилье. Это именно то, что сделал Михельсон более чем 120 лет назад. Это были дома для очень богатых людей», — говорит советник по информационной политике компании «НЕСТ» Виктория Яковлева.

Однако перед началом реставрации, владельцы должны провести противоаварийные работы — дом в крайне опасном состоянии, даже ходить возле него опасно.
1F47152F-0632-4AC0-AFFF-4B9D0CC7E0A2_w610_r0_s
Усадьба Михельсона на улице Пушкинской в Киеве

«Это было сделано нашими предшественниками. Мы уже третьи владельцы. Нельзя говорить, что мы за это 15 лет отвечаем — нет», — уверяет представитель владельца домов Виктория Яковлева.

Теоретически владелец крупной усадьбы на Пушкинской мог служить положительным примером — очевидно, есть компания и деньги, и желание своеобразно продолжать дело Михельсона, если бы не одно обстоятельство. Ранее инспекторы по охране памяток наложили на фирму штраф за плохое состояние дома. Но из-за нежелания платить штраф, к тому же, почти символический для такой компании, их юристы не просто обжаловали его, но и тем самым открыли лазейку в законе и подали пример другим владельцам, как можно обжаловать любое предписание инспекции по охране памяток.

Современные Терещенко

Усадьба Терещенко на бульваре Шевченко, 34 — дом с выдающимся историей.
F46F239A-3425-4638-9C53-907643C893BB_w610_r0_s
Бибиковский бульвар, 34 (ныне — бульвар Шевченко). 1-й справа, нач. ХХ в. Фото предоставлено Музеем истории Киева

«Это дом моих прадеда и прабабушки — Ивана и Элизабет Терещенко. Иван приобрел этот дом в 1879 году, после свадьбы. И здесь родился мой дедушка. Это был дом семьи. Этот дом видел много красоты, здесь было много художников. Большинство картин, которые сегодня есть в Музее русского искусства, были здесь», — рассказывает потомок знаменитого рода украинских промышленников и меценатов, городской голова Глухова МишельТерещенко.
FEACFB1A-740D-4156-BABC-A148850C87F2_w610_r0_s
Уже много лет дом стоит пустой. Но городская власть признает — повлиять на владельца, который распоряжается домом уже много лет, практически невозможно.
DC5ED1E1-04B6-4050-BFEC-1EAFF3E14F80_w610_r0_s
На вопрос о проверках начальник дирекции эксплуатации жилищного фонда КП «Киевжилспецэксплуатация» Евгений Кравченко отвечает так: «А кто его будет проверять? За все отвечает владелец. И кто там имеет право размещаться? Никто».
Как свидетельствуют полученные «Схемами» документы по инвестиционному конкурсу на дома, «Центрелеватормлинбуд» и ранее арендовал помещения комплекса дома Терещенко. А в 2004 году город объявил конкурс для потенциальных инвесторов, ведь дом надо было реставрировать. В конце концов «Центрелеватормлинбуд» (одним из учредителей которого является Тимур Миндич — известный бизнесмен, связанный с каналом «1+1» и Игорем Коломойским) к конкурсу не допустили, а победителем выбрали «Укрнефть» (акции которой почти поровну принадлежат государству и структурам Игоря Коломойского). Уже вскоре после заключения инвестиционного договора с городом, «Укрнафта» передала свои права на дома «Центрелеватормлинбуд».

Неужели два предприятия, связанные через третьих лиц, просто разыграли схему, по которой усадьба досталась владельцу несмотря на то, что именно его и не допустили к конкурсу? Нынешний руководитель отвечает, что в этих вопросах просто не осведомлен, как и в планах своей же фирмы в отношении дома.

«Я не знаю тех времен, не могу комментировать. Я уже потом пришел сотрудничать. Я еще раз говорю, я не имею права раскрывать планы инвестора, я с ним говорил», — заверил директор ЗАО «Центрелеватормлинбуд» Олег Ивченко.

Однако уверяет, что уже в этом году власть увидит собственно проект реставрации усадьбы. Ранее проект «Доступ к правде» в своем исследовании владельцев исторической недвижимости писал о том, что владельцы этой усадьбы уже получали предписание за незаключение обязательного для владельцев документа (охранного договора), а также из-за того, что здание заброшено. Теперь владелец говорит, что все нарушения охранного законодательства устранены.
3EED280D-113E-49E6-A887-6061E77BD8A9_w610_r0_s
Дом изнутри. Фото проекта «Доступ к правде»

Но с этим не согласен потомок владельца старинной усадьбы Мишель Терещенко. «Я уже начинаю работать с юристами. И мы будем судиться. Дом Терещенко будет показывать киевлянам, что это можно защищать и давать новую жизнь хорошему историческому зданию, которое у нас есть», — говорит он.

Бумажные дела

Историческое сердце столицы — Андреевский спуск. В 2009 году власти решили его отреставрировать к «Евро-2012» и поручили это дело институту «УкрНИИпроектреставрация».
C682360A-F0C8-4595-B367-2F1E8BEE0631_w610_r0_s
Проект реставрации Андреевского спуска

«Во время работы мы столкнулись с тем, что какие-то дома проданы частным предпринимателям. На самом деле владельцы не пускали в здания на обследование. Поэтому проект мы сделали, включили туда не только фасады, но и аварийные крыши, и таким образом привели в порядок Андреевский спуск, но не в полном объеме», — отмечает реставратор, главный архитектор «УкрНИИпроектреставрация» Лариса Цяук.

Кроме того, что сам Андреевский спуск — территориальная достопримечательность, большинство домов здесь — также достопримечательность. И многие из них давно в частной собственности.
1
Например элегантный дом XVIII века в самом начале спуска.

«Первыми владельцами усадьбы, в состав которой входил этот дом, была семья киевских купцов Лакерд. Представьте себе, насколько состоятельные люди жили на Андреевском спуске, что они могли владеть участками, которые занимают целые кварталы. После советской власти до конца 1998 года фактически весь первый этаж этого дома был занят швейным училищем, но его расформировали. Тогда здания начали приватизировать, раскупать. И вот тогда из этого дома ушла жизнь. Он уже почти 20 лет пуст. И это памятник», — говорит руководитель Центра урбанистических исследований Национального университета «Киево-Могилянская академия» Владислава Осьмак.

Сейчас здание медленно разрушается. Если снаружи дом выглядит аккуратно, то внутри ходить по нему страшно. Это признает и нынешний владелец — «Диамантбанк», публичным акционером которого является экс-министр МЧС и бывший народный депутат Давид Жвания. Банк имеет головной офис в этом же районе, поэтому может физически контролировать состояние соседнего дома.
2
Дом на Андреевском спуске, 2 и банк «Диамантбанк», который им владеет, стоят стена к стене

В самом банке уверяют, что спасать памятник хотят, даже заключили охранный договор на дом, но не могут начать работы из-за бюрократии.

«Нам еще необходимо получить градостроительные условия и ограничения. Но, начиная с июня 2015 года, мы не можем получить этот документ. У нас все согласования есть, но старая коррупционная схема в этой сфере как действовала, так и действует. Сложности при получении этого документа возникают у многих заказчиков, кто владеет зданиями, такими вкусными, как, например, это, на углу Андреевского спуска и Контрактовой площади», — говорит советник председателя правления «Диамантбанка» Наталья Белан.
3
4
В подтверждение ее слов «Схеми» получили копии нескольких обращений банка к городской власти, в которых банк просил предоставить ему последний документ, который необходим для начала работы.

Об этой ситуации журналисты спросили у главы департамента, который должен предоставить документ — главного архитектора Киева.

«Реставрация — это очень тонкая вещь. Когда ко мне попадают документы, из пяти, может, один проходит», — ответил на вопрос съемочной группы программы Александр Свистунов.

Гараж вместо памятника?

Угловой дом на Боричевом Току, 23/3 — один из старейших, построенных после пожара на Подоле 1811 года. Сейчас он почти превратился в руины, однако это охраняемый законом памятник архитектуры. Разрешение на его строительство выдавал еще первый официальный главный архитектор Киева Андрей Меленский.
5
Дом на Боричевом Току в Киеве. Фото 1984 года (из альбома Яковлева и Равчева «Киев 70-80-е»)

«Этот один из первых, самых старых. Чтобы деревянный дом сохранился почти 200 лет! То это уже само по себе достаточно важная причина, чтобы беречь его и в дальнейшем», — отмечает Владислав Осьмак.
6
Памятник архитектуры начала XIX века на Боричевом Току в Киеве

Нынешняя владелица исторического сокровища — Галина Ивановна Лосева. Имеет в Киеве ряд ресторанов. Лосева — член семьи Калетников, политиков-коммунистов. Родная дочь Лосевой — это Оксана Калетник, бывший депутат парламента.
7
Галина Лосева, член семьи Калетников

По результатам прошлогодней инвентаризации, которую проводила власть, инспекторы пришли к выводу, что дом неизвестно чей. Но проследить владельца легко благодаря земельному кадастру. Правда, здесь целевое назначение земли под древней достопримечательностью архитектуры указано как «для индивидуального жилищного, гаражного и дачного строительства».
8
Сама же Галина Лосева подтвердила «Схемам» в письме — дом ее.

Однако вместо ответа на вопрос о том, почему за столько лет после перехода в ее руки памятник так и не получил вторую жизнь, она сообщила, что дом у нее отобрали мошенники-рейдеры — мол, оффшорная фирма «Магнолия ассоушиейтс лимитед» получила поддельное решение суда, которое закрепило за ней право собственности на исторический объект. Теперь Галина Лосева планирует обратиться с этим вопросом к правоохранителям.

«Поэтому рассказать Вам о планах строительства на этом участке в ближайшей период, к сожалению, не могу», — пояснила она.

Жертвы кризиса

На улице Тургеневской разрушаются прежде величественные здания начала XX век под номерами 17 и 19.
9
Дом начала ХХ века на улице Тургеневской в Киеве

«Если мы посмотрим на проектные чертежи, то увидим пятиэтажный дом с выразительной башней. Но построили трехэтажный и без нее. Очевидно, у домовладельца не хватило денег, и он поменял проект. Но эта интересная деталь в истории киевской архитектуры, кстати, довольно характерна. Относительно дома №17, он около 10 лет был выявленным объектом культурного наследия, но утратил свой статус, пожалуй, из-за технического состояния», — рассказывает историк, згаток памятников Елена Мокроусова.
10
Нынешние владельцы домов — общество «Украинская индустриальная группа». Сейчас учредителем фирмы значится ее руководитель Виктор Слышик. Однако ранее, когда фирма официально покупала землю под домом №17, в перечень учредителей общества вошла Елена Ставицкая — жена разыскиваемого экс-министра энергетики Эдуарда Ставицкого. Также среди уполномоченных лиц были его отец, мать и теща министра-беглеца.
12
Михаил Гриншпон и Виктор Слышик

О своей собственности бизнесмены рассказывают неохотно. «Здание в 2001 году «Украинская индустриальная группа» купила у банка «Приват», поэтому какие вопросы?» — говорит руководитель фирмы Виктор Слышик.
13
Дом начала ХХ века на улице Тургеневской в Киеве

Разговор проходит в кабинете экс-советника председателя Государственного космического агентства, представителя компании GX Satellite Communication Management в Украине Михаила Гриншпона. По его словам, еще раньше общество выкупило землю под одним из домов, а уже после этого городская власть сама попросили расселить другой — соседний. Теперь компания ожидает, когда пройдет кризис.
14
План будущих домов на улице Тургеневской

Утверждают, что готовы восстанавливать памятники, но, похоже, что, покупая дома, не слишком интересовались охранным законодательством, ведь охранные договоры на дома не заключали.

Охранные обязательства

Именно охранный договор, заключать который владельцы обязаны при покупке дома-памятника и подписание которого часто избегают, может обязать их распоряжаться имуществом не по своему усмотрению, а так, как того требует закон.

«Действительно, законодательство об охране культурного наследия практически никак не соотносится с законодательством о частной собственности. Единственным документом, который может обязать собственника что-то делать, является охранный договор. Мы, конечно, каким-то образом можем на это повлиять, но, опять же, частная собственность в Украине неприкосновенна», — объясняет специалист «УкрНИИпроектреставрация» Екатерина Гончарова.
15
Владельцы памятников обязаны заключать охранные договоры, но не все из них об этом знают

Поэтому охранный договор на дом — не единственный документ, за невыполнение которого можно привлечь владельца к ответственности. Но, как говорят эксперты в области охраны памятников, чисто символически.
16
Усадьба Михельсона на улице Пушкинской в Киеве

«За уклонение от подписания охранного договора максимальный штраф 17 000. От 1700 гривен до 17000. За проведение работ без разрешения — от 17 000 до 170 000», — отмечает главный специалист отдела инспекции Управления охраны культурного наследия Вартан Азатьян.

Есть ли выход?

Кто же будет контролировать действия владельцев домов-памятников и наказывать их в случае нарушения законодательства? В марте «Схеми» встречались с заместителем мэра Киева Петром Пантелеевым, которому Кличко поручил провести полную инвентаризацию зданий, пришедших упадок. Перед началом дела по наведению порядка в этих вопросах представитель власти был настроен ломать систему.

«Там, где есть владелец. Владелец игнорирует, не хочет общаться, не хочет договариваться и не хочет делать ничего по этому дому, то мы вынуждены будем обращаться в суд», — решительно сказал он в комментарии «Схемам».

Более полугода спустя «Схемы» поставили ему те же вопросы, но на этот раз у власти почему-то кардинально изменилось мнение. «Мы изучали судебные перспективы, но пришли к тому, что судебная практика, к сожалению, негативная в этом плане», — отметил на этот раз Петр Пантелеев.

При этом в городской администрации отмечают, что могут возвращать памятники в коммунальную собственность, но не так быстро, как хотелось бы. «Один памятник в год можем полностью возвращать», — заявляет руководитель аппарата КГГА Владимир Бондаренко, при этом отмечает, что больше не выйдет из-за ограниченного бюджета.

Однако у городской власти есть и оптимистичные прогнозы. Как правило, к какой-нибудь знаменательной дате киевлянам обещают привести все в порядок. В том числе и улицы Киева — отреставрировать фасады и снова попробовать договориться с бизнесменами.

«Мы имеем прекрасный дедлайн — «Евровидение». Я думаю, что нам это нужно. Такой спотрясение каждый раз. «Вот вам флажок, вот вам финиш», и теперь до финиша надо сделать», — отмечает Алексанр Свистунов.

Готова ли власть взять контроль над ситуацией и твердую ответственность? Об этом журналисты спросили у мэра Киева Виталия Кличко. Ответ, казалось бы, оппозиционной к частным владельцам стороны удивительно похож: сейчас не лучшие времена.
17
Андреевский спуск

«Сейчас сложная ситуация, чем сложная? Потому что мы можем начать процесс, но на сегодняшний день мы понимаем, что когда мы забираем дома в коммунальную собственность, нам нужно будет также предусмотреть средства, которые мы вкладываем для того, чтобы вывести дом из аварийного состояния. Могу сказать откровенно, у нас не лучшие сейчас времена и действительно есть проблемы с бюджетом. И взять забрать в коммунальную собственность, а потом нас будут обвинять — а почему вы забрали и ничего не делаете?» — пояснил свою позицию Виталий Кличко.

Бездействие становится убийственным. Столичные памятники — прошлое, которое следует хранить ради будущего, медленно погибают, сохраняют их только архивные кадры.

Исторические дома воспринимаются их современными владельцами как очередной актив. Ведь это выгодная сделка: заплатить максимальный штраф 6000 долларов за разрушение памятника, доказать, что воспроизвести его нельзя и на выходе получить землю в центре Киева под новые, коммерческие цели.

В этом смысле украинские законы охраняют частную собственность значительно лучше, чем памятники. В этих условиях можно изменить ситуацию, только если полностью переделать законодательную базу — вернуть практику принудительного изъятия памятников, ужесточить наказание за их разрушение, ввести публичные конкурсы на реставрацию с общественным обсуждением проектов и определения четких сроков их реализации, наладить коммуникацию между различными органами власти, которые имеют разные данные о владельцах и не могут их установить; наконец, перенести все данные с бумажных реестров в электронные, чтобы не дать им окончательно потеряться.
Журналисты и общественные активисты годами пытаются привлечь внимание к проблеме сохранения памятников, чтобы вместе спасти хоть один. Но все это сработает только при политической воле, смелости власти брать ответственность и публично отчитываться о каждом своем шаге.

По материалам: argumentua.com


Реклама